Проблемы нарушений избирательного законодательства в РФ. Виды ответственности за нарушение избирательного законодательства

Критерии криминализации посягательств на избирательные права граждан

По действующему законодательству за нарушения в ходе организации и проведения выборов предусмотрено три вида ответственности: конституционно-правовая, административная и уголовная. При этом, как правило, виновные лица привлекаются к административной или конституционно-правовой ответственности, а случаи привлечения к уголовной ответственности за правонарушения в избирательной сфере являются единичными. Возникает вопрос: оправданна ли криминализация рассматриваемых деяний, если на практике соответствующие составы преступлений применяются крайне редко? Попытаемся ответить на него с точки зрения теории криминализации общественно опасных деяний [11, 409].

Важнейшим основанием криминализации является существование общественно опасного поведения, требующего установления уголовно-правового запрета. Общественная опасность нарушения установленного порядка проведения выборов и референдума крайне высока. Она состоит в том, что виновное лицо создает препятствия либо активно противодействует проявлению человека в качестве активного участника политической жизни общества. Криминальные деяния участников избирательного процесса в последующем отражаются на разнообразных сторонах социальной жизни, наносят ущерб не только отдельным гражданам, но и государству в целом, угрожая демократическим институтам и национальной безопасности страны. Рост коррупции, межнациональные проблемы, недоверие населения к власти, гражданская деморализация населения, девальвация значения закона как инструмента регулирования социальной жизни - это лишь неполный список тех проблем, которые порождают противоправные деяния в электоральной сфере жизнедеятельности общества.

В то же время с точки зрения ценности блага, которому причиняется вред, не все случаи нарушения избирательных прав граждан нуждаются в криминализации. Немаловажное значение для отграничения преступного от непреступного имеют характер и размер причиненного вреда, масштабы той или иной деятельности, сопряженной с нарушением определенных правовых требований. В уголовно-правовом порядке должны наказываться лишь те деяния, которые причиняют или способны причинить значительный ущерб правоохраняемым интересам. В частности, вряд ли следует привлекать к уголовной ответственности лицо, отказывающее гражданину в праве на ознакомление со списком избирателей, либо лицо, которое препятствует наблюдателю осуществлять право на участие в наблюдении за проведением выборов, работой избирательных комиссий. Формально данные действия подпадают под признаки воспрепятствования осуществлению избирательных прав (ст. 141 УК РФ), однако в подобных случаях не может произойти искажение волеизъявления избирателей, а следовательно, общественная опасность подобного рода правонарушений не достигает той степени, которая характерна для преступления.

Кроме ценности блага, при решении вопроса о признании или непризнании деяния преступлением учитывается интенсивность посягательства (способ, которым причиняется ущерб, наступившие последствия, обстоятельства, при которых совершено преступление). Например, за подделку подписей избирателей, участников референдума наступает административная ответственность по ст. 5.46 КоАП РФ, однако в том случае, если подделка осуществлена группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо соединена с подкупом, принуждением, применением насилия или угрозой его применения, а также с уничтожением имущества или угрозой его уничтожения, следует ответственность уголовная (ч. 2 ст. 142 УК РФ), ибо использование подобных способов совершения деяния значительно повышает характер общественной опасности посягательства, может повлечь за собой причинение более серьезных последствий, чем обычная подделка (срыв избирательной кампании или кампании по проведению референдума, дезорганизацию деятельности органа государственной власти или органа местного самоуправления и т.п.).

Еще одним критерием обоснованности криминализации деяний является их распространенность, типичность. Анализ судебной и прокурорской практики, публикаций в средствах массовой информации показывает, что нарушения законодательства о выборах на всех уровнях публичной власти носят весьма распространенный характер, встречаются повсеместно и достаточно часто [16, 14].

Согласно данным Следственного комитета Российской Федерации, в ходе состоявшихся 4 декабря 2011 г. выборов в Государственную Думу шестого созыва было возбуждено 26 уголовных дел по признакам преступлений в нарушение требований избирательного законодательства, хотя количество заявлений о фактах нарушений на выборах исчислялось сотнями. Из приведенных данных видно, что официальная криминальная статистика не дает полного, всестороннего и объективного представления о состоянии современной преступности в избирательной сфере.

Однако говорить о том, что правоохранительные органы плохо работают, не регистрируют, укрывают подобные преступные действия, на основании этого преждевременно. Считаем, что одной из причин такого редкого применения норм Уголовного кодекса Российской Федерации является отсутствие криминологической обоснованности криминализации посягательств участников избирательного процесса. Так, 80% опрошенных сотрудников правоохранительных органов считают оптимальным и достаточным для борьбы с нарушениями в электоральной сфере применение мер административной ответственности. В частности, достаточно лишь административной ответственности за воспрепятствование свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав или права на участие в референдуме, а также воспрепятствование работе избирательных комиссий, комиссий референдума либо деятельности члена избирательной комиссии, комиссии референдума, связанной с исполнением им своих обязанностей (ч. 1 ст. 141 УК). Данный состав преступления сформулирован таким образом, что не содержит указания на конкретные криминообразующие признаки (способ посягательства, общественно опасные последствия, мотивы и цели совершения деяния и т.п.) и, по оценке большинства специалистов, "сконструирован с использованием явно выраженных оценочных категорий". Существующая редакция диспозиции части первой ст. 141 УК РФ, по сути, представляет собой не что иное, как криминализацию административно-правовых деликтов. Уголовная ответственность является наиболее острой формой государственного принуждения, поэтому прибегать к криминализации следует только в тех случаях, когда достаточная защита общества от данного вида деяний не может быть обеспечена более мягкими, не уголовно-правовыми мерами. В качестве примера можно привести низкую явку избирателей на выборы (абсентеизм), которая является достаточно распространенной разновидностью общественно опасного поведения. Из-за массовой неявки избирателей к урнам для голосования неоднократно срывались выборы в законодательные органы субъектов Российской Федерации. Опасность абсентеизма проявляется в том, что он усиливает политическую нестабильность в обществе, ослабляет и деформирует связь государства с народом, может привести к искажению истинного волеизъявления граждан.

В мировой практике существует опыт уголовного наказания за неявку на выборы. Например, согласно греческому законодательству волеизъявление на выборах есть не только право, но и обязанность гражданина. За неявку на выборы могут последовать серьезные санкции, вплоть до ареста на срок от одного месяца до одного года, а также лишение званий и должностей. В Пакистане тех, кто не голосует, наказывают каторжными работами до пяти лет и штрафом в размере пяти тысяч рупий. Кроме того, уголовная ответственность за злостное уклонение от выборов предусмотрена законодательством Турции и некоторых стран Латинской Америки. В последние годы в нашей стране также стали появляться высказывания о необходимости введения ответственности (правда, пока только административной) за неявку на выборы. Так, в ноябре 2003 г. С. Шойгу предложил лишать российского гражданства людей, которые трижды без уважительной причины не придут на выборы, а А. Вешняков (бывший председатель ЦИК РФ) выдвинул идею штрафовать избирателей за неявку на выборы и полученные в результате наложения штрафов деньги направлять на проведение выборов. Однако уголовное право должно избегать чрезмерного вмешательства в процесс формирования политического сознания членов общества. "Мотив страха перед наказанием не может быть пригодным для побуждения к выполнению столь высокой функции, как выборы, и потому следует отказаться от применения наказания в тех случаях, когда часть населения, имеющая избирательные права, по каким-либо причинам не желает участвовать в выборах", - писал еще в 1906 г. известный ученый П.И. Люблинский.

В России избирательное право, согласно ст. 32 Конституции Российской Федерации, является правом, а не обязанностью граждан. Поэтому введение уголовной ответственности за политическое бездействие такого рода, во-первых, недопустимо с правовой точки зрения; во-вторых, нецелесообразно с учетом возможных побочных отрицательных социальных последствий, таких как негативное формирование личности осужденных, деформация межличностных отношений и т.д.; и, в-третьих, практически неосуществимо, поскольку в случае введения подобного уголовно-правового запрета наказывать придется значительную часть населения, а правоохранительная система не способна справиться с таким валом уголовных дел. Следовательно, в случае установления уголовной ответственности за неявку на выборы положительные социальные результаты применения уголовного права окажутся гораздо меньше неизбежных отрицательных последствий криминализации, что является нецелесообразным и не соответствует принципу экономии уголовно-правовой репрессии. Основанием криминализации может стать и изменение социальной действительности, появление новых субъектов, объектов общественных отношений, новых разновидностей общественно опасного поведения. Так, на федеральных и местных выборах 2007 - 2008 гг. широкое распространение получили различные махинации и злоупотребления с открепительными удостоверениями. В целях предотвращения подобного рода незаконных действий была введена уголовная ответственность за незаконное изготовление открепительных удостоверений, а равно хранение или перевозку незаконно изготовленных открепительных удостоверений. Криминализация незаконного изготовления открепительных удостоверений представляется обоснованной и своевременной, ибо способствует повышению прозрачности избирательного процесса, увеличению уровня доверия населения к власти. Однако возможность уголовного наказания шоферов, сторожей на срок до трех лет лишения свободы за "хранение либо перевозку незаконно изготовленных избирательных бюллетеней, бюллетеней для голосования на референдуме и открепительных удостоверений" (ч. 3 ст. 142 УК) является, на наш взгляд, примером излишней криминализации, ибо при всей нежелательности указанных деяний они не достигают той степени общественной опасности, которая характерна для преступления. За подобные нарушения вполне достаточно административной ответственности, так же как за использование заведомо поддельного открепительного удостоверения (ч. 2 ст. 5.58 КоАП РФ). При установлении уголовной ответственности принципиально важно, чтобы новый уголовно-правовой запрет не пересекался полностью или частично с уже существующими уголовно-правовыми нормами. На практике соблюсти данное условие оказывается не так просто, как это может показаться на первый взгляд. В данном случае очень важно соблюдать правила законодательной техники. Примером нарушения этого постулата криминализации может служить установление уголовной ответственности за фальсификацию итогов голосования (ст. 142.1 УК РФ), поскольку ряд действий, отнесенных законодателем к фальсификации итогов голосования, одновременно подпадают под признаки фальсификации избирательных документов. В частности, заведомо неправильное составление списков избирателей, выражающееся во включении в них лиц, не обладающих активным избирательным правом, или вымышленных лиц; фальсификация подписей избирателей в списках избирателей; заведомо неверное (не соответствующее действительным итогам голосования) составление протокола об итогах голосования являются частными случаями фальсификации избирательных документов, поскольку списки избирателей, избирательные бюллетени, решения (протоколы) избирательных комиссий относятся к числу избирательных документов. Таким образом, анализ основания и принципов криминализации посягательств в избирательной сфере позволяет констатировать, что установление уголовной ответственности за нарушения законодательства о выборах и референдумах социально обоснованно, поскольку криминализация таких деяний основывается на признании особой значимости избирательных прав граждан, исторических предпосылках возникновения анализируемых норм, степени общественной опасности преступлений рассматриваемого вида. При этом редкое применение ст. ст. 141 - 142.1 УК РФ не может свидетельствовать об отсутствии социальной потребности в существовании уголовной ответственности за совершение рассмотренных деяний. Однако имеют место случаи излишней криминализации, перевода части правонарушений в разряд преступлений, хотя фактически последние не достигают необходимой степени общественной опасности. Указанные недостатки требуют дальнейшего совершенствования законодательства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >