Основания освобождения от ответственности без вины в деликтных и договорных отношениях

Законом установлена доказательственная презумпция противоправности причинения вреда, суть которой состоит в том, что всякое причинение вреда противоправно, если закон не предусматривает иное. Но даже и последний случай не исключает возмещение вреда. Как определено п. 3 ст. 1064 ГК РФ, вред, который причинен правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

Вследствие этого не истцом должна доказываться неправомерность поведения ответчика, а, наоборот, ответчик должен доказать, что его действия являлись правомерными. Указанное является такой же юридической аксиомой, как и презумпция виновности причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК).

Несоблюдение причинителем вреда нравственных принципов общества, не нарушающее, однако, нормы правового акта и чужие субъективные права, не будет противоправным и не влечет возмещение вреда.

Некоторые вредоносные действия не относят к противоправным, например которые совершены в состоянии необходимой обороны. Необходимая оборона - причинение вреда посягающему при защите прав обороняющегося, других лиц, охраняемых законом интересов общества и государства, если не нарушились ее приделы.

Превышением пределов необходимой обороны являются противоправные действия, которые явно не соответствуют способу и характеру нарушения. Так, не возмещается вред, который причинен в состоянии необходимой обороны, если не были превышены ее пределы (ст. 1066 ГК).

Согласно с общим правилом вред, который причинен правомерными действиями, не возмещается. Тем не менее, предусмотрен случай, когда, несмотря на правомерность действий, причиненный вред все же подлежит возмещению - состояние крайней необходимости (п. 3 ст. 1064, ст. 1067 ГК). Данное правило объясняет то, что причинителем вреда, в результате действия в собственных интересах или в интересах третьих лиц, нарушается субъективное право потерпевшего и, таким образом, наблюдается противоправность. Следовательно, действия в условиях крайней необходимости, с одной стороны являются правомерными, а с другой - противоправными. В результате этой двойственной природы крайней необходимости нередко наблюдается ошибочное толкование в судебных актах.

Центром всего учения о деликтных обязательствах является понятие генерального деликта как виновного противоправного действия (бездействия), результат которого - причинение потерпевшему вреда. На практике особым значением обладает система условий деликтной ответственности, среди которых особые трудности в применении вызывает неправомерность действия (бездействия).

Вина потерпевшего в форме умысла и грубой неосторожности рассматривается в качестве основания для исключения ответственности во внедоговорных обязательствах. Грубую неосторожность потерпевшего, как правило, относят к основаниям для уменьшения размера ответственности. Учитывая конкретные обстоятельства дела судом определяется степень неосторожности потерпевшего. В случаях грубой неосторожности потерпевшего возможно освобождение причинителя от гражданско-правовой ответственности, исключая случаи причинения вреда жизни или здоровью.

Вопрос о том, относится ли допущенная потерпевшим неосторожность к грубой небрежности или же является простой неосмотрительностью, в каждом случае должен быть решен учитывая фактические обстоятельства дела (характер деятельности, обстановку причинения вреда, индивидуальные особенности потерпевшего). В случаях грубой неосторожности нарушаются обычные, очевидные для всех требования, которые предъявляются к лицу, занимающемуся определенной деятельностью. При простой неосторожности, напротив, не соблюдаются повышенные требования.

Грубая неосторожность судами часто характеризуется нетрезвым состоянием потерпевшего, которое содействовало причинению вреда его здоровью при исполнении им трудовых обязанностей, грубым нарушением Правил дорожного движения пешеходом либо лицом, которое управляет немеханическим транспортным средством.

Единственное основание по общему правилу устраняющее ответственность - непреодолимая сила. В соответствие с п. 3 ст. 401 ГК РФ непреодолимой силой является действие чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Следовательно, в отличие от случая, как категории субъективной, непреодолимая сила является категорией объективной, не зависящей от воли и сознания субъекта.

Под непреодолимой силой понимают "внешнее обстоятельство, характеризующееся для должника чрезвычайностью и непредотвратимостью. При одновременном наличии двух указанных характеристик данное обстоятельство трансформируется в силу в силу непреодолимую".

При действии непреодолимой силы, бессмысленным становится вопрос о том, совершается ли лицом, которое находится под воздействием этой силы, правонарушение. Вопрос о правонарушении не возникает так, как непреодолимая сила исключает противоправность поведения лица.

Непреодолимая сила обладает признаками чрезвычайности и непредотвратимости. Для того чтобы признать факта наличия данного обстоятельства, необходимо, чтобы имелись оба указанных признака.

Под чрезвычайностью понимают необычность, даже исключительность подобного явления. Признак непредотвратимости большинство цивилистов трактуют, как невозможность для конкретного человека избежать действия этой силы.

В соответствие с другими мнениями, событие будет считаться непредотвратимым, если оно непредотвратимо не для данного конкретного лица, но для любого другого лица с учетом достигнутого научно технического условия общества.

Обязательный и законченный перечень обстоятельств непреодолимой силы не содержит ни отечественная, ни международная законодательные базы. Представляется, что неопределенность в отношении этого вопроса при составлении договора нежелательна и даже опасна. Нередко стороны закрепляют такую фразу: "Стороны не несут ответственности за невыполнение (ненадлежащее выполнение обязательств), если исполнению препятствовали обстоятельства непреодолимой силы" - и на этом ставят точку.

Если отсутствует конкретный перечень тех обстоятельств, которые стороны считают непреодолимыми, обязательно возникнут разногласия по поводу того, относится ли данное препятствие к форс-мажору или нет.

Как видно из практики, целесообразно указывать в качестве форс-мажорных обстоятельств землетрясения, наводнения, пожары, аварии на транспорте, мятежи, гражданские беспорядки, забастовки персонала, войну и военные действия, публикации нормативных актов запрещающего характера. Необходимо, однако, отметить, что и такие, вроде бы явно "форс-мажорные" обстоятельства, как, скажем, пожар, суды не всегда безоговорочно признают основаниями для освобождения от ответственности. Судами проверяется, соответствовали ли обстоятельства пожара критериям непредотвратимости, учитывается наличие вины пострадавшей стороны в возникновении пожара. Следовательно, одно лишь указание какого-либо обстоятельства в качестве "форс-мажора" не ведет к автоматическому применению п. 3 ст. 401 ГК РФ - все зависит от обстоятельств дела.

Иногда стороны стараются зафиксировать в качестве таких обстоятельств хищение товара во время его следования от продавца к покупателю. Указанное обстоятельство не является форс-мажором, так как относится к части рисков по поставке товаров.

К дискуссионным относится вопрос можно ли отнести к обстоятельствам "форс-мажора" забастовку персонала. Предполагается, что забастовка не всегда обладает непредвиденным характером, так как ее вполне можно спровоцировать. Вследствие этого вопрос о забастовках персонала как об обстоятельстве непреодолимой силы пока открыт.

В настоящее время анализ п. 3 ст. 401 позволяет отметить, что законодателем в процессе формулирования понятия непреодолимой силы использовалась субъективная теория. Более того, непреодолимую силу следует относить не к абсолютной, а к относительной категории. Обстоятельство будет считаться непреодолимой силой, если оно было чрезвычайно и непредотвратимо для данного конкретного человека при данных условиях.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >