Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Исполнение приказа как обстоятельство, исключающее преступность деяния

Преступный и незаконный приказы

В законе нет определения что такое «преступный приказ». Более того, в ст. 40 УК понятия «преступный приказ» и «незаконный приказ» употребляются как синонимы. Вместе с тем они не тождественны. Последнее понятие более широкое.

Незаконными должны признаваться любые приказы, не соответствующие требованиям законодательства в целом. Это: 1) приказы, которые по сути не противоречат закону, однако были отданы с нарушением обязательной формы; 2) приказы, при отдаче которых была внешне соблюдена обязательная форма, но противоречащие требованиям иных, кроме уголовного, отраслей права, в том числе и военного; 3) приказы, предписывающие совершить действия, предусмотренные как преступление в уголовном законе и направленные на причинение реального вреда интересам граждан, общества и государства, когда эти приказы были отданы и исполнены при отсутствии обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Все эти приказы являются незаконными, но только последние могут быть признаны именно преступными приказами, поскольку последствием их исполнения является совершение подчиненным преступления.

Если же командир (начальник) отдал приказ применить оружие на поражение, уничтожить военное имущество или совершить другие действия, попадающие под признаки преступления, и при этом командир (начальник)

действовал в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости, в ситуации по задержанию преступника либо при исполнении обязанностей военной службы, такой приказ не может быть признан преступным либо незаконным и подлежит исполнению.

Отдание начальником незаконного приказа, являющегося только вследствие несоблюдения формы приказа либо нарушения требований трудового, жилищного законодательства или воинских уставов, но который не был направлен на совершение преступления и не повлек общественно опасные последствия, не может быть квалифицированно как преступление и должно расцениваться только как дисциплинарный проступок.

Сам же по себе преступный приказ независимо от того, был он выполнен или нет, но не повлекший никаких вредных последствий, влечет для отдавшего его начальника (при наличии других обязательных признаков состава) уголовную ответственность как за воинское должностное преступление - «превышение власти» (ст. 455 УК) .

Квалификация

Рассмотрим, как следует квалифицировать случаи, когда подчиненный исполнил преступный приказ и при этом совершил действия или причинил общественно опасные последствия, ответственность за которые предусмотрена уголовным законом.

Теория уголовного права стоит на следующей позиции: подчиненный не подлежит уголовной ответственности тогда, когда при исполнении приказа он: 1) не сознавал, не должен был и не мог сознавать преступный его характер (т.е. действовал невиновно); 2) не сознавал преступность приказа, хотя должен был и мог сознавать (действовал неосторожно); 3) сомневался в законности приказа, не зная конкретно о его преступном характере [7, с. 31; 8, с. 69]. Сегодня это правило основано на закрепленном в ч. 2. ст. 40 и ч. 3 примечаний к главе 37 УК положении о том, что подчиненный подлежит ответственности только за совершение преступления по заведомо преступному приказу. Понятие же «заведомость» свидетельствует именно об умысле, т.е. сознании подчиненным преступности приказа и желании его выполнить путем совершения преступления.

В случае, если подчиненный по одному из этих трех оснований не подлежит уголовной ответственности за последствия исполнения приказа, в соответствии с указанным выше положением о полной ответственности начальника за последствия своего приказа, а также руководствуясь правилами квалификации посредственного исполнения [6,ч.3 ст. 16], начальник должен быть привлечен к ответственности за превышение власти и, кроме того, за исполнение соответствующего иного - воинского или общеуголовного - преступления, которое охватывалось умыслом начальника и объективные признаки которого выполнил подчиненный.

Если же подчиненный при исполнении заведомо для него преступного приказа умышленно совершил преступление, он подлежит уголовной ответственности на общих основаниях как его исполнитель. В действиях начальника, отдавшего незаконный приказ, в таком случае усматривается идеальная совокупность преступлений - превышения власти (ст. 445 УК) и подстрекательства к тому преступлению, исполнителем которого был признан подчиненный.

Возникает и такой вопрос: как необходимо квалифицировать случаи, когда начальник отдает подчиненному незаконный приказ совершить преступление и последний, сознавая его преступный характер, выполняет этот приказ путем совершения преступления, однако сам по предусмотренным законом основаниям либо не подлежит уголовной ответственности, либо освобождается от нее? Такими, к примеру, могут быть случаи, когда: потерпевший от одного из преступлений, перечисленных в ст.33 УК, не выразил в установленном порядке требование привлечь виновного к уголовной ответственности; потерпевший не обратился с заявлением в отношении близкого о совершении тем краже, мошенничестве, присвоении или растрате (ч. 6 примечаний к главе 24); подчиненный после дачи взятки, посредничества или соучастия во взяточничестве, исполненных по заведомо незаконному приказу начальника добровольно заявил о содеянном (примечания к статьям 431 и 432 УК) и т.п. В таких случаях необходимо учитывать, что не само деяние признается преступным, а только деятель, т.е. исполнитель, не подлежит уголовной ответственности или освобождается от нее.

Практическим примером может служить уголовное дело в отношении старшего прапорщика Н. Он, желая отомстить гражданину Д., с которым перед этим поссорился, отдал незаконный приказ своим подчиненным рядовым К. и А. ножом порезать шины в микроавтобусе Д. Рядовые К. и А. это исполнили, умышленно уничтожив личное имущество Д. в значительном размере. В ходе проверки факта гражданин Д. отказался обращаться с заявлением об уничтожении имущества в отношении солдат. При этом он пояснил, что по его мнению, К. и А. не должна нести ответственность, так как они действовали по незаконному приказу старшего прапорщика Н. В последующем Д. заявил, что он не желает привлечения к уголовной ответственности и Н., поскольку последний полностью возместил ему материальный ущерб. Однако, поскольку в содеянном Н. кроме подстрекательства к умышленному уничтожению имущества содержался также состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 455 УК, он был осужден военным судом за превышение власти из иной личной заинтересованности, которое выразилось в незаконном приказе К. и А. уничтожить личное имущество Д. [9,с. 70]

От умышленного совершения преступления во исполнение приказа необходимо отличать случаи, когда по подстрекательству начальника, действующего не в связи с военно-служебной деятельностью (к примеру, на основе личных товарищеских отношений), подчиненный совершает преступление. Поскольку такие личные отношения находятся вне порядка подчиненности, действия начальника должны быть квалифицированы только по правилам соучастия в конкретном преступлении, исполнителем которого был подчиненный. Дополнительная квалификация содеянного начальником как превышение им власти в таком случае недопустима.

Изложенное еще раз подтверждает тезис о том, что правильно применить к военнослужащему нормы Общей части уголовного права можно только после установления всего круга возложенных на него как общих, так и специальных военно-служебных обязанностей, закрепленных в военном законодательстве. [9,с. 71]

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее