Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Менеджмент arrow Анализ российского опыта концептуального применения корпоративной социальной ответственности

Анализ российского опыта концептуального применения корпоративной социальной ответственности


Анализ российского опыта концептуального применения корпоративной социальной ответственности

Начать анализ отечественного опыта реализации КСО целесообразно с рассмотрения базовых основ, составляющих корпоративные стратегии учета социальной ответственности. Системы управления корпоративной социальной ответственностью в России строятся преимущественно на основе совокупности принципов КСО, воплощающихся в управленческих процессах. При этом одни предприятия внедряют специальные международные стандарты КСО, другие определяют спектр таких принципов самостоятельно и действуют на основе внутренней корпоративной стратегии. Структура международных стандартов, используемых российскими предприятиями, представлена на следующей диаграмме (см. Рисунок 1).

Рисунок 1 Внедрение международных стандартов в систему управления компанией Доклад о социальных инвестициях в России (к созданию ценности бизнеса и общества) / Высшая школа менеджмента, Санкт-Петербург. 2014, С.15

На представленной диаграмме отражена общая структура международных стандартов, используемых предприятиями самых различных отраслей. Некоторые российские предприятия используют несколько стандартов КСО одновременно.

Важным, на наш взгляд, является целеполагательный аспект реализации КСО в российских компаниях. По результатам исследований Высшей Школы менеджмента России, основной целью реализации КСО является поддержание репутации предприятий в среднесрочной перспективе (см. Рисунок 2).

Рисунок 2 Основная цель реализации КСО российскими компаниями Доклад о социальных инвестициях в России (к созданию ценности бизнеса и общества) / Высшая школа менеджмента, Санкт-Петербург. 2014, С.27

Иными словами, предприятия рассматривают КСО как инструмент связей с общественностью (PublicRelations - PR), что, во-первых, не соответствует подлинным целям учета социальной ответственности бизнеса, и, во-вторых, не предполагает получения продуктивных экономических эффектов за исключением репутационных. В целом структура целеполагания отражает общую картину отечественной практики КСО, при этом именно предприятия перерабатывающей отрасли (к каковым относится металлургический комплекс) наиболее часто указывают на важность фактора репутации - 28,6% среди респондентов исследования Высшей Школы менеджмента См.: Доклад о социальных инвестициях в России (к созданию ценности бизнеса и общества) / Высшая школа менеджмента, Санкт-Петербург. 2014, С.29 .

Среди заинтересованных сторон в концепциях КСО российских предприятий лидерами являются «Сотрудники» и «Местное сообщество» (см. Рисунок 3). 96,6% предприятий признают влияние сотрудников на деятельность компании и 94,9% - влияние компании на самих сотрудников.

Рисунок 3 Заинтересованные стороны в концепциях КСО российских компаний Доклад о социальных инвестициях в России (к созданию ценности бизнеса и общества) / Высшая школа менеджмента, Санкт-Петербург. 2014, С.45

Примечательно, что основной целью взаимодействия с заинтересованными сторонами российские компании признают поддержание репутации (95%), в то время как снижение рисков для обеих сторон (компаний и заинтересованных субъектов) учитывается только 60% компаний См: Доклад о социальных инвестициях в России (к созданию ценности бизнеса и общества) / Высшая школа менеджмента, Санкт-Петербург. 2014, С.46 . Таким образом, преобладающей можно считать тенденцию использования взаимодействия с заинтересованными сторонами в качестве инструмента обеспечения «социальной поддержки» персонала и местных сообществ с целью поддержания собственной благоприятной репутации.

Лидерство в рейтинге российских компаний по уровню социальной ответственности в 2015 году - у представителей нефтегазовой отрасли и транспортных компаний. По данным АПЕК, высшую позицию удалось вернуть «Газпрому» (1 место). Газификация российских регионов остается крупнейшим социальным проектом концерна, что позволяет ему регулярно занимать первое место в рейтинге наиболее социально ответственных компаний. В частности, в 2015 году на реализацию этой программы планируется направить 27,6 млрд руб.

На 2-е место вышел другой представитель нефтегазовой отрасли страны - «ЛУКОЙЛ». Компания активно развивает социальные проекты в регионах присутствия: так в июне «ЛУКОЙЛ» договорился о финансировании социальных объектов в Новгородской области, заключил договор о расширении социально-экономического сотрудничества с Правительством Красноярского края, а также запланировал инвестиции в развитие промышленного производства в Республике Коми на 400 млрд руб.

Немного ослабили свое влияние лидеры предыдущего года - компании «Аэрофлот» и «Российские железные дороги» (РЖД): по итогам июня перевозчики на 3-ей и 4-ой позиции соответственно.

Помимо «Газпрома» и «ЛУКОЙЛа», в топ-10 рейтинга социальной ответственности компаний в 2015 г. вошли еще два представителя нефтегазовой отрасли - «Транснефть» (6) и «Сургутнефтегаз» (9). Так, «Транснефть» в рамках социального партнерства профинансировала проект по озеленению Омска. Также в десятке лидеров рейтинга госкорпорации «Росатом» (5) и «Ростех» (10), банк «ВТБ» (7) и металлургическая компания «Северсталь» (8). «Росатом» обсуждает возможность создания в рамках ЗАТО территорий опережающего развития (ТОР), что позволит привлечь инвестиции и реализовывать проекты по импортозамещению. ВТБ заявил о сохранении заинтересованности в строительстве моста через Лену, а также готовности профинансировать сельскохозяйственные проекты в Бурятии АПЭК подготовило рейтинг социальной ответственности российских компаний в июне 2015 года.

Далее, обратимся к зарубежному опыту реализации корпоративной социальной ответственности бизнеса.

Обратим внимание на особенности КСО в азиатских странах (см. таблицу 1).

Таблица 1 Национальные особенности КСО азиатских стран: направления учета социальной ответственности Chambers Е., Chapple W., Moon J., Sullivan M. CSR in Asia: A seven country study of CSR website reporting, Р.14.

Страны

Направления

Охват направлений

Поддержка местного сообщества

Производственные процессы

Отношения с сотрудниками

Индия

66,7%

58,3%

30,6%

51,86%

Южная Корея

42,3%

53,8%

11,5%

35,8%

Таиланд

71,4%

19,0%

9,5%

33,3%

Сингапур

47,4%

10,5%

21,1%

26,3%

Малайзия

68,8%

50,0%

18,8%

45,86%

Филиппины

71,4%

28,6%

0,0%

33,3%

Индонезия

27,3%

27,3%

27,3%

27,3%

Суммарно

59,0%

38,9%

18,1%

38,6%

Данные, представленные в таблице, свидетельствуют о том, что в Индии, Южной Корее, Таиланде, Сингапуре, Малайзии и Филиппинах большая часть социальных инвестиций направленна на поддержку местного сообщества.

В следующей таблице отражены уровни организации КСО в корпорациях Южной, Северной и Центральной Америки (см. таблицу 2).

Таблица 2 Уровни организации КСО в американских странах Haslam Р.А. The Corporate Social Responsibility System in Latin America and the Caribbean, Р.4, Примечание: коричневый - социальные инициативы отсутствуют, красный - низкий уровень, желтый - средний уровень, зеленый - высокий уровень.

Страна

Частный сектор

Продвижение КСО государством

Участие общества

Карибские страны

Куба

Доминиканская республика

Ямайка

Тринидад и Тобаго

Центральная Америка

Коста-Рика

Никарагуа

Северная Америка

Канада

США

Мексика

Южная Америка

Аргентина

Боливия

Чили

Колумбия

Перу

В карибских странах и Центральной Америке организация КСО не находит поддержку частных предприятий, государства и общественности. Более благоприятное состояние КСО наблюдается в Южной Америке, где на среднем уровне участие частного и общественного сектора более активно. Однако наиболее эффективная организация КСО остается в Северной Америке, в частности - в Канаде, США и Мексике.

Правительство Канады активно поддерживает КСО на финансовом уровне. Предусмотрено множество программ финансирования социальных инициатив корпораций, в том числе и на отраслевом уровне (для добывающей промышленности, швейной и других) Corporate Social Responsibility/.

В Управлении экономического анализа, политики и общественной дипломатии США функционирует специальный отдел взаимодействия с деловыми кругами США, занимающийся разработкой и реализацией программ поддержки КСО. Инициативы отдела направлены главным образом на вклад в развитие и рост экономики, внедрение инноваций, поддержку стабильной занятости населения, обеспечение прав человека и защиту окружающей среды и др. Corporate Social Responsibility. Guidance and Support for Responsible Business

На следующей диаграмме представлено сравнение направлений КСО российских корпораций и корпораций США различных отраслей (см. Рисунок 4). Больше всего американские компании уделяют внимание таким областям КСО, как поддержка спорта, поддержка и развитие сотрудников, забота об окружающей среде, а российские компании уделяют большее внимание поддержке детей, образовательных учреждений и разработке различных образовательных программ для своих сотрудников и клиентов. Направления КСО американских компаний в большей степени связаны с местным сообществом как заинтересованной стороной.

Рисунок 4 Направления КСО российских и американских корпорацийДохолян С.Б. Корпоративная социальная ответственность бизнеса в России и США // Вестник Московского университета им. С.Ю. Витте. 2014. №2. С.88.

Если правительства некоторых азиатских и американских стран оказывают активную поддержку корпорациям в части КСО, то в Европе принципы социальной ответственности корпораций часто регламентированы на нормативном уровне. В частности, правительством Великобритании в 2008 году был создан новый закон, устанавливающий юридически обязательные сокращения выброса вредных веществ промышленными предприятиями до 2020 и 2050 гг., принят ряд нормативных актов, призванных дополнить добровольные инициативы стимулирования КСО (пенсионное обеспечение, социальные инвестиции). Аналогичные нормативные акты были приняты во Франции в ГерманииMullerat R. Corporate Social Responsibility: A European Perspective, Р.8. .

На пленарном заседании Европейского многостороннего форума по КСО в 2015 году была принята стратегия развития КСО на 2015-2019 гг. Основной акцент планируется сделать на внедрении инноваций (промышленных и управленческих), способных минимизировать корпоративные риски и способствовать устойчивому развитию корпораций CSR Europe calls for the new EU CSR strategy 2015-2019 to support a move from CSR compliance to innovation . В силу того, что европейские страны находятся в союзе, который является не просто нормативным статусом, но и практическим воплощением взаимодействия в социально-экономической среде, концепции КСО европейских стран довольно схожи. Основные направления КСО европейских корпораций по странам отражены на следующей диаграмме (см. Рисунок 5).

В Норвегии, Германии, Испании и Италии большее внимание уделяется таким направлением КСО, как местные сообщества, поставщики, права человека. Во Франции - правам человека и детскому труду. Корпорации Великобритании при реализации КСО главным образом учитывают местные сообщества, поставщиков, права человека и заинтересованные стороны. Примечательно, что в контексте направлений реализации КСО европейских корпораций вариант «заинтересованных сторон» отделяется от остальных субъектов, которые связаны с деятельностью корпораций опосредованно.

Обратим внимание на результаты опроса европейских корпораций о положительных эффектах реализации КСО, проведенного Европейской комиссией по стратегическому развитию (European Commission Strategy). Данные сведения характеризуют отношение европейских корпораций к КСО в части видения преимуществ социально ответственного бизнеса.

Рисунок 5 Основные направления КСО европейских корпораций Welford R. Corporate Social Responsibility in Europe, North America and Asia, Р.44

Рисунок 6 Преимущества КСО (3 варианта максимум)How Companies Influence Our Society: Citizens' View, P.60

Так, по мнению европейских корпораций, основными положительными эффектами КСО являются повышение креативности в работе, экономический рост, повышение профессионализма сотрудников. Меньший эффект наблюдается в части оказания помощи местным сообществам и повышения лояльности инвесторов к корпорации.

В целом европейский опыт реализации КСО характеризуется широким развитием законодательства и активным участием правительства в содействии корпоративной социальной ответственности корпораций, четкой дифференциацией направлений социального инвестирования, ориентированием КСО главным образом на повышение профессионализма сотрудников и экономическое развитие.

Характеризуя практику построения GR-коммуникаций в России, во-первых, следует обратить внимание на нормативно-правовой аспект взаимодействия бизнес-среды и органов государственной власти. В России общественные отношения в сфере взаимодействия бизнес-сообщества и некоммерческого сектора с органами государственной власти регулируются Конституцией РФ, Федеральным законом от 02.05.2006 №59 «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», Федеральным законом от 09.02.2009 №8 «О саморегулируемых организациях», Федеральным законом от 19.05.1995 №82 «Об общественных объединениях», Законом Российской Федерации от 07.07.1993 №5340-1 «О Торгово-промышленных палатах в Российской Федерации», Федеральным законом от 04.04.2005 №32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации» и рядом других, а также указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ, нормативно-правовыми актами субъектов РФ.

С начала 2000-х годов в нашей стране были законодательно закреплены такие важнейшие инструменты реализации интересов и потребностей предпринимательского сообщества и некоммерческого сектора, как общественное обсуждение проектов нормативно-правовых актов, оценка их регулирующего воздействия, мониторинг правоприменения, институт саморегулируемых организаций, система общественных палат, а также общественных советов при государственных органах. Благодаря конструктивному диалогу бизнеса, власти и институтов гражданского общества действующее российское законодательство динамично модернизируется, создавая новые институты прозрачного взаимодействия.

В России запрос на GR проявляется, в первую очередь, у бизнес-сообщества (результаты исследований, проведенных Ассоциацией менеджеров, показывают, что более 55% компаний имеют в штате сотрудника, отвечающего за GR-направление, а 30% имеют отделы (департаменты), специализирующиеся на данной деятельности). Объективно это связано с тем, что власть не в состоянии удовлетворить одновременно и полно все интересы сразу, возникает проблема приоритетности осуществления тех или иных интересов. Очевидно, что среди всех общественных групп наиболее влиятельными как раз и являются представители бизнеса.

В силу масштабов своей деятельности вынуждены выстраивать эффективную систему GR-менеджмента крупные федеральные компании (например, ПАО «Газпром», ПАО «РЖД», ПАО «Лукойл», ПАО «Сбербанк», ПАО «ГМК «Норильский никель» и т. д.), а также градообразующие предприятия, деятельность которых находится под контролем и пристальным вниманием государства.

К примеру, в ПАО «Газпром» вопросами GR-менеджмента занимается Департамент по работе с органами власти Российской Федерации. Как отмечает член Правления ПАО «Газпром» начальник департамента по работе с органами власти Российской Федерации В. Ильюшин, не имея прямого отношения к производственной деятельности, департамент в то же время активно содействует реализации проектов корпорации. «В первую очередь это связано с отводом земельных участков, получением разрешений на проезд и провоз грузов, с рекультивацией земель, восстановлением дорог, регулированием имущественных отношений и так далее. Поэтому мы активно взаимодействуем с региональными и местными властями. Далеко не всегда это просто»Виктор Илюшин: «Координатор» .

Вместе с тем стоит отметить, что GR, несмотря на сложности разного порядка, становится все более и более развитой областью профессиональной деятельности. Аргументом в пользу этого тезиса является возможность обучения (пока только в Москве и Санкт-Петербурге) по специальным программам, в рамках которых началась подготовка специалистов этой сферы. Более того, существует целый ряд уже сложившихся институтов, которые способствуют превращению этой деятельности из сопровождающей в одно их основных функциональных направлений компаний. Так, при Высшей школе экономики (Москва) и Санкт-Петербургском государственном университете уже не один год работают GR-клубы, объединяющие профессионалов этой коммуникативной сферы, создана и Национальная Ассоциация GR-специалистов.

Если обратиться к опыту конкретных предприятий, то можно выделить следующую специфическую особенность: реализация GR-коммуникаций осуществляется, как правило, в двух организационных формах - формированием соответствующего отдела/департамента или назначением ответственного лица из числа руководства.

Долгое время нужные компетенции и связи GR-специалистов не афишировались. «В крупных компаниях, где первые лица не могли брать на себя функции общения с государством, GR-менеджерами становились бывшие сотрудники органов государственной власти. Они знакомы со спецификой работы не понаслышке, имели личные, а порой и родственные связи в этих кругах» Шишкина М. GR в России: светает , - утверждает Горюнова О., руководитель департамента по работе с клиентами кадрового агентства «ЮНИТИ».

Надо отметить, что вступление России в ВТО расширило список отраслей, которые теперь вынуждены с особым вниманием относиться к связям с органами власти. Оценивая спрос на GR-менеджеров, стоит подчеркнуть, что изначально среди направлений, активно привлекающих данных специалистов, были в основном компании, работающие с госресурсами, имеющие в своих активах долю госсобственности, зависимые от госзаказов, получающие квоты на экспорт продукции, тесно связанные с безопасностью страны. Постепенно в этот круг стали входить и обычные компании / предприятия, вышедшие на федеральный уровень. Хотя среди них превалировали представители сфер, где протекция со стороны власти имеет принципиальное значение: IT, фармацевтическая, автомобилестроительная, энергетическая, финансово-банковская отрасли. Кроме того, сейчас GR-менеджеры необходимы компаниям всего сектора FMCG, который озабочен проблемой российских производителей в рамках вступления в ВТО.

Обратим внимание и на зарубежный опыт развития GR-коммуникаций. В первую очередь следует отметить, что в большинстве европейских государств в публичной сфере понятие «лоббизм» практически не используется, зато широко распространены термины Interessengruppen (заинтересованные группы, нем.), Interessenverbaende (группы, представляющие интересы, нем.), а также заимствованные из американской практики понятия Government Relations, Public Affairs и др.

Анализ информации, публикуемой на официальном сайте ЕС, позволяет составить представление и о структуре деятельности в сфере GR. Так, в 2014 г. всего было зарегистрировано 6587 субъектов подобной деятельности, разделенных на 6 подгрупп:

- профессиональные фирмы, действующие в данной сфере;

- представительства торговых и профессиональных ассоциаций;

- представительства аналитических, научноЃ]исследовательских центров и учебных заведений;

- организации, представляющие церкви и религиозные общины;

- организации представляющие местные, региональные и муниципальные власти, другие государственные или смешанные организации Соколов А.О., Кулакова Т.А. Сравнительный анализ инструментов GR в США и ЕС // Образование и наука в современных условиях. 2015. №4. С.29..

Некоторые из указанных блоков дифференцированы дополнительно. Например, в раздел профессиональных организаций в сфере GR включены специализированные компании (в ЕС использован термин профессиональные консультанты), юридические фирмы, а также фирмы по найму консультантов. Представительства бизнесЃ]структур также разделены на представительства компаний и групп, представительства бизнес и профессиональных ассоциаций, профессиональных союзов и прочие представительства Соколов А.О., Кулакова Т.А. Сравнительный анализ инструментов GR в США и ЕС // Образование и наука в современных условиях. 2015. №4. С.29..

Примером успешного использования методов GR-менеджмента в Европе является создание и функционирование корпорации Airbus. В 1967 году французские, британские и немецкие авиапроизводители создали рабочую группу Airbus. В 1970 году французская компании Aerospatiale, находившаяся в собственности государства, и немецкая Airbus GmbH заключили соглашение о создании Airbus Industrie. Вскоре к проекту присоединились испанская компания CASA, британская компания Hawker Siddeley, а также в качестве ассоциированных членов голландская Fokker и бельгийская Belairbus. Европейские государства выделили кредиты на развитие данного проекта, предоставили гарантии и поручительства. Также правительства стран-основателей Airbus настаивали на использовании авиаперевозчиками европейских самолетов. Благодаря тому, что корпорации удалось наладить диалог с национальными правительствами европейских государств, Airbus стал одним из лидеров мирового гражданского авиастроения и символом европейской интеграции.

Для того, чтобы более подробно изучить практические аспекты применения проектов КСО как инструмента GR-коммуникаций российских компаний, были проведены экспертные интервью. В них приняли участие 6 экспертов с сфере КСО и GR-коммуникаций. Цель анализа заключалась в экспертной оценке особенностей, проблем и перспектив построения GR-коммуникаций в России с помощью такого инструмента, как проекты КСО.

Первым экспертом был Бурмистров Леонид Валерьевич, который является вице-президентом, руководителем направления по работе с клиентами компании «КРОС». Вторым экспертом выступала директор по внешним коммуникациям компании «КРОС» Попова-Качелкина Ольга Алексеевна. Третьим экспертом был директор по связям с государственными органами компании «КРОС» Дон Сергей Эдуардович. Следующим экспертом была Герасимова Светлана Александровна, которая является директором Центра КСО бизнес-университета МИРБИС. Пятым экспертом был директор по GR-коммуникациям компании «КРОС» Плешков Игорь Валентинович. Также экспертом выступала Попова Анастасия Александровна, которая является руководителем благотворительного проекта «Один за всех и все за одного».

Первый вопрос экспертного интервью был направлен на выявление направленности корпоративной социальной ответственности бизнеса. Эксперты считают, что корпоративная социальная ответственность бизнеса направлена на создание новых продуктов и услуг, обладающих социальной ценностью. Например, инновации, интегрированные социально-коммерческие решения, прямые социальные инвестиции. Помимо этого, эксперты отметили, что корпоративная социальная ответственность бизнеса направлена на улучшение имиджа корпорации - как внутри трудового коллектива, так и во внешней среде: частные и корпоративные потребители, органы власти.

Также эксперты обратили внимание на то, что проекты КСО могут осуществляться как ради увеличения прибыли, маркетинга и совершенствования менеджмента, так и ради социальных изменений. Это подтверждает периодизация развития КСО от SCR 1.0 к SCR 2.0, которую предложил британский учёный Уэйн Виссер.

Кроме того, все эксперты отметили, что российские компании используют проекты КСО для установления благоприятных отношений с органами государственной власти. Они являются одной из ключевых аудиторий, на которую направлена активность я области КСО. Эксперты считают, что проекты КСО являются эффективным инструментом для выстраивания отношений на федеральном уровне для крупных национальных компаний, а также с местными властями в регионах присутствия компании. Бурмистров Леонид Валерьевич обратил внимание на то, что корпоративная социальная ответственность является необходимым условием нормального отношения власти к компании. Это связано с тем, что местные власти часто воспринимают КСО бюджеты компаний как дополнительное финансирование для государственных социальных обязательств. Дон Сергей Эдуардович отметил, что наиболее масштабным примером использования КСО для установления отношений с органами государственной власти, является участие крупных компаний в создании объектов Олимпиады Сочи 2014.

Что касается эффективности осуществления проектов КСО для установления отношения с органами государственной власти, эксперты считают, что это зависит от конкретной ситуации: где-то это очень эффективно, где-то контрпродуктивно. Бурмистров Леонид Валерьевич считает: «…такие проекты «обречены на успех», они просто не могут не быть успешными - в противном случае компании не смогут развивать свой основной бизнес. Это один из основных механизмов установления хороших отношений с властью. Надо понимать, что власть этими проектами отчитывается а) перед своими избирателями и б) перед вышестоящим начальством (уровня субъекта РФ или федерального). У любого уровня власти много KPI и их надо достигать. Договариваться с бизнесом о том, что он берет на себя часть социальной нагрузки - а проекты КСО именно в этом и состоят - один из инструментов достижения необходимых KPI».

Следующий вопрос был направлен на оценку перспектив осуществления проектов КСО для установления отношений с органами государственной власти. Эксперты в сфере GR считают, что корпоративная социальная ответственность компании может содействовать в установлении более тесного взаимопонимания с органами государственной власти по вопросам, интересующим компанию. Эксперты в области КСО обратили внимание на то, что сейчас наблюдается активное движение от государства к бизнесу, поэтому средний бизнес предпочитает не афишировать свою КСО. Помимо этого, компании недовольны тем, что они собирают, обобщают и представляют на публичный обзор отчётность по КСО, в том числе в органы государственной власти, а органы государственной власти эту информацию не потребляют. Компании считают, что в государстве не внедрена логика КСО, однако органы государственной власти периодически запрашивают КСО отчётность отдельно в органы статистики, отдельно в экологическое ведомство и т.д. Это связано с тем, что нет государственного ведомства, которое потребляло бы весь отчёт от компании или понимало логику, из которой компания это делает. Светлана Герасимова обратила внимание на то, что государство мыслит на уровне отдельных социальных проектов, но не концепции устойчивого развития. В России многие компании по компетенциям в области КСО значительно выше и серьёзнее понимают эту тему, чем власть.

Что касается изменения сложившейся ситуации в связи с институционализацией лоббизма в России или введения единой социальной отчётности для российских компаний, эксперты считаю, что ближайшее время КСО как инструмент GR-коммуникаций будет только развиваться. Плешков Игорь Евгеньевич отметил: «Если что-то изменится, то не скоро. На данный момент все в этом заинтересованы. Во-первых, это хорошее подспорье для государственных органов, так как они отчитываются по этим социальным проектам. Чиновники не хотят, чтобы этот канал был зарегулирован. Во-вторых, у компаний есть легальная форма для взаимодействия с властью. В-третьих, общество тоже получает пользу».

Подводя итоги реферативной работы, можно сделать следующие выводы. Установлено, что корпоративная социальная ответственности российских предприятий направлена практически в равном значении как на внутренних (акционеры и инвесторы, персонал, деловые партнеры), так и на внешних (государственные органы, местные сообщества) заинтересованные стороны. При реализации КСО предприятия используют международные стандарты видов ИСО, а отвечают за управление КСО на уровне целых холдингов Комитеты по кадрам и вознаграждениям, охране здоровья, труда и окружающей среды. Что касается GR-коммуникаций, то их реализация осуществляется, как правило, в двух организационных формах - формированием соответствующего отдела/департамента или назначением ответственного лица в числе вышестоящего руководства.

Для оценки особенностей практики построения GR-коммуникаций на данном этапе исследования были проведены экспертные интервью. Результаты свидетельствуют о том, что корпоративная социальная ответственность может быть технологией GR-коммуникаций. Кроме того, данная технология является достаточно эффективной и используется российскими компаниями для установления благоприятных отношений с органами государственной власти. Эксперты отметили, что данная технология будет развиваться, так как это выгодно для органов государственной власти, бизнеса и общества.

корпоративный социальный бизнес коммуникация

Литература

1. Майорова Л.В. Необходимость внедрения корпоративной социальной ответственности в практику российских предприятий// Актуальные вопросы современной науки. 2013. №1. С.85.

2. Мельник Ю.Н. Социальная ответственность бизнеса как фактор повышения конкурентоспособности предприятия // Актуальные проблемы экономики и управления. 2014. №3. С.80-84.

3. Монина Ю.О. К вопросу об управлении конкурентоспособностью предприятия // Воронежский государственный технический университет. 2010. №11. С.30.

4. Морозов О.А. GR-менеджмент как разновидность современного менеджмента // CETERIS PARIBUS. 2015. №4. С.149.

5. Перекрестов Д.Г., Поварич И.Л. Корпоративная социальная ответственность: сущность, проблемы классификации и оценки/ Д.Г. Перекрестов. - Экономика и менеджмента. - 2011. - №6. С.149.

6. Плотникова Е.Б., Германов И.А., Плотникова Е.В. Корпоративная социальная ответственность: становление практик и концептуализация понятия (западный и российский опыт) // Вестник Пермского университета. Серия: История и политология. 2010. №2. С. 16.

7. Попов С.А., Фомина Л.Л. От теории стейкхолдеров - к реализации концепции общих ценностей // Российское предпринимательство. 2013. № 2 (224). С. 60.

8. Потапова М.А. Социальная ответственность предпринимательства: изменение взглядов // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. №11. С.172-174.

9. Похилько А.Т. Конкурентоспособность предприятия как один из показателей эффективности деятельности предприятия // Заметки ученого. 2015. №1. С.105.

10. Почхуа Н.З. Связи с правительством (GR) как новая социальная практика постсоветст- кой России. Дис. канд. социол. наук. М.: МГУ, 2011. С.97.

11. Рамазанова Э.А. Социальная ответственность бизнеса в депрессивном регионе // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2013. №12 (60). С.42.

12. Раменская Л.А., Матвеева Я.А., Машков К.А., Корсунов П.П. Корпоративная социальная ответственность как фактор конкурентоспособности бизнеса // Современные наукоемкие технологии. 2015. №4 (44). С.98-109.

13. Салихова Я.Ю. Конкурентный потенциал предприятия: сущность, структура, методика оценки / Я.Ю. Салихова. - СПб. : Изд-во СПбГУЭФ, 2011. С.7

14. Семенюк Д.Д. Модели корпоративной социальной ответственности и их развитие // Инициативы XXI века. 2015. №4. С.9.

15. Соколов А.О., Кулакова Т.А. Сравнительный анализ инструментов GR в США и ЕС // Образование и наука в современных условиях. 2015. №4. С.29.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее