Западная Волынь, Верхняя Приднестровье и Закарпатья

В Западной Волыни и Верхний Приднестровье в скифский период жили сообщества со своей этнокультурной спецификой, не покрытых, с одной стороны, дымкой скифской культуры, а с другой - отличной определенной степени и от той, которую обычно объединяют понятием культура лесостепного населения. Роднит их отсутствие лощеного посуды и грунтовые могильники с трупосожжениями (хотя древности эти пока больше известны за поселениями), а также редкость вещей скифского образца и античных импорта. Ориентируясь на специфику керамики, Л. И. Крушельницкая выделяет на этой территории три локальных группы памятников, сформировались при взаимодействии различных компонентов и притока населения с востока. Разная удельный вес составляющих определяет своеобразие каждой из них.

Древности скифской поры на западе Украины

Рис. 12. Древности скифской поры на западе Украины:

1 - тип Лежница; 2 - тип Могиляны; 3 - тип Черепин-Лагодов

(по Л. И. Крушельницкой)

В верховьях Западного Буга и Стырь локализуются достопримечательности типа Лежница, названные по поселком вблизи с. Лежница Волынской области, исследованном в 60-е годы М. А. Пелещишин. По разведками и раскопками сейчас известно несколько десятков поселков (Торчин, Свитазев, Ромош и др.). Тюльпаноподибной или более профилированные горшки из них имеют невысокие венца и украшенные строкой дырочек, ямок или жемчужин (рис. 12). Валик здесь не был распространенным. Обычны находки дискообразных покрышек, дуршлагов. Столовая посуда представлена мисками с хорошо заглаженной поверхностью. Другие его разновидности (корчаги, кубки, черпаки) встречаются редко. По мнению Л. И. Крушельницкой, эти памятники демонстрируют черты родства с лужицкой культуры, а также предскифского и скифского времени памятниками Украины.

К востоку от Стырь, на Ровенщине, распространены памятки типа Могиляны. Епонимною памятником для них могильник возле с. Могиляны, разработанный в 50-е годы М. Ю. Смешко. Известно также немало поселений, хотя раскопки проводились лишь на некоторых из них (Большой Олексин, Костянец, Крылов). Примечательно тюльпаноподибной горшки стройных пропорций, украшенные дырочками, часто в сочетании с валиком, а также миски с приплюснуть м краем. В то же время заметны черты родства с культурой лесостепной полосы.

В северо-восточном Прикарпатье, в верховьях Днестра и его притоки, выделено достопримечательности типа Черетт-Лагодов. Эталонными для них есть поселения, расположенные вблизи сел Черепнии и Лагодов Львовской области, исследованы в 50-60-е годы В. Д. Бараном и Л. И. Крушельницкой. Сейчас известно несколько десятков таких поселений (Залуки, Звенигород, Маркополь). Посуда этой группы ризнобарвниший и имеет немало признаков, характерных для керамических изделий других культур - высоцкой (удлиненные тюльпаноподибной горшки с валиком, биконической формы), ворона-голиградськои (корчаги, банковать горшки с выступами-шишечками), лужицкой (локришкы-диски), чернолесской и раннескифского времени на Подолье.

В северо-восточной части Карпатской котловины сформировалась Куштановицкой культура, которая, возможно, охватывала и территорию Восточной Словакии. В Прикарпатье жизни на городищах предшествующего периода (Арданово, Шелестово, Иршава) где-то на рубеже VII-VI вв. до н. е. угасает. Возникают новые небольшие поселки, а фунтовые могильники меняют курганные. По одному из них - вблизи с. Куштановице Мукачевского района - и назван культуру.

По данным И. И. Поповича, сейчас известно около 20 поселений и столько же могильников. Однако лишь в некоторых поселениях велись раскопки (Мали Геивни, Деренковец, Горцы, Дедово). Расположены они в двух полосах - низменной и предгорной. Стратиграфические наблюдения и особенности материала позволили установить, что на раннем этапе здесь преобладали жилья в виде полуземлянок, позже - наземные, столбовой конструкции. Топили их печами и очагами. Вблизи жилищ и в самых домах обнаружены хозяйственные ямы.

Культура более известная по могильниками. В них насчитывают от нескольких до двух десятков небольших насыпей (0,5-1,0 м), хотя встречаются и высотой около 3 м. Это Колодное, Дунковица, Становое. Наибольший могильник возле с. Белки (более 50 курганов). Насыпи построено из земли, иногда с примесью камней. В них обнаружены остатки кремаций. Сожжение осуществляли обычно "на стороне", а останки собирали в урну, за которую правил обычную посуду (в основном горшок), и накрывали сосудом или оставляли открытой. Иногда останки ссыпали в ямку или кучку. Нередко покойников сжигали на месте будущего кургана, ссыпая останки в урну, ямки или оставляя на месте.

Курганы были коллективными усыпальницами и вмишувалы различные типы захоронений - Урнов, в ямках или кучкой. Так, в кургане возле с. Невицкое обнаружено 17 захоронений. Сначала усыпальница выглядела обнесенного валом площадки для размещения праха. По мере того как площадка заполнялся захоронениями, он, видимо, засыпался землей и приобретал вид холма, к которому могли еще впускать захоронения. Сопровождение захоронений довольно скромный и состоит, главным образом, с посуды (рис. 13).

Куштановицкой культура.  Курган вблизи с.  Невицкое.  Образцы урн и супрополу

Рис. 13. Куштановицкой культура. Курган вблизи с. Невицкое. Образцы урн и супрополу (по И. И. Поповичем)

Ассортимент посуды Куштановицкой культуры с традиционным для эпохи раннего железа. Кухонная посуда представлена банковать горшками с валиком, расположенным ниже венец (типовая форма) и сковородками. Обычны покрышки-диски. Столовая посуда демонстрирует определенное упрощение по сравнению с предыдущей культурой (Гава-Голиграды): ухудшились качество и лощения, почти исчезает орнамент, меняется и форма. Распространяются биконични и опуклобоки с удлиненными, плавно отогнутыми венцами корчаги. Многочисленными являются миски зризаноконичнои или полусферической формы, в частности с так называемыми пелюсткоподибнимы венцами (с выступлениями по краю), а также черпаки с высокой петле подобной ручкой.

Металлические вещи случаются очень редко, и представлено их одиночными украшениями (серьги, браслеты, пронизки) и ножами. Вещи из драгоценных металлов совсем редки. В некоторых захоронениях обнаружены стеклянные и янтарные бусы.

Еще первые исследователи Куштановицкой памятников, в частности чешский археолог Я. Бем, относили их в круг фракийских, а братья Э. и Е. Затлукалы считали это население потомками голиградськои. Однако на время получила распространение концепция Г. 1. Смирновой и К. В. Берняковича, которые связывали формирование Куштановицкой культуры с продвижением в Закарпатье западно-Подольского населения (вынужденного мигрировать под натиском скифов) и его взаимодействием с местными жителями. Впоследствии В. И. Бидзиля возродил взгляд о местном происхождении Куштановицкой культуры. Его поддержал также И. И. Попович, обращал внимание на наличие в Куштановицкой керамическом комплексе воздействий лужицкой культуры и населения междуречья Днепра и Днестра. Действительно, между ворона-голиградськои комплексом и Куштановицкой есть черты наследственности, однако изменение мест обитания, исчезновение городищ и появление курганных могильников указывает, возможно, и на какие-то этнические изменения в этом регионе. Однако в своей основе это население было, как признают все исследователи, фракийским.

Не исключено, что Куштановицкой населения в Закарпатье пережило и латенская время - сутки экспансии кельтов, которые достигли Карпат где-то на рубеже Mill ст. до н. е., - и стало составляющей формирования культуры карпатских курганов первой половины I тыс. уже н. е.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >