Требования о компенсации морального вреда и наследственная масса.

В юридической литературе, посвященной проблемам наследственного права, вопрос о включении в состав наследства обязанностей (долгов) наследодателя является спорным. Одни авторы отмечают, что в состав наследства наряду с имуществом и имущественными правами наследодателя входят и его обязанности, другие отстаивают позицию, согласно которой долги наследодателя не являются составной частью наследства, а лишь обременяют его .

В рамках настоящего исследования мы будем исходить из буквального толкования статей 1112 и 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности, а наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя.

Особый интерес с точки зрения правоприменительной практики представляют особенности перехода по наследству отдельных прав и обязанностей наследодателя. В данной статье хотелось бы рассмотреть возможность включения в состав наследственной массы обязанности по компенсации морального вреда. И если вопрос о переходе по наследству права на компенсацию морального вреда в литературе и судебной практике решается вполне однозначно, то переход соответствующей обязанности является спорным. Верховным Судом РФ выработана позиция, согласно которой право требования компенсации морального вреда, причиненного наследодателю, не входит в состав наследства, как тесно связанное с личностью; вместе с тем, присужденная наследодателю компенсация морального вреда, не полученная им при жизни, в наследственную массу включается и может быть получена наследниками умершего . Мнение высшей судебной инстанции разделяется и многими учеными .

Проанализировав правоприменительную практику, попробуем выделить три основных позиции судов по данному вопросу:

1. Обязанность по компенсации морального вреда переходит к наследникам умершего как имущественная обязанность в составе наследства.

2. Обязанность по компенсации морального вреда не входит в состав наследства, т.к. является неразрывно связанной с личностью наследодателя.

3. Обязанность по компенсации морального вреда входит в состав наследства, если эта компенсация была присуждена в денежной форме при жизни наследодателя .

Таким образом, можно констатировать, что в настоящее время в судебной практике не выработано единого подхода по вопросу о включении в состав наследства обязанности по компенсации морального вреда.

Для решения данного вопроса необходимо выяснить следующее: во-первых, с какого момента эта обязанность возникает и, во-вторых, является она тесно связанной с личностью наследодателя или нет.

Очевидно, что российское гражданское законодательство презумпции морального вреда не содержит. Потерпевшему при обращении в суд с требованием о компенсации ему морального вреда необходимо доказать наличие нравственных или физических страданий, а также обосновать размер требуемой им компенсации . Следовательно, указанная обязанность возникает не автоматически при наличии противоправного поведения в отношении потерпевшего, а лишь с момента установления ее судом. Иными словами, для возможности включения в состав наследства обязанности по компенсации морального вреда, последняя должна быть при жизни наследодателя установлена в судебном или добровольном порядке путем определения конкретного размера компенсации. Только в этом случае указанная компенсация приобретет форму имущественной обязанности, переходящей на наследников умершего.

В связи с этим приведенная первой позиция судов представляется ошибочной, так как предполагает преемство в обязанности, которая к моменту смерти наследодателя еще не установлена.

Как известно, в состав наследства не входят права и обязанности, тесно связанные с личностью. Можно ли отнести к их числу обязанность по компенсации морального вреда? Представляется, что нет. Причинение морального вреда является видом деликта. Нормы гражданского законодательства (ст.ст. 151, 1099-1100 ГК РФ) специальных требований к субъектному составу на стороне должника в этом случае не содержат. Между тем, в деликтных обязательствах причинитель вреда и ответственное лицо могут не совпадать (см., например: ст.ст. 1073, 1075, 1076 ГК РФ). Как отмечалось ранее, обязанность по компенсации морального вреда носит денежный характер, а, следовательно, может быть произведена без личного участия самого причинителя. Кроме того, особенность ответственности за причинение морального вреда состоит в том, что она направлена не на личность должника, а на его имущественную сферу. Ее целью является восстановление, компенсация тяжести перенесенных потерпевшим страданий. При этом, для потерпевшего, как правило, не имеет значения, кто именно возместит ему вред. Поэтому, связи с личностью в отношении обязанности по компенсации морального вреда не имеется. И смертью наследодателя данное обязательство не прекращается.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что с учетом наличия такой разнообразной и подчас противоречивой судебной практики вопрос о возможности включения в состав наследства обязанности по компенсации морального вреда необходимо решить, если не на законодательном уровне, то путем дачи разъяснений высшей судебной инстанцией.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >