Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Археология Украины

Поиски археологических коррелятов киммерийцев

Итак, письменные источники дают возможность более или менее детально воссоздать деяния киммерийцев в Передней Азии. Однако их история в Северном Причерноморье фактически ограничивается сообщениями, что они были здесь предшественниками скифов. Это выдвигает на первый план археологические источники. Тем более, что реальность народа становится очевидной только при наличии материальных свидетельств этого.

Древности киммерийцев долгое время не удавалось выделить. На рассвете археологии киммерийскими считали все подкурганные захоронения доскифского времени. И с культурно-хронологическим составлением этих древностей А. Городцовым пределы киммерийского периода был сужен до поздней бронзы - начальной поры раннего железа. Важной вехой на этом пути было выделение древностей чорногоривського и ноздреватого типов. Толчком к этому послужило совершенное А. Иессеном в середине XX в. анализ вещей из клада из г.. Новочеркасска Ростовской области, а также типологически и хронологически близких ему вещей из захоронений, прежде всего конской узды. Длительные и целенаправленные исследования Алексея Ивановича Тереножкина - основателя киевской школы скифоведения - с целью выделения киммерийских древностей позволили расширить круг примет, корелювалися с типами уздечек. Поэтому были обозначены две группы захоронений.

Древности чорногоривського образца

Рис. 1. Древности чорногоривського образца:

1 - хут, Чорногоривський; Второй. Камышеваха; 3 - высокая Могила, захоронение 5, 4 - с. Суворово (по А. И. Тереножкиным)

По подсчетам В. В. Отрощенко, на сегодня известно около 500 захоронений чорногоривського и ноздреватого образцов. Они распространены в западном регионе Евразийских степей - от Дуная до Заволжье, хотя отдельные захоронения и особенно находки вещей случаются и вне этих границ. Они не только отражают походы кочевников, но и о распространении передовых образцов вооружения и оснащения лошади в окружающем мире. Захоронение обычно упущено в курганы предыдущего времени. К могиле клали предметы конской уздечки, оружие, глиняная (корчаги, кубки, черпаки, горшки) и деревянный с металлическим оковкой посуда, украшения (серьги, браслеты, диадемы, ожерелье), точильные бруски с отверстием, ножи и т.д., а также жертвенную пищу (кусок мяса). Иногда рядом ставили каменную стелу. Стелы имеют вид столбов, антропоморфных черт которым оказывают высечены атрибуты, расположены так же, как и на теле человека, - лента (диадема?) На верхушке, ниже - бусы, талию обозначает пояс с подвешенной к нему оружием и точилом, меч и т. Основными для определения захоронений такие черты.

Древности ноздреватого образца

Рис. 2. Древности ноздреватого образца:

1 - предметы конской уздечки и литейная форма с Новочеркасского клада; 2 Высокая Могила, захоронение 2: план и сопровождение (по А. И. Тереножкиным)

Чорногоривськи захоронения (рис. 1) осуществляется в подбоем (катакомбах) или ямах. Похоронный обряд - скорченное на левом боку трупоположением, головой на восток. Сопроводительное инвентарь - удила с стременоподибнимы концами и псалии с тремя отверстиями, бронзовые двухлопастные наконечники стрел с короткой втулкой и нередко шипом, биметаллические мечи (с железным клинком и бронзовым рукояткой) с грибовидным навершием и прямым (крестообразным) перекрестком, а также восьмиподибни бляшки , ножи (преимущественно бронзовые), диадемы. Среди характерных комплексов - захоронение 3 в кургане вблизи хутора Чорногоривський, по которому и названа эта группа, захоронение в кургане возле с. Камышеваха Донецкой области, в кургане Малая Цимбалка в Запорожской области и др.

Новочеркасского образца захоронения осуществлены в ямах (рис. 2). Умерших клали вытянутая на стороне или на спине, головой на запад. Среди сопровождающих вещей - удила с двумя кольцами на концах (восьмиподибни конце), псалии с тремя петельками, четырехлепестковые розетки от ремешков оголовья лошади, бронзовые двухлопастные наконечники стрел с длинной втулкой (встречаются также роговые и костяные), железные мечи с перекрестком в виде двух вислых треугольников. Самые примечательные комплексы обнаружено на смежных со степью территориях: в курганах вблизи с. Зольное в Горном Крыму, вблизи сел Носачов, Цветки, Ольховая Черкасской области, Бутенки Полтавской области и др. В обеих группах встречаются и захоронения в просторных могилах с каменными и деревянными конструкциями.

Хронологическая и этническая атрибуция черной "финских и Новочеркасского захоронений.

Суммарно А. Иессен датировал такие захоронения VIII-VII вв. до н. е., при этом древними он считал Новочеркасске. Вопрос же их этнической принадлежности - с они киммерийскими или раннескифской - он оставил открытым.

А. Н. Лесков несколько "омолодил" эти достопримечательности. Указав на определенную их синхронность, он поддержал А. И. Тереножкина по обратной их последовательности. Древние чорногоривськи (или чорногоривсько-Камышеватская) захоронения он датировал серединой VIII - началом VII в., А Новочеркасск - концом VIII - началом последней четверти VII в. до н. е. Связывая чорногоривськи памятки с западным, причерноморским, ареалом степей, исследователь отождествил их с киммерийцами, Новочеркасские же, что локализовались бы в восточном ареале (Нижний Полонное и Предкавказья), - с древнейшими скифами. Генетической основой обоих этносов он считал разные ветви срубной культуры. Это логично увязывалось версии Геродота о появлении скифов с востока и вытеснение ими киммерийцев из Северного Причерноморья.

Другую концепцию выдвинул А. И. Тереножкин. Ученый четко развел во времени чорногоривськи и Новочеркасский достопримечательности (первые он датировал IX - серединой VIII в., А вторые - серединой VIII - серединой VII в. До н. Э.), Рассматривая их как последовательные этапы развития культуры киммерийцев. Таким образом, киммерийская культура существовала с IX до середины VII в. до н. е. и непосредственно смыкалась с раннескифской. Собственно указанным периодом А. И. Тереножкин не ограничивал историю киммерийцев. Это был, по его мнению, заключительный период их истории, поскольку с киммерийцами он отождествлял всю срубную культуру, формирование которой, в свою очередь, связывал с полтавкинською. Поэтому киммерийцев он выводил из Нижнего Поволжья.

Тогда же известный советский археолог, профессор Ленинградского университета Н.И. Артамонов отождествил срубную культуру со скифами, а катакомбную, предшествовавшей ей, - с киммерийцами. Распространение на запад памятников срубной культуры он охарактеризовал как вытеснение срубников-скифами катакомбы и кивкиммерийцив. Из-за этого часть киммерийцев ушла за Дунай, другая же оказалась в Прикубанья, откуда совершала походы в Переднюю Азию. Однако мнение о существовании катакомбного населения в Предкавказье до суток железа была ошибочной. Такой подход к истории развития указанных культур разделял также профессор Московского университета, знаток скифо-сарматских и античных древностей Б.М. Граков, однако распространение срубной (скифской) культуры на территорию катакомбников-киммерийцев он рассматривал как постепенное продвижение несколькими волнами. Следствием этого была ассимиляция скифами киммерийцев. Неудивительно, что культуры двух народов мало чем отличались и стали, так сказать, археологически неуловимыми. Сообщение же Геродота о завоевании скифами страны киммерийцев Граков считал последней волной передвижения срубников на запад.

Киммерийская потолок

Рис. 3. Киммерийская потолок

(по В. М. корпусов и В.П. Билозором)

В настоящее время установлено, что обе группы захоронений синхронными, хотя норногоривська, возможно, немного древнее, а Новочеркасск - поздней. Их синхронность свидетельствуют, в частности, захоронения, в которых случаются вещи культур. Следовательно, вопреки А. И. Тереножкин, получается, что в степной с в предскифского время проживало две группы кочевников, каждая со своими культур мы традициями. Это затрудняет их этническую атрибуцию, поскольку древние авторы предшественниками скифов называют только киммерийцев.

Ориентируясь на определенное сходство чорногоривського речевого комплекса с раннескифской, в частности предметов уздечки и вооружения, В. Ю. Мурзш, Н. Л. Членова, В. П. Билозир и другие исследователи склонны считать такие захоронения протоскифськимы или скифскими, зато Новочеркасские достопримечательности - киммерийскими, поскольку их продолжение в скифской культуре выражено менее заметно. Некоторые исследователи называют эти памятники просто доскифского. Проблема эта усугубляется тем, что, несмотря на длительное пребывание киммерийцев в Передней Азии вещей чорногоривсько-новочсркаського образцов в регионе выявлено единицы, и это на фоне многочисленных находок скифских вещей. Получается, что и скифские, и киммерийские воины были одинаково экипированы. Исходя из этого, А. Ю. Алексеев и И.М.Медведська кочевническими культуру VII и даже VI в. до н. е. считают киммерийско-скифской.

Археологическая ситуация и смутные догеродотивськи (Гомер, Аристей) письменные свидетельства о киммерийцев в Северном Причерноморье вызвали сомнения в реальности проживания здесь этого народа. Данная тенденция в последнее время четко прослеживается в трудах И. В. Куклиной, P. С. Тохтасьева и др. Однако логичными представляются рассуждения тех ученых, которые на первый план выдвигают следующие моменты: 1) никто из античных авторов НЕ локализует родину киммерийцев в Передней Азии - там они были пришлыми воинами, а некоторые трофеи оттуда попали в Северное Причерноморье; 2) какими бы мифическими выдавались свидетельства Гомера и Аристея, все же речь идет о северных народах и если бы киммерийцы жили в Передней Азии, то вряд ли они были бы задействованы в движении народов, спровоцированном аримаспы; 3) реальность киммерийцев свидетельствуют и топонимы (названия местностей); 4) наконец, это подтверждает и последовательность появления киммерийцев и скифов в Передней Азии, продублирована двумя независимыми источниками - античными и клинописными. Поэтому традиционное мнение сохраняет силу, и большинство исследователей все же выступают реальность этого народа как предшественника скифов.

С учетом современной систематики археологических источников эпохи бронзы иначе должен решаться и проблема происхождения киммерийцев. Ведь теперь катакомбные и срубные памятники разделяет культура многоваликовой керамики (или Бабинская). К тому же ареал распространения срубной культуры на территории Украины ограничивается, главным образом, Левобережьем Днепра, далее на запад распространены памятки синхронной ей сабатиновской культуры. Между срубной и сабатиновской и чорногоривською и Новочеркасского культурами в Северном Причерноморье проходит белозерская - последняя культура бронзового века. Попытки отождествлять киммерийцев с сабатиновской культурой (И. Т. Черняков, А. С. Русяева) безосновательны, поскольку последний никак нельзя считать кочевническими. Наоборот - сабатиновская культура демонстрирует небывалый взлет земледелия в степной полосе.

Поэтому принципиальное значение приобретает белозерская культура как предшественница древностей раннего железного века. А. И. Тереножкин обращал внимание на определенное сходство белозерского и чорногоривського комплексов, хотя такие определяющие черты второго из них как предметы вооружения и конской уздечки, а также стелы (рис. 3) выводил из глубин Азии, а возникновение уздечки ноздреватого типа связывал вслед за А. А. Иессеном, с Кавказом. Дальнейшие исследования В. Ю. Мурзина, В. В. Отрощенко, А. Г. Дубовский и др. свидетельствуют, что чорногоривський речевой комплекс представляет собой сплав местных традиций и новаций. Среди вещей, имеющих истоки в билозереький культуре, - глиняная и деревянная посуда, некоторые разновидности украшений (браслеты, серьги из проволоки в 1 - 1,5 оборота, ожерелье, спиральные пронизки), орудия (точильные бруски, ножи), наконечники стрел и вуздечни жести (трехлопастные лунници, круглые бляшки). Инновационного типичные для этого комплекса наконечники стрел (с валиком на короткой втулке и шипом), упомянутые уже удила и псалии, а также некоторые разновидности бляшек для уздечки, ножи с кольцом на рукоятке, серьги с шишечкой на конце и так называемые цвяхолодибни серьги с тремя радиальными лучами на головке и др. Истоки этих новаций связывают главным образом с Центральной Азией. Это же касается и каменных стел, происхождение которых ведут от так называемых оленных камней - стел с выгравированными на них изображениями оленей. Хотя большинство киммерийских стел известны за музейными коллекциями, причастность их к определенным захоронений и изображения на них свидетельствуют, что они сопровождали как чорногоривськи, так и Новочеркасский захоронения.

Таким образом, новации в чорногоривський культуре, касающиеся прежде всего вооружения и конской уздечки, а также стел, является следствием первой волны кочевников на нашу территорию (по мнению В. Ю. Мурзина, - протоскифив), которые растворились впоследствии в местной среде. Добавим, что то местную среду было представлено потомками носителей белозерской культуры, завершает в степной полосе историю сообществ с комплексной скотоводческо-земледельческой экономикой и одновременно демонстрирует формирование кочевническими образа жизни. Его характерным проявлением является отсутствие поселений. Создается впечатление, что кочевой мир сформировался одновременно на огромных просторах Евразийских степей, чем обусловлено также стремительное распространение совершенных видов конского снаряжения и оружия.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее