ОСОБЕННОСТИ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Критерии определения размера и формы компенсации морального вреда

Проблема установления критериев и определения методик компенсации морального вреда является одной из самых актуальных и наименее исследованных в этом институте гражданского права. К настоящему моменту существует ряд монографий и диссертационных исследований, где ставилась данная проблема.

В частности, ей уделяли внимание А.М. Эрделевский Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда - анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - М., Норма. 1999. - С. 59., Е.А. Михно Михно Е.А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах. Автореф. ... канд. дис. - СПб., 1998. - С. 35., К.М. Арсланов Арсланов К.М. Функции правового института возмещения морального вреда при посягательстве на честь, достоинство, деловую репутацию и сферу частной жизни гражданина по законодательству России и Германии. Автореф. ... канд. дис. - Казань., 1999. - С. 26., Е.В. Смиренская Смиренская Е.В. Компенсация морального вреда как деликтное обязательство. Автореф. ... канд. дис. - Волгоград., 2000. - С. 31., А.В. Клочков Клочков А.В. Компенсация морального вреда как мера гражданско-правовой ответственности. Автореф. ... канд. дис. - Волгоград., 2004. - С. 19., В.В. Рябин Рябин В.В. Защита личных неимущественных прав личности посредством компенсации морального вреда. Автореф. ... канд. дис. - М., 2004. - С. 13..

Логика изложения материала в указанных работах примерно одинаковая: вначале авторы анализируют критерии определения размера компенсации морального вреда, некоторые из них касаются вопроса о функциях института компенсации морального вреда, а затем излагают свои взгляды на методику определения ее размера Марченко С.В., Лазарева-Пацкая Н.В. Проблемы компенсации морального вреда в зеркале Российского права // Адвокатская практика. - 2004. - № 5. - С. 26..

Попытаемся проанализировать существующие точки зрения.

Законодатель установил в ст. 151 следующие критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда:

- степень вины нарушителя;

- степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

- иные заслуживающие внимания обстоятельства.

С введением в действие второй части ГК этот перечень был дополнен следующими критериями в ст. 1101:

- характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

- требования разумности и справедливости.

Кроме того, ряд положений, касающихся определения размера компенсации морального вреда, содержится в других законодательных актах и постановлениях Верховного Суда РФ Кирсанов П.В. Компенсация морального вреда: многоаспектность проблемы // Юрист. - 2003. - № 12. - С. 21.. В частности:

1) вред, причиненный личности, подлежит возмещению в полном объеме (п. 1 ст. 1064 ГК);

2) размер компенсации морального вреда определяет суд (ч. 2 ст. 151 ГК);

3) размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от материального положения потерпевшего Пункт 21 Постановления Пленума ВС РФ от 29.04.1996 г. № 1 «О судебном приговоре» // БВС РФ. - 1996. - № 7. - С. 32.;

4) размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от материального положения причинителя вреда Пункт 36 Постановления Пленума ВС РФ от 28.04.1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» // БВС РФ. - 1994. - № 7. - С. 22.;

5) размер компенсации морального вреда не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворения иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований;

В своих работах авторы излагают точку зрения законодателя, делая ссылки на ст. 151 и 1101 ГК, а затем проводят анализ вышеуказанных критериев. Основные вопросы, возникающие по проблеме критериев определения размера компенсации морального вреда, сводятся к следующему:

1) следует ли учитывать вину нарушителя;

2) следует ли учитывать степень вины нарушителя;

3) что следует понимать под физическими и нравственными страданиями и их степенью;

4) каким образом следует осуществлять оценку физических и нравственных страданий;

5) каким образом следует доказывать наличие и степень физических и нравственных страданий (особенно нравственных);

6) какие именно иные заслуживающие внимания обстоятельства могут быть приняты во внимание судом при определении размера компенсации морального вреда;

7) что следует понимать под синтагмой "требования разумности и справедливости", введенной законодателем.

Точки зрения относительно функций института компенсации морального вреда в целом можно свести к следующим группам:

а) институт компенсации морального вреда выполняет совокупно:

- карательную (штрафную) функцию;

- компенсационную функцию;

- превентивную функцию;

б) институт компенсации морального вреда выполняет совокупно:

- карательную (штрафную) функцию;

- компенсационную функцию Михно Е.А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах. Автореф. ... канд. дис. - СПб., 1998. - С. 22.;

в) институт компенсации морального вреда выполняет совокупно:

- компенсационную функцию;

- превентивную функцию Клочков А.В. Компенсация морального вреда как мера гражданско-правовой ответственности. Автореф. ... канд. дис. - Волгоград. 2004. - С. 26..

Изложим тезисно два противоречащих, на наш взгляд, друг другу положения, которые встречаются у большинства авторов:

1. "Нравственные страдания и боль не подлежат измерению в денежном выражении, не существует и строго определенной шкалы измерения человеческих эмоций, дабы перевести их в денежное выражение Клочков А.В. Указ. соч. - С. 26.; "при причинении морального вреда трудно, даже невозможно выявить его денежный эквивалент" Михно Е.А. Указ. соч. - С. 25.; "люди еще не открыли математическую формулу определения степени нравственных и физических страданий" Смиренская Е.В. Указ. соч. - С. 35.; "нет инструментов для точного измерения абсолютной глубины страданий человека, а также оснований для выражения глубины этих страданий в деньгах. В деньгах может быть выражена лишь компенсация за перенесенные страдания... поскольку глубина страданий не поддается точному измерению, а в деньгах неизмерима в принципе, невозможно говорить о какой-либо эквивалентности глубины страданий размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что большей глубине страданий должен соответствовать больший размер компенсации, и наоборот, т.е. что размер компенсации должен быть адекватен размеру перенесенных страданий" Эрделевский А.М. Указ. соч. - С. 148..

2. Большей глубине страданий должен соответствовать и больший размер компенсации, и наоборот.

По нашему мнению, данные положения являются взаимоисключающими. С одной стороны, презюмируется принципиальная невозможность оценить глубину страданий в деньгах. Затем следует заключение о том, что, коль скоро невозможно нематериальный вред, т.е. страдания, вызванные умалением в сфере нематериальных благ, измерить в деньгах, это в общем-то является нецелесообразным, поскольку институт компенсации морального вреда несет функцию сглаживания негативных эмоций путем доступа к неким иным благам взамен утраченных. После этого авторы все же увязывают степень страданий с размером компенсации морального вреда (чем сильнее страдания, тем большая компенсация должна быть выплачена), таким образом, опровергая первый тезис.

В свете этой конструкции получается, что существует некая абстрактная шкала соотношения взаимозаменяемых нематериальных благ, на одном конце которой находятся утрачиваемые, умаляемые нематериальные блага, а на другом - т.е., доступ к которым лицо может приобрести взамен утраченных, причем и те, и другие каким-то образом соотносятся с денежным эквивалентом. Такое положение по сути своей противоречит самой идее существования личных неимущественных прав и благ, которые являются неотчуждаемыми и принадлежат лицу от рождения.

Таким образом, в большинстве исследований приведен лишь анализ критериев оценки компенсации морального вреда, данных законодателем, а также сформулирован тезис о том, что указанные критерии являются рекомендательными нормами для суда, при этом каждый судебный состав применяет их сообразно рассматриваемому им делу. На наш взгляд, существует объективная необходимость в построении иной системы критериев, которая была бы фундаментальной и на основе которой можно было бы разработать логичную методику оценки размера компенсации морального вреда.

По нашему мнению, следует учитывать тот факт, что страдание является прежде всего категорией как физиологической, так и психологической одновременно, а не юридической конструкцией. Следовательно, к оценке страдания следует подходить с позиций медицины, то есть с "родными" для него критериями. Лишь затем будут возможны верная юридическая оценка и выработка адекватных мер защиты лица путем компенсации морального вреда.

Задача юристов в данной области - выработать критерии определения размера компенсации за причинение морального вреда. К сожалению, современное гражданское законодательство России не содержит универсальных норм, регулирующих многообразные случаи возмещения морального ущерба. Приведенных же, например, в Гражданском кодексе Российской Федерации положений, которыми следует руководствоваться суду при определении размера компенсации морального вреда, явно недостаточно, так как они отличаются неопределенностью и неконкретностью. В связи с этим не выработана единообразная практика решения данного вопроса: судьи вынуждены самостоятельно - исходя из своего понимания права, убеждений и жизненного опыта - определять размер денежной компенсации морального вреда. Результат такого положения в российском гражданском праве - беспорядочность судебных решений и чрезмерное количество предъявляемых исков о возмещении морального вреда.

Разработкой методики определения размера морального вреда в России занимается ряд правоведов, чьи мнения представляются достаточно интересными и обоснованными. А.М. Эрделевский ЭрделевскийА.М. Концепция морального вреда в России и за рубежом. - М., Норма. 1997. - С. 42. в основу своего метода поставил зависимость размера денежной компенсации морального вреда от степени опасности правонарушения, а именно от размеров санкций за то или иное преступление, предусмотренных УК РФ. Для расчетов указанного размера он вводит понятие "базисный уровень", который представляет собой некую единицу вычисления, определенную исходя из уровня страданий, испытываемых потерпевшим при причинении ему тяжкого вреда Будякова Т. Возмещение морального вреда жертвам преступлений // Законность. - 2006. - № 10. - С. 23..

В соответствии с этим уровнем А.М. Эрделевский разработал таблицу, где, например, презюмируемый моральный вред за причинение тяжкого вреда здоровью будет соответствовать 720 МРОТ. При этом данный базисный уровень соответствует уровню заработка гражданина за десять лет при размере месячного заработка в 6 МРОТ.

Для определения же размера морального вреда при различных неимущественных посягательствах автор на основе базисного уровня вводит понятие "презюмируемый моральный вред", определяя его как "страдания, которые, по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) "средний", "нормально" реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек". При этом он допускает, что действительный размер компенсации морального вреда может быть увеличен относительно презюмируемого, но не более чем в четыре раза. Это ограничение, однако, не распространяется на случай изменения действительного размера возмещения морального вреда в сторону уменьшения по отношению к презюмированному.

В соответствии с условиями, которые А.М. Эрделевский считает нужным учитывать при определения размера компенсации морального вреда, приводится формула такого расчета:

D = d x fv x i x c x (1-fs) x p,

где D - размер компенсации действительного морального вреда;

d - размер компенсации презюмируемого морального вреда;

fv - степень вины причинителя вреда, при этом 0 < fv < 1;

i - коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего, при этом 0 < i < 2;

с - коэффициент учета заслуживающих внимание фактических обстоятельств причинения вреда, при этом 0 < с < 2;

fs - степень вины потерпевшего, при этом 0 < fs < 2;

р - коэффициент учета имущественного положения причинителя вреда, при этом 0,5 < р < 1.

Данная позиция А.М. Эрделевского достаточно обоснованна и отражает основные критерии, основываясь на которых, можно с достаточной точностью определить размер компенсации морального вреда. С этим мнением согласны многие юристы.

Вышеприведенные умозаключения не являются субъективной точкой зрения автора; они основываются прежде всего на уже существующих нормах определения размера компенсации морального вреда в гражданском законодательстве России.

Исходя из положений Гражданского кодекса (ст. 151 и 1101) и постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 можно выделить следующие условия, в соответствии с которыми суд определяет размер компенсации морального вреда, а именно:

степень вины нарушителя (хотя ст. 1100 ГК РФ предусматривает основания компенсации морального вреда и независимо от вины);

степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

характер физических и нравственных страданий, оцениваемый судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

требования разумности и справедливости;

иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Решением Промышленного районного суда частично удовлетворены исковые требования С., на ОАО "АВТОВАЗ" была возложена обязанность заменить некачественный автомобиль на новый автомобиль аналогичной марки, с ОАО "АВТОВАЗ" в пользу С. взыскана неустойка в размере 80 000 рублей, судебные издержки в сумме 7 163 рублей и компенсация морально вреда в сумме 5 000 рублей.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

Из материалов дела следует, что С. приобрел спорный автомобиль у Ж. 5.09.02, а 24.10.02 г. обратился с претензией к изготовителю о замене автомобиля на новый, ссылаясь на наличие неустранимых производственных дефектов.

При рассмотрении данного дела суд не определил и не установил юридически значимые обстоятельства, связанные с приобретением истцом автомобиля. Не выяснил по какой цене был приобретен автомобиль, не проверил наличие осведомленности истца о техническом состоянии приобретаемого автомобиля, имеющихся на нем дефектов. Не проверил вопрос о возможности злоупотребления правом и неосновательного обогащения в случае приобретения заведомо некачественного автомобиля по соответствующей цене и требования его замены на новый.

В своей жалобе ОАО "АВТОВАЗ" указывает также на то, что судом в пользу истца взысканы судебные расходы в сумме 7 163 руб., однако, в нарушении ст. 197 ГПК РФ, решение в этой части не мотивировано, расчет не приведен, размеры взысканной судом неустойки в сумме 80 000 руб. и компенсации морального вреда в сумме 5 000 руб. чрезмерно завышены, установлены без учета конкретных обстоятельств дела, поскольку спорный автомобиль постоянно находился во владении истца и он использовался им по прямому назначению.

Согласно ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств, суд вправе уменьшить неустойку.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Из материалов дела следует, что спорный автомобиль из владения и пользования истца не выбывал. Истец продолжал использовать его по прямому назначению, а потому доводы надзорной жалобы о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств и завышенном размере компенсации морального вреда являются обоснованными и суду их следует учесть при новом рассмотрении дела.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд Извлечение из определения Президиума Самарского областного суда от 11.03.2004 г. № 07-06/119 // Судебная практика. Самара. - 2005. - № 4. - С. 11..

Существуют и иные точки зрения на порядок определения размера компенсации морального вреда, в основном, однако, дополняющие методику А.М. Эрделевского.

М.Н. Малеина, например, к числу критериев определения размера компенсации за причинение морального вреда предлагает отнести общественную оценку фактического обстоятельства (обстоятельств), вызвавшего вред, и область распространения сведений о происшедшем событии. При причинении физического вреда - вид и степень тяжести повреждения здоровья, длительность или кратковременность расстройства здоровья, степень стойкости утраты трудоспособности и т.д. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: осуществление, защита. - М., Статут. 2000. - С. 156..

К критериям определения размера компенсации морального вреда А.В. Шичанин относит силу причиненного вреда, материальное и социальное положение сторон, а также местные условия и нравы Шичанин А.В. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда. Автореф. ... канд. дис. - М., 1995. - С. 28..

Интересен взгляд на вопрос определения размера компенсации морального вреда В.Я. Понаринова, специализирующегося в сфере уголовного судопроизводства. Он предложил два метода оценки морального вреда: "поденный" и "посанкционный" Понаринов В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России. - Воронеж., 1994. - С.45.. Посанкционный метод основывается на соотношении размера компенсации морального вреда со степенью меры наказания преступника, что соответствует методу А.М. Эрделевского. Суть же поденного метода сводится к принятию судом во внимание количества дней в году и к учету доли ежемесячного заработка (дохода) виновного, приходящегося на один день. Если суд придет к выводу о необходимости взыскания с ответчика суммы денег в размере семнадцатидневного дохода, то, зная его доход, приходящийся на один день, легко определить и общую сумму денег, подлежащую взысканию с виновного в качестве компенсации морального вреда. Однако (это отмечает и сам В.Я. Понаринов) уязвимость этого метода состоит в том, что он не связан тесно с самим деянием, его правовой оценкой и вызванными им последствиями.

Таким образом, мы видим, что при всей логичности методики (формулы) определения размера компенсации морального вреда А.М. Эрделевского она не является идеальной и требует дальнейшей научной разработки и уточнения.

Кроме того, наряду с вышеприведенными критериями определения размера морального вреда следует принимать во внимание, что, как отмечала К.Б. Ярошенко, "компенсация морального вреда - это одна из форм гражданско-правовой ответственности, и поэтому к ней применимы не только специальные нормы, но и общие нормы, посвященные деликтным обязательствам" Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей: 2-е изд. / Под ред. Карповича В.Д. - М., Юрайт. 1999. - С. 134.. Здесь совершенно справедливо затрагивается тема возможности компенсации морального вреда в зависимости от действий и вины самого потерпевшего, т.е. имеются в виду нормы, установленные п. 1 и 2 ст.1083 ГК РФ. Такое уточнение очень важно, ибо, рассматривая характеристики причинившего вред, не следует оставлять без внимания действия и степень вины самого потерпевшего (например, если он был инициатором конфликта).

Множественность и многогранность условий определения размера компенсации морального вреда делают невозможной точную оценку причиненных душевных страданий. Как отмечают К.И. Голубев и С.В. Нарижний, эта невозможность во многом предопределяет известную еще с прошлых веков доктрину, согласно которой при определении размера денежного вознаграждения свободное и справедливое судейское усмотрение является составной частью института компенсации морального вреда. Так, в английском праве в начале прошлого века данный принцип обосновывался тем, что при компенсации морального вреда суд считается с конкретным данными, конкретной справедливостью, средствами сторон и многими другими обстоятельствами. Соответственно, если бы на этот предмет существовали заранее установленные критерии, обязательные для суда, то богатый человек мог бы сделаться всеобщем мучителем, подобно некоему знатному римлянину, имевшему обыкновение ходить вокруг Форума и бить по щекам каждого встречного, в то время как раб с кошельком следовал за ним, расплачиваясь за удары по установленной в законе таксе Голубев К.И., Нарижний С.В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности: 2-е изд. - СПб., Питер. 2001. - С. 76..

Бесспорно, разработка критериев определения размера компенсации морального вреда более чем необходима. Такие критерии позволят российскому судопроизводству продуктивнее разрешать вопросы о компенсации морального вреда. Следует заметить, что не во всех странах мира выработана универсальная методика определения размера компенсации морального вреда. Нет ее, например, и в таких странах континентальной правой системы, как Германия и Франция, в отличие от стран англо-американского права, основанного на применении прецедентного права, определившего предельные экономические уровни компенсации морального вреда. В связи с этим Россия не может воспользоваться в полном объеме международным опытом, чему сопутствуют и отличие правовой системы, и отсутствие достаточной судебной практики, и нестабильное экономическое и политическое положение нашей страны. Разработка критериев определения размеров компенсации морального вреда позволила бы России вступить на путь создания достаточной практической базы, совершенствования законодательства в данной области и разрешения судебных споров о компенсации морального вреда с наибольшим учетом интересов граждан и соблюдения принципа справедливости.

С момента введения в современное российское право института компенсации морального вреда вопрос о его определении получил довольно широкую разработку, и наиболее жизнеспособные теории подлежат, по нашему мнению, немедленному внедрению в активную практику.

Компенсация морального вреда является мерой юридической гражданско-правовой ответственности, охватывает сферу не только гражданско-правовых отношений, но и уголовно-правовых, трудовых, семейных, административно-правовых и др. В юридической науке дискуссионным является вопрос о формах компенсации причиненного морального вреда. Действующее гражданское законодательство предусматривает лишь денежную форму (п. 1 ст. 151 и п. 1 ст. 1101 ГК РФ). В литературе отмечалось, что наряду с денежной формой необходимо введение и иных форм компенсации морального вреда. Н.С. Малеин подчеркивает, что "суть вопроса состоит в предоставлении потерпевшему возможности облегчить моральные потери, страдания, восстановить его коммуникабельность и т.п." Малеин Н.С. Указ. соч. - С. 206.. Особенности компенсации морального вреда, предусматривающего физические и нравственные страдания, отрицают применение натурального способа возмещения.

Следует отметить, что ст. 131 Основ гражданского законодательства СССР 1991 года предусматривала возможность компенсации морального вреда как в денежном, так и в другом выражении, в том числе путем предоставления какого-либо имущества, иных благ. Тогда как Гражданский кодекс РФ с 1 января 1995 года несколько изменил толкование Основ и оставил лишь возможность компенсации морального вреда в денежном выражении. Это, в свою очередь, отмечено Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", п. 8 которого гласит: "При рассмотрении требований о компенсации морального вреда необходимо учитывать, что по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 года, компенсация определяется судом в денежной или иной материальной форме, а по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 года, - только в денежной форме, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда" Трунова Л.К. Гражданский иск о компенсации морального вреда в уголовном судопроизводстве. - М., Инфра. 1999. - С. 95..

Считаем, что возврат к существовавшей модели компенсации морального вреда (причиненных физических и нравственных страданий) положительно сказался бы на заглаживании данного вреда. Например, лицо, претерпевшее физические страдания, получило увечье (ампутация ног). В данном случае потерпевшему актуальней было бы получить автотранспортное средство, переоборудованное для инвалидов, для свободного передвижения, нежели денежную компенсацию, и т.д Владимирова В. Нравственные и физические страдания потерпевшего // ЭЖ-Юрист. - 2006. - № 33. - С. 9..

Законодательство нуждается в устранении имеющихся в нем пробелов. Для определения морального вреда необходимо установить объективные критерии, более развернутые, нежели приводимые в ст. 1101 ГК РФ.

В заключение можно сделать следующие выводы.

Размер компенсации морального вреда должен быть четко определен. Единицей измерения данного размера должна быть не конкретная денежная сумма (как, например, в США или Великобритании), а минимальный уровень жизнеобеспечения человека на единицу времени (предположительно месяц). К сожалению, МРОТ не отражает объективное экономическое положение в стране. В связи с тем что экономическая ситуация в России неоднородна, следует определять максимальный уровень компенсации морального вреда в зависимости от экономической обстановки в конкретном регионе России для защиты имущественных интересов причинителя вреда и соблюдения принципа справедливости. В отличие от максимального уровня компенсации минимальный уровень ограничению не подлежит.

Помимо указанных в законодательстве критериев определения размера компенсации морального вреда должны учитываться также:

индивидуальные (психологические, физические и социальные) особенности причинителя вреда и потерпевшего;

длительность отрицательного воздействия на потерпевшего;

культурные, религиозные и прочие нравственные особенности причинителя вреда и потерпевшего.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >