Религия

Основой религии является вера в сверхъестественные силы - тайные и могущественные, что правят миром. В поддержку связи с ними направлено определенные действия, представляющие собой обрядовую сторону религии. Осознание себя частью Космоса превращало каждое действие в ритуал, закрепленный в обычаях. их выполнения осуществлялось, можно сказать, автоматически. В то же время этот глобальный связь имел поддерживаться также специальными в том числе и коллективными действиями. Такие ритуалы проводились по определенному сценарию и с участием посредников, способных преодолевать различные миры и транслировать волю и приказы сил, правящих миром. Обе эти стороны, хотя и не в полной мере нашли отражение в письменных и археологических источниках.

Согласно Геродоту (IV, 59), скифский пантеон включал семь верховных божеств, значимость которых подчеркивалась последовательностью перечня, а функции - параллелями с греческими божествами. Больше всего скифы почитали Табити (Гестию), затем Папайя (Зевса) и его жену Апи (Гею), после них - Гойтосира (Аполлона), Аргимпаса (Афродиту Небесную), Геракла и Ареса, а царские скифы - еще и Фагимасад (Посейдона). Папай-Зевс и Геракл, а также Апи (в виде девы-змеи) фигурируют и в етногоничних легендах на сюжет о трех братьях. Возможно, другим именем Апи было Ора - так звали мать Колаксая, по В. ФЛАКО (Аргонавтика, VI, 48-68). Антропоморфные изображения трактуют как своеобразную иллюстрацию скифского пантеона и этногенетических мифов (Б. М. Граков, С. С. Бессонова, Д. С. Раевский и др.).

Обрядовая сторона верований отражена Геродотом в описании погребального ритуала (IV, 71-73), охраны и ежегодного праздника в честь золотых священных даров (IV, 5-7), военных обычаев и тому подобное. Главная их сущность сводилась к принесению жертв, прежде всего, скота. Среди служителей культа упоминаются прорицатели, которые гадали на ивовой лозе, и энареев (евнухи), "инструментом" которых были полоски липовой коры (IV, 67-69).

Своеобразие скифского пантеона заключается в том, что его возглавляли женское божество - богиня огня Табити. ее верховное место подчеркивалось метафорой "царица скифов" (IV, 127), а причастность к священному царского очага тем, что клятва богами царского очага ("царскими Гестию") считалась наиболее значимой, а ее нарушение могло вызвать болезнь царя. Изображение Табити обычно видят в таком сюжете: женщина на троне с зеркалом в руке, перед ней стоит человек.

Божественная пара Папай и Апи воплощает идею союза неба и земли. Папайя - бога неба и прародителя скифов - изображено на навершии с Лысой Горы в виде мирового дерева, ствол которого сливается с фигурой бога-творца. Его жена Апи благодаря своему имени (с древнеиранского - вода) ассоциируется с влажной землей. Исходя из етногоничних легенд, она выступает как полудева-полузмея. Этот образ передано в скифской иконографии в виде женщины, туловище которой заканчивается пышными закрученными вверх побегами, змеями или драконами.

Гойтосир, как и Аполлон и авестийский Митра, - божество Солнца и света, охранник скота, а следовательно стрелок и победитель чудовищ. Зато Аргимпаса по аналогии с Афродитой Небесной и ее ближневосточными аналогами выступает как богиня плодородия, Володарка зверей, покровительница дикой природы. Образ ее можно распознать в изображениях богини в окружении зверей.

Жестоким богом войны предстает Арей, символом которого был меч. Только ему возводили святилища и приносили в жертву не только скот, но и людей - из числа пленных (Геродот, IV, 62). Ощутим также культ военной победы (IV, 64-66), которую всячески поощряли: только доблестным воинам царь выделял долю добычи, а номарх ежегодно угощал их вином. Первую победу над врагом отмечали, попивая кровь, а подвиги подчеркивали атрибутами из кожи убитых врагов и чашами из черепов. Соглашение о дружбе (обычай побратимства) скрепляли питьем вина, смешанного с кровью участников церемонии, куда погружали оружие. Эту сцена изображена на золотых бляшках.

Хотя Геродот ограничивает скифский пантеон антропоморфными божествами, не исключено, что они имели и зооморфные инкарнации. Исходя из популярности зооморфных образов, Р. Гиршман выдвинул предположение о "териоморфну концепцию мира" у скифов. Действительно, в наборе образов, их расположении на изделиях есть намек на то, что разные сферы бытия - реального (природные и социальные явления) и мифического - ассоциировались с определенными животными. В индоиранских традиции им приписывали способность преодолевать различные миры, благодаря чему они выступали помощниками шамана (а скифскую религию относят именно к этому образцу), их приносили в жертву всем богам. Существенная роль отводилась им и в погребальных обрядах. Поскольку переход в небытие воспринимался как путешествие в потусторонний мир, животные выполняли роль поводыря и, пересекая различные сферы, поддерживали единство мира. Его вечная противоречие (дихотомия жизнь / смерть), возможно, нашла отражение в сценах терзания, которые, вероятно, представляют собой метафорическое изображение смерти. Преодоление ее осуществлялось присоединением к миру предков, олицетворением которого выступал, пожалуй, Колаксай - первый обладатель священных даров, в честь которых ежегодно устраивали праздник, он же - первый царь, имя которого означало Солнце-царь.

Таким образом, не имея письменности, скифы перешли к зоо- и антропоморфных кодов для "записи" представлений о Вселенной и свое место в нем. Эту самобытность мироощущения, присущую скифской культуре, прекрасно выразила Л. Костенко:

Нету письмен - есть странное сияние сказки. Лук золотой натягивает стрелок. Летит грифон. И золотые подпаски вечер доят золотых овец.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >