От психики субъекта к субъекту психики: предметная парадигма.

К определению предмета психологии можно отнестись рефлексивно-созерцательно как к истории вопроса, а можно конструктивно и перспективно, воспроизводя предметное ядро современной науки психологии, изобретя для него соответствующее, по словам Л.С.Выготского, обобщенное понятие и пояснительный принцип.

Созвучность истории и современности позволяет более уверенно определяться науке в ее предмете. Ведь существенное - бессмертно. Для психологии таким существенным является психическое как субъективное. Среди крупных в истории именно Гегель предпринял попытку вычленить специфику предмета психологии.

"Субъективный дух", - отмечал он, - являются:

A. Дух в себе, или непосредственный; в этом смысле он есть душа, или природный дух, - предмет антропологии.

B. Дух для себя, или косвенное, мыслимый как тождественна рефлексия в себе и по отношению к другому; дух в отношении, или обособлении; сознание - предмет феноменологии духа.

C. Дух, определяет себя в себе, как субъект для себя, - предмет психологи.

Последнее определение духа как предмета психологии требует некоторого дополнения, поскольку здесь не выясняется аспект, отражает его становление и развитие. И такое дополнение делает сам Гегель, указывая, что рассмотрение духа только тогда может считаться истинно философским, когда его понятие познается в его живом развития и осуществимы.

Следует подчеркнуть, что это требование касается не только философского, но и психологического уровня научного исследования.

Итак, по Гегелю, предметом психологии является дух, себя в себе определяет (развивает и осуществляет) как субъект для себя.

Согласно сложившейся традиции, здесь можно обвинить Гегеля в идеализме и тем самым в значительной степени отдалиться от истины. Ведь по сути категория "дух" воспроизводит субстанциональную, субъектное начало, сочетает в себе то, что порождает, и то, что им порожденное. Поэтому, по логике, человеческий индивид только в статусе субъекта психической активности может специфически по-человечески, креативно противостоять собственной психике как объекта и относиться к ней не только как к имеющемуся или как к средству, но и как к цели и ценности , которую надо сохранять и приумножать, защищать и поддерживать, как к объекту познания и онтологической рефлексии, совершенствования и созидания.

Такое утверждение основывается прежде всего на признании существования внутреннего субъективного индивидуального психического мира человека как "само-бытия" и на признании ее субъектной способности открывать для себя этот мир путем самосозидание.

Человек, по мнению СЛ.Франка, в своей непосредственной самосознания - вне всякой философской рефлексией - обладает все же чувством или опытом "внутреннего" бытия, она непосредственно переживает как нечто такое, что принадлежит к какой-то совсем другой сферы, чем вся совокупная "о Объективная "реальность, предметная действительность. Это сфера внутреннего душевной жизни, то есть не такая, какой она является и извне холодном наблюдению и объяснению, а какой она непосредственно изнутри открывается в самом ее переживании.

Однако такое "откровение" своего внутреннего бытия не дается человеку без соответствующих субъектных усилий: "... необходимо особое духовное напряжение, особое внимание, чтобы в этом, подобном сновидения, исчезающем туманном бытии разглядеть все же то, чем оно есть на самом деле , именно некое бытие, какую реальность, закрывается и поэтому не подлежит отрицанию и сомнению ".

Именно так, на пересечении гносеологической и онтологической парадигм, объединенных аксиологических знаменателем, может и должен формироваться предмет современной научной психологии, ориентируя исследователя на роль не стороннего наблюдателя, озабоченного стерилизацией субъективного момента в познании, а способного согласовать субъективное и объективное в предмете и методе исследования.

Рубинштейн одним из первых в современной психологии попытался с позиций онтологии подойти к предмету психологической науки. Задача психологии, по его мнению, заключается в том, чтобы настроения и переживания души, всю жизнь ее, которое обычно для сознания "испаряется" и исчезает как субъективное и поэтому вроде бы иллюзорное, зафиксировать в четких определенных определениях, открывают реальный онтологический смысл образов, которые при этом используются (глубина души, возвышенность, сосредоточенность, несобранность и т.д.).

Таким образом, Рубинштейн подходит к предмету психологии со стороны того специфического способа (и способности) воспроизведение действительности, свойственный системе психики. При этом сознание - высший уровень психического бытия - определяется им как единство ее двух характеристик - предметной и субъектной. Последняя предполагает выражение отношения человека к миру, представлено в ее переживании.

Если к тому же прислушаться к мнению известного украинского философа и психолога В.В.Зенькивського, не противопоставлял субъектное и предметное в психике, а отстаивал идею субъектного центра, объединяет, интегрирует психическое в систему, то трудно удержаться от предположения, что именно человек как субъект собственной психики с ее душевным и "за-душевным", сознательным и бессознательного, предметным и динамичным, центральным и периферийным должна занять достойное место в предмете психологии.

По этому поводу в современной науке уже высказаны дельные предложения. В XX в., Отмечает А.В.Брушлинський, психологическая наука интенсивно развивается в форме довольно пестрого перечня различных научных школ и направлений, теорий, парадигм и пр. Поэтому сейчас актуальным является очень сложное в методологическом смысле вопрос о том, как найти общий основу для таких разных, нередко даже противоположных направлений и течений в развитии одной науки. По его мнению, перспективной теоретической основой, способной сблизить ряд таких направлений и течений в поиске общего для них концептуального ядра, может служить субъектно-деятельностный подход, разработанный СЛ. Рубин Штейном и его последователями. Человек объективно выступает (а следовательно, изучается) в бесконечно разнообразных системах противоречивых качеств. Самое важное из них - быть субъектом, то есть творцом своего жизненного пути: инициировать и осуществлять прежде всего практическую деятельность, общение, познание, созерцание и другие виды специфически человеческой активности - творческой, свободной, нравственной.

Однако существует возможность дальнейшего уточнения предмета психологической науки в этом направлении? На этот вопрос Абульханова-Славская отвечает так: "Введением понятия" субъекта психической деятельности "было осуществлено" приземления "предмета психологии которая к тому рассматривалась бессубъектного гносеологически, к реальной онтологической основы - индивида, личности, которая решает противоречия жизнедеятельности ".

Именно в таком направлении считается возможным, с одной стороны, конкретизировать, а с другой - качественно модифицировать предмета психологии, совершая восхождение от определения "психология - это наука о душе, психике, психическое" к определению "психология - это наука о человеке как суб ' Объект психики, психической деятельности, включая и психическую деятельность самого субъекта. В последнем определении основной акцент делается не на простом признании существования психики как объективной идеальной реальности, а именно как объективно существующей субъективной идеальной реальности, к того же субъективно переживается человеком как значимое, как ценность, как "Я" и "Мое", что должно быть сохраненным и защищенным, должно развиваться и совершенствоваться.

Безусловно, человек в его отношении и отношении к собственной психики не может напоминать "факира, углубленного в созерцание собственного пупа" или чего-то другого. Гегель, в частности, не считал самопознания собственных недостатков, слабостей или самопознания "своеобразия отдельных духов" главной задачей. Однако, он признавал, что для жизни такое знание безусловно полезное и нужное, особенно за "дурных политических обстоятельств", когда властвуют не право и нравственность, а упрямство и своеволие. Но для философии все это не имеет значения. ее интересует исследования "больших человеческих характеров, в которых подлинная природа человека раскрывается в ничем не искаженной чистоте".

Для современной отечественной психологии актуальны оба аспекта, о которых упоминает Гегель. Ведь социально-политическая ситуация развития современного общества является крайне неудовлетворительной, и одним из реальных способов его преодоления можно считать наращивание человеком своего субъективного потенциала, который должен актуализироваться в производительных формах надежного психической защиты, с одной стороны, и интенсивного психического самосовершенствованию, саморазвитию, с другой. Поэтому этот аспект исторически обусловленным и именно поэтому должно быть включено в предмет современной психологии.

Однако и знания "чистой" логики психического, душевного, духовного развития человека, его идеальных образцов также чрезвычайно важно в условиях социальной и психологической напряженности, когда психическая или социальная патология может подчинять себе норму, производя и утверждая антиидеал человеческого в индивидуальном и общественном сознании.

Важность для науки и практики идеальных образцов человека как субъекта собственной психики может оцениваться с позиций адаптации, приспособления, наконец предусматривает достижение определенных равно- 'веса человека со своим внутренним и внешним миром. Противоположный тип - индивида как субъекта собственной психики - характеризуется интенцией к самопознанию и самоактуализации, ориентации на самое ксперы мента ния, отрицание состояния уравновешенности, спокойствия с целью самосовершенствования и саморазвития своего внутреннего психического миру и себя же его субъекта.

Предмет психологии нельзя считать определенным без выяснения общего объяснительного принципа науки. В чем заключается сущность и чем обусловлена необходимость формулирования для науки такого принципа?

Общее понятие, претендует на место ядра, основы предмета науки, должно быть всесторонне обоснованным и испытанным в сопоставлении с понятиями, которые создают ему конкуренцию. При этом наименьшие шансы в борьбе за место в "предмете" имеет то понятие, которое лишь отражает - обозначает - констатирует наличие какой реальности, но не раскрывает его происхождение, становление и развитие, а следовательно, "змертвлюе" ее как с самого начала.

Наибольшие же шансы имеет такое общее понятие, которое способно "породить" из себя соответствующий общий объяснительный принцип, с помощью которого воспроизводится логика саморазвития этого понятия в системе понятий и категорий конкретной науки, а также становится возможным воспроизводить логику порождения, становления и развития существенного в реальном объекте, а именно того, что "схватывает", "вычленяет" в этом объекте предмет науки. Не менее важной задачей объяснительного принципа является соотнесение этих двух "логик" - гносеологической и онтологической, обеспечения взаемопереходу объекта в предмет, и наоборот, что в свою очередь обеспечивает обогащение и развитие общего понятия, а следовательно, всей системы науки.

Таким образом, признавая общим понятием, представляет предмет современной психологии, человека как субъекта психики, логично сделать вывод, что общим объяснительным принципом психологии при этом должно быть субъективно-генетический принцип, согласно которому порождение, становление и развитие психики объясняются с позиций самопричинности и спонтанности саморазвертывания сущего, чисто человеческого благодаря собственной активности человека как субъекта - автора, инициатора и исполнителя индивидуализированной программы создания своего мира психики и себя в нем. Биологическое и социальное, все культурно-предметный мир по этому принципу должны рассматриваться только как более или менее необходимые условия такого самосозидание, но не причин, не детерминанты.

Речь идет, разумеется, не о том, чтобы вроде феноменологов выполнить акт "Эпоха" и тем самым освободиться от "диктата" среды, культуры, общества. Неприемлема и пояснительная модель глубинной психологии, противопоставляет внутренний мир внешнему как чужом и враждебном с самого начала, пытается свести субъектную активность влиянию бессознательного или подчинить ее иррациональной логике. Итак, вместе с реальностью объективного мира, существующего независимо от сознания, необходимо признать реальность существования субъектного ядра психической жизни, несет в себе "субстанционные интуиции", исходную сущностную склонность к специфически человеческого способа бытия.

Развертывание "субстанциональных интуиций" в онтогенезе становится возможным благодаря активности субъекта, конструирует и конституирует свой внутренний мир и себя в нем по своим собственным законам, путем инициативного влияния на мир внешний, а также путем выборочной трансформации условий социального и природного окружения в формы и содержания своего психической жизни.

В аспекте исследования субъектных механизмов самопородження психического могут, например, найти свой конкретный "предметный" интерес психогенетика, психофизиология, глубинная психология и др., В аспекте проблемы его саморазвертывания - возрастная психология, психология развития, трансперсональная психология и др.

Специфически человеческий содержательно-динамический аспект психической активности субъекта, взятый в контексте его отношение к миру и к самому себе, а также с точки зрения его неповторимости и универсальности, может рассматриваться как основной предмет психологии личности, психологии индивидуальности, экзистенциальной, феноменологической психологии и др .

Принципиально иначе, например, чем это имеет место сегодня, целесообразно рассматривать предмет педагогической психологии. Это должно быть наука не о психологии формирования знаний, навыков, и не о психологические закономерности и механизмы обучения и воспитания или обучения и общественно-полезного труда, а о принципах и методах создания оптимальных условий, которые бы позволили конкретному ребенку, с его индивидуальным опытом и неповторимой траектории развития максимально использовать свой субъектный потенциал для целей самосозидание.

Предмет социальной психологии также сегодня нуждается аналогичной коррекции. НЕ закономерности и механизм взаимодействия человека и общества, человека и группу, человека и другого человека должны составлять его основной смысл, а в первую очередь исследования социальных условий, общественных воздействий, которые способствуют или препятствуют актуализации субъектных потенций психологической активности индивида, субъектных потенций группы , общества в их саморазвития.

Функциональные психологические характеристики человека как субъекта психики определяют "предметный пространство" таких направлений психологического исследования, как психология деятельности, психология творчества, психология способностей, психология общения, психология переживаний, психология поступка и др.

Отклонение, нарушения в функционировании и развитии индивида как субъекта психики, возможности и механизмы психической самозащиты, психической самопрофилактикы, самогигиены, самокоррекции, психологической самопомощи могут сегодня создать приоритетный "предметное поле" для психологии непатологическим отклонений в развитии личности, консультативной психологии, психодиагностики, а также медицинской психологии, патопсихологии, специальной психологии и др.

Приведенные примеры позволяют в определенной степени представить направление, в котором должна формироваться предмет современной психологической науки.

По своей сути наука представляет собой квинтэссенцию субъектных возможностей человека, и поэтому логика ее самоопределению и саморазвитию изначально вызвана идеей раскрытия субъектных сил человека. Особенно это касается психологии как науки о специфически человеческое в человеке.

Не случайно с позиций субъектного подхода в различных его модификациях ставятся и решаются вопросы теории и методологии психологической науки, разрабатываются проблемы саморегуляции на сен-сомоторному и личностном уровнях, создаются новые психолого-педагогические модели и технологии. Субъектная парадигма дает возможность качественно перестроить методологию инженерной психологии в направлении раскрытия активной позиции человека в системах "человек-машина". На основе субъектного подхода разрабатываются новые парадигмы в психологии высших психических функций ("от памяти субъекта к субъекту памяти") и в дифференциальной психофизике и тому подобное.

При каких же условиях современная психологии может претендовать на суверенитет и самодостаточность? Критериев здесь может быть много, но сосредоточим внимание на существенном. Статус науки зависит от определенности ее предмета, его качественного отличия от предметов других наук. Самостоятельного статуса психология приобретает при условии, что и идеальная реальность, то живой внутренний мир, который она исследует, признается также самодостаточным, самопричинним, то есть подчиненным в своем существовании, становлении и развитии своей собственной законам, а не биологическим, социальным или "метафизическим" детерминации . Кроме того, эта идеальная реальность, чтобы соответствовать определению внутреннего "мира", должно удовлетворять требования целостности, а следовательно, интегрироваться вокруг определенного центра как регулятивного организации психики.

Таким центром-центром и является субъект психической жизни, для которого его психика выступает объектом познания, внутренней заботы и в этом смысле - целью и ценностью.

Психика, психическая жизнь является производным от субъектной активности человека. Итак, в предмете психологии именно субъектное начало должно занимать приоритетное место.

В отличие от тех подходов, в которых субъект психики рассматривается как нечто устоявшееся и неизменное, роль регулирующего, организующего и развивающего центра он может выполнять только находясь в процессе постоянного изменения и развития, осуществляется в соответствии с собственной логики, отличной от логики развития психики как объекта приложения его усилий, его специфической активности. Поэтому - предмет психологии в его общем виде определяется понятием "субъект психической жизни в онтогенезе". Поскольку же субъектное - это прежде всего то, что развивается и развивает, будет логичным от понятия "субъект психической жизни", что конституирует предмет современной психологии, подняться именно к "субъектно-генетического" общего объяснительного принципа.

Поэтому предмет современной психологии в общем виде определяется понятием "субъект психической активности, деятельности, психической жизни в онтогенезе". Поскольку же "субъектное" - это такое, которое развивается развивая ", логично утверждать, что именно" субъектно-генетический "общий объяснительный принцип должен составлять основу системы психологической науки.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Абульханова-Славская К.А. В субъекте психической деятельности. М., J973. Абульханова-Славская К.А., Брушлинский А.В. Философско-психологическая концепция С Л. Рубинштейна. К 100-летию со дня рождения. М., 1989. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М., 1991.

Асмолов А.Г. Психология индивидуальности. Методологические основы развития личности в историко-эволюционном процессе. М., 1986.

Бассейн Ф.В. О развитии взглядов на предмет психологии // Вопр. психологии. 1971. № 4. С.101-113.

Бахтин М.М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники: Ежегодник 1984- 1985. М., 1986.

Вопросы теории и психологии творчества / Под ред. Балезино. Харьков, 1914.

Выготский Л.С. Исторический смысл психологического кризиса // Собр. соч .: В 6 т. М., 1982. Т.1.

Гегель Философия духа. Энциклопедия философских наук. М., 1977. Т.З.

Гельвещй К.А. О человеке, его умственные способности и ЕЕ воспитания / Пер. Тысяче девятьсот тридцать две.

Гуссерль Э. Амстердамские доклады // Логос. М., 1992. № 3.

Исторический путь психологии: прошлое, настоящее, будущее (Сб. Тезисов Междунар.

конференции). М., 1992.

Кант И. Сочинения: В 6 т. М., 1964.

Канский Г. Философские произведения: В 2 т. М., 1990.

Костнж С. К вопросу о психологических закономерностях // Вопр. психологии. 1955. No 1.

Леви-Брюль Л Первобытное мышление. М., 1930. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., и 975. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М, 1972. Павлов И.П. Полное собрание сочинений. Второй изд. М., 1951. Роменец В.А. История психологии. К., 1978.

Румянец В.А. История психологии эпохи Просвещения: Учеб. пособие. М., 1993. Рубинштейн СЛ. Бытие и сознание. М., 1957. Рубинштейн СЛ. Проблемы общей психологии. М., 1973. Сеченов И.М. Избранные произведения. М., 1952. Т.1.

Татенко В.А. Объект психической активности как предмет исследования // Актуальные проблемы психологии: традиции и современность: В 3 т. М., 1993. Татенко В.А. Субъект психической активности: поиск новой парадигмы // Психолог, журн. 1995. №3.

Ткаченко А.Н. Принципы и категории психологии. К., 1979.

Франк СЛ. Непостижимое. Онтологической введение в философию религии // Соч. М., 1990.

Фромм Э. Душа человека / Пер. М, 1992.

Челпанов Г.И. Мое отношение к марксизму в психологии // ОР РГБ. Ф.326. П.37. ед.хр. 12.

Челпанов Г.И. Психология и марксизм. М., 1925.

Юнг К. К пониманию психологии архетипа младенца // Самопознание европейской

культуры XX века. М., 1991.

Ярошевасий MS. История психологии. М., 1966.

Holzkamp К. Kritische Psychologie und phanomenologische Psychologie: Oer Weg der Kritischen Psychologie zur Subjekfwissenschaft // Forum Kritische Psychologie. 1984. Bd.14.

ВОПРОСЫ

1. Чем объяснить факт возникновения представлений о "душе"? В чем состояла необходимость вычленение этого феномена первобытным человеком?

2. Какие основные тенденции можно наблюдать в истории науки о "душе"?

3. Когда и на каком основании психология стала самостоятельной наукой?

4. Какие противоречия в понимании природы психики стали причиной выделения отдельных направлений и школ в психологии конца XIX - начала XX в.?

5. почему заключалась специфика развитие отечественной психологической науки?

6. Как решается в отечественной психологии проблема внешнего и внутреннего, субъективного и объективного, телесного и психического?

7. Из каких теоретических и методологических основ следует исходить при определении предмета современной психологической науки?


 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >