Правовые проблемы исчисления и применения срока исковой давности

2.1 Начало течения срока исковой давности

Надо отметить, что определение начальной точки момента, с которого начинается течения срока исковой давности, имеет важнейшее теоретическое и практическое значение, так как от этого зависит правильное исчисление срока, следовательно, адекватная защита нарушенного права. По меткому выражению известного исследователя русского гражданского права И.Е. Энгельмана, «отвлеченное право на иск принадлежит всякому, имеющему известное право, но право осуществляется беспрепятственно; нет надобности, и нет возможности предъявить иск - право на иск не сделалось положительно существующим» [94, С. 302].

Так, федеральный закон «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» установил новые общие правила исчисления сроков исковой давности, которые вступили в силу с 01.09.13 г. Так, новые сроки давности и правила их исчисления применяются к требованиям, сроки, предъявления которых были предусмотрены прежним законодательством и не истекли до 01.09.13 г. (п. 9 ст. 3 закона №100-ФЗ) [12].

Но, нельзя сказать, что новые нормы об исковой давности являются революционными. Часть из них давно используется в международном и иностранном праве. В российской правоприменительной практике некоторые положения были сформулированы на уровне Высшего арбитражного суда еще до введения новой редакции. В то же время кое-что в исчислении сроков давности по сравнению с прежним порядком действительно серьезно меняется.

Так, срок исковой давности теперь ограничен максимальным пределом.

Нужно выделить, что прежняя редакция Гражданского кодекса устанавливала трехлетний срок давности (за исключением специальных сроков для отдельных видов требований), который по общему правилу исчислялся со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ) [4].

Новая редакция[4], во-первых, внесла коррективы в момент начала отсчета этого срока, во-вторых, ограничила его течение максимальным пределом. Теперь срок давности имеет двойную структуру и состоит из субъективного и объективного элементов.

И, имеется в виду, - узнало бы, если бы действовало с разумной степенью заботливости и осмотрительности.

Общий момент начала течения субъективного срока давности. Теперь срок давности по общему правилу (если законом не установлено иное) начинает исчисляться с момента, когда лицо узнало или должно было узнать не только о нарушении своего права, но и о том, кто является надлежащим ответчиком (п. 1 ст. 200 ГК РФ). Дело в том, что на практике нередки случаи, когда потерпевший, не имея данных о надлежащем ответчике (в частности, по виндикационным требованиям или требованиям о возмещении вреда), не может предъявить иск.

Перерывы срока давности не влияют на новое максимальное ограничение этого срока.

Новая редакция закрепила позицию, которую давно выработал Высший арбитражный суд. Так, в пункте 12 информационного письма от 13.11.08 №126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» Президиум ВАС РФ разъяснил, что течение срока давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества. Это объяснялось, в том числе, невозможностью установить ответчика до обнаружения имущества. В деле, которое ВАС РФ привел в качестве примера, у компании-истца украли автопогрузчик, и обнаружить его удалось только спустя шесть лет. Компания предъявила иск об истребовании автопогрузчика, но ответчик (у которого находился автопогрузчик) заявил о пропуске срока давности. Суд с этим доводом согласился, полагая, что трехлетний срок давности начал исчисляться с момента, когда истец узнал о нарушении своего права (то есть узнал о краже). Однако вышестоящая инстанция указала, что срок давности не пропущен, потому что до момента обнаружения спорного автопогрузчика истец не имел информации ни о его местонахождении, ни о лицах, у которых он оказался, и поэтому был лишен реальной возможности обратиться в суд за защитой нарушенного права.

Момент начала течения срока давности для отдельных обязательств. Для обязательств с определенным сроком исполнения, как и прежде, действует специальное правило о начальной точке отсчета срока давности: течение этого срока начинается по окончании срока исполнения. Например, если в договоре сказано, что должник обязуется уплатить денежную сумму до 10.09.13, то срок давности для взыскания этого долга начинается с 11.09.13. Так, в прежней редакции этот момент был определен менее четко: давность исчислялась с момента, когда у кредитора возникало право предъявить требование об исполнении обязательства.

Для обязательств, не устанавливающих или не позволяющих определить срок их исполнения («спящих требований»), а также для обязательств «до востребования» (например, заемных без определения срока возврата займа) новая редакция уточнила, что срок давности исчисляется со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства (п. 2 ст. 200 ГК РФ). Если должнику по «спящим требованиям» или по обязательствам «до востребования» предоставляется срок для исполнения такого требования, то исчисление срока давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования (п. 2 ст. 200 ГК РФ). Например, в заемном обязательстве, если в договоре не установлен срок возврата займа, субъективный трехлетний срок давности исчисляется с момента, когда истекает тридцатидневный срок после того, как заемщик получил требование заимодавца вернуть сумму займа [28].

По общему правилу с момента начала течения срока давности отсчитывается три года. Это и есть субъективный элемент срока давности. Но теперь течение этого трехлетнего срока ограничивается объективным элементом срока давности (перекрывающим или максимальным сроком).

Для исков о признании ничтожной сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, когда истцом является не сторона сделки, объективный срок давности ограничен десятью годами со дня начала исполнения сделки (п. 1 ст. 181 ГК РФ) [4].

Объективный (максимальный) срок давности. Объективный (перекрывающий, максимальный) срок исковой давности ранее не был знаком российской правовой системе, но широко использовался в международной практике и в некоторых иностранных правопорядках. Теперь он появился и в нашем Гражданском кодексе. Его суть в том, что срок исковой давности не может превышать десять лет с момента нарушения права вне зависимости от момента начала течения субъективного срока (то есть независимо от того, когда кредитор узнал о нарушении его права и когда ему стал известен надлежащий ответчик) и вне зависимости от перерывов субъективного срока давности. Если объективный срок перекрывает субъективный, то истцу не о чем волноваться: для него моментом истечения срока давности будет окончание субъективного срока [82, С. 100].

Но если объективный срок истекает раньше субъективного, то для истца срок давности заканчивается в момент истечения объективного срока.

Так, срок исковой давности не может превышать десять лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен (п. 2 ст. 196 ГК РФ).

Для «спящих требований» и обязательств «до востребования» установлена специальная точка отсчета объективного срока давности - это день возникновения обязательства. Срок давности не может превышать десять лет с этого дня (п. 2 ст. 200 ГК РФ). В частности, как было указано выше, по договору займа, в котором не установлен срок возврата суммы займа, субъективный трехлетний срок давности начинает исчисляться с момента истечения тридцатидневного срока после того, как заемщик получил требования заимодавца вернуть сумму займа. А исчисление объективного десятилетнего срока в этом случае начинается с момента выдачи займа заемщику. Например, заем «до востребования» был выдан 01.10.03. Заимодавец предъявил заемщику требование о его возврате 01.07.13, но заемщик деньги так и не вернул. Следовательно, трехлетний субъективный срок давности начал течь с 01.08.13 (01.07.13 плюс тридцать дней). Но так как объективный срок давности ограничен датой 01.10.13, у заимодавца фактически нет трех лет для предъявления иска - его срок давности истек 01.10.13.

Также, надо отметить, что специальные нормы об исковой давности содержатся не только в Гражданском Кодексе РФ, но и в Кодексе внутреннего водного транспорта РФ, в Кодексе торгового мореплавания и в других актах законодательства. Все нормы ГК об исковой давности распространяются и на специальные сроки. В любом случае, срок исковой давности не может превышать 10 лет (за исключением случаев, когда такой срок устанавливается законом «О противодействии терроризму»).

Таким образом, нужно представить пример судебной практики - судебные решения по статье 200 ГК РФ.

Так, по гражданскому делу №33-19956 [41] было вынесено апелляционное определение судебной коллегией по гражданским делам Московского областного суда на решение Одинцовского городского суда Московской области от 04 июня 2014 года, оставить без изменения, апелляционную жалобу Зиновьевой В.В. - без удовлетворения.

Так, Истец Зиновьева О.М. обратилась в суд с иском к ответчику Зиновьевой В.В. о признании права собственности на квартиру и земельный участок. Свой иск мотивировала теми обстоятельствами, что в период с мая 1992 года по октябрь 2000 года она состояла в браке с Зиновьевым В.В., который умер 28.09.13 г. В период их брака были приобретены на имя Зиновьева В.В. квартира и земельный участок, которые Зиновьев В.В. завещал Зиновьевой В.В. Зиновьев В.В. вправе был распоряжаться только своей долей в указанном имуществе. Просила признать за ней право на 1/2 доли в праве собственности на указанные квартиру и земельный участок.

Ответчик Зиновьева В.В. иск не признала, просила применить последствия пропуска срока исковой давности. Решением Одинцовского городского суда Московской области от 04.06.2014 иск удовлетворен. Не согласившись с решением суда, ответчик Зиновьева В.В. подала на него апелляционную жалобу, в которой просит его отменить.

Так, судебная коллегия не нашла оснований для отмены решения суда по следующим основаниям.

Истец основывает свой иск на нормах семейного права и просит признать за ней право на 1/2 доли в праве собственности на квартиру и земельный участок. Применительно к ст. ст. 34, 38, 39 СК РФ за истцом может быть признано право на 1/2 долю в общем имуществе супругов, не зависимо от того, на кого из них оно было оформлено [7]. В состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц. Если после фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства супруги совместно имущество не приобретали, суд в соответствии с п. 4 ст. 38 СК РФ может произвести раздел лишь того имущества, которое являлось их общей совместной собственностью ко времени прекращения ведения общего хозяйства.

Ответчик, ссылалась на те обстоятельства, что право собственности Зиновьева В.В. на квартиру было зарегистрировано после расторжения его брака с истцом, и что право на земельный участок возникло у Зиновьева В.В. до предоставления ему земельного участка в собственность.

Зиновьевы В.В., О.М. состояли в браке в период с 16.05.1992 по 03.11.2000.

Зиновьев В.В. умер 28.09.2013.

Квартира была приобретена Зиновьевым В.В. по договору купли-продажи от 10.02.1997. Государственная регистрация договора и перехода права была произведена 30.04.04 г. Однако, в соответствии со ст. 34 СК РФ применительно к спорам в отношении совместной собственности супругов значимым по делу обстоятельством является не момент регистрации права собственности на спорное имущество, а время его создания (во время брака или после прекращения брака).

Как следует из текста договора купли-продажи квартиры от 10.021997, квартира была продана за 16.452.440 руб., расчет произведен полностью до подписания договора, деньги в указанной сумме переданы наличными покупателем продавцу. Таким образом, поскольку оплата за квартиру бала произведена в период нахождения Зиновьевых В.В., О.М. в браке, то квартира имеет режим общего имущества супругов.

Земельный участок был предоставлен Зиновьеву В.В. в собственность постановлением главы администрации от 18.01.1993, когда Зиновьевы В.В., О.М. состояли в браке. Поскольку земельный участок был предоставлен Зиновьеву В.В. в собственность в период брака с Зиновьевой О.М., то он также имеет правовой режим общего имущества супругов. Правоустанавливающим документом на этот земельный участок является указанное постановлением органа местного самоуправления, которое никем не оспорено и недействительным не признано. Доказательств возникновения прав на этот земельный участок до 1993 года ответчик, как того требует п. 1 ст. 56 ГПК РФ, не представила.

Согласно п. 1 ст. 38 СК РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию одного из супругов. Течение срока исковой давности в соответствие с общими правилами, закрепленными в п. 1 ст. 200 ГК РФ, начинается с того дня, когда супруг (бывший супруг), обращающийся за судебной защитой, узнал или должен был узнать о нарушении своего права. В частности, срок исковой давности начинает течь с того дня, когда одним из бывших супругов будет совершено действие, препятствующее другому бывшему супругу осуществлять свои права в отношении этого имущества (например, произведено отчуждение имущества) [4].

Препятствий истцу со стороны Зиновьева В.В. в пользовании заявленным к спору земельным участком не чинилось.

Зиновьев В.В. умер 28.09.2013, после чего и стало известно о наличии завещания Зиновьева В.В. в пользу ответчика [41].

При таких обстоятельствах на предъявление иска трехлетний срок исковой давности не истек.

Таким образом, надо отметить, что судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, суд правильно применил и истолковал закон, нарушений норм процессуального права судом не допущено. Доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, не ставят под сомнение законность решения суда, сводятся к переоценке выводов суда и не опровергают указанных выводов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >