Экономическое развитие, социальная структура и этнический состав населения

Основой хозяйства античных поселений было земледелие, которое базировалось на мелком гражданском землевладении. Для производства продукции использовались земли, расположенные вблизи населенных пунктов. В Нижнем Побужье и в окрестностях Никония зафиксированы сельские поселения, представлены тремя типами. Это небольшие поселения-хутора, площадью 0,2 га, поселение средних размеров, площадью 2-8 га. Третий тип представлен крупными поселениями площадью 50-80 га. На сельских поселениях прослеживаются группы жилых и хозяйственных землянок и полуземлянок, а также хозяйственные ямы. Такие комплексы атрибутуються как "модули" или "кусты". Подавляющее большинство из них состояла из жилого ядра, вокруг которого группировались землянки и полуземлянки меньших размеров, зерновые и хозяйственные ямы. Каждый "модуль" находился изолированно от других, а пространство между ними использовался для выращивания овощей и зерновых. Такие "модули" следует рассматривать как отдельные Ойкос (хозяйства) семей колонистов, из которых формировались как небольшие, так и значительные по площади поселения.

Верховным собственником земли в античном мире была гражданская община, которая предоставляла земельные участки первым колонистам, а также тем, кто прибыл позже (этики). Известно, что вторая и последующие волны переселенцев имели ограниченные права по сравнению с семьями первопоселенцев и их потомков. Наделы епойкив были меньше по размерам, а качество земли - хуже. Это привело к образованию в гражданском коллективе полисной аристократии, ущемление политических прав епойкив и повлекло социальные конфликты между потомками первопоселенцев и представителями новых волн переселенцев.

До последнего времени наличие социальных конфликтов в середовиши колонистов была лишь темой теоретических дискуссий. Недавно она нашла подтверждение после нахождения нового эпиграфического источники из Ольвии. В нем речь идет о конфликте между первопоселенцами и епойкамы. Его удалось решить благодаря введению культа "умного дельфина", то есть Аполлона Дельфиния - главного божества Милета. Вследствие каких-то не выясненных пока обстоятельствах гражданский мир полисе было восстановлено, а епойкив сравняли в правах с потомками первопоселенцев. Об этом свидетельствует замена культа Аполлона Врача культом Аполлона Дельфиния, который отражает политическую ситуацию и средства решения социального конфликта в те времена.

Наряду с освоением сельских территорий происходит процесс зарождения и становления ремесла, которое было тесно связано с сельским хозяйством и направлено на удовлетворение потребностей поселенцев. О характере организации ремесленного производства учитывая крайне ограниченный объем источников говорить что-то наверняка пока трудно. Однако археологические исследования Березани и сельских поселений свидетельствуют, что здесь велась переработка шерсти, существовали ткачество, гончарство, обработка кости и другие виды ремесел, которые концентрировались в Ойкос и имели преимущественно домашний характер. Исключение составляли лишь металлургия и металлообработка, которые из-за сложности технологии производства требовали специализированных мастерских. Они были сосредоточены на Березани и в Ольвии.

Данных о развитии ремесел в боспорских центрах очень мало и они исследованы неравномерно. Лучше изучено металлообрабатывающее производство, следы которого археологически зафиксированы в Пантикапее и торицей. Второй половиной VI- V в. до н. е. в Пантикапее датируются остатки четырех небольших бронзолитейными мастерских. Уже в это время они группировались вместе и составляли ремесленный квартал (рис. 4). В мастерских изготавливалась прежде всего оружие, а позже в Пантикапее началось производство предметов торевтики. Бронзолитейное производство на рубеже VI-V вв. до н. е. было и в азиатской части Боспора, в Фанагории, где в это время отливали статуи.

Квартал ремесленников Пантикапея

Рис. 4. Квартал ремесленников Пантикапея

(по М. Ю. Трейшером. Рисунок М. В. Львова)

О других отраслях боспорского ремесла говорить что-то наверняка тяжело. Однако наличие в боспорских центрах гончарных печей VI-V вв. до н. е. свидетельствует о том, что в это время уже было налажено производство керамики, хотя керамическая тара этого времени вся привозная, что позволяет сделать вывод об отсутствии местного производства амфор и вина. Следует также отметить наличие на раннем этапе существования боспорских городов строительного ремесла (рис. 5).

На определенном уровне развития хозяйства возник обмен, а в дальнейшем внутренняя торговля. Но это обусловливалось не значительным отраслевым разделением труда, а жизненной необходимостью получить тот продукт, орудия труда или бытовую вещь, не могли быть изготовлены в отдельных небольших Ойкос. в Нижнем Побужье уже в первой половине VI в. до н. е. фиксируется обмен с применением денежного эквивалента, роль которого выполняли монеты-стрелы, семантически связанные с культом Аполлона Врача. Во второй половине VI в. до н. е. на смену монетам-стрелам приходят монеты-дельфины (рис. 6).

Развитие сельскохозяйственного производства и ремесла вызвал появление в середине - второй половине VI в. до н. е. серебряной монеты, которая чеканилась в Пантикапее. Появление денежного эквивалента было обусловлено достаточно высоким уровнем внутреннего рынка Пантикапея. Однако на сельских поселениях, в окрестностях боспорских городов, пока не найдено монет, хотя зафиксированы привозные амфоры и столовая посуда. Это свидетельствует о том, что их внутренний рынок находился еще в зачаточном состоянии, а сами поселения представляли собой сельскую территорию городов, которая обрабатывалась их жителями. Другие античные центры региона свою монету в архаический период еще не чеканили.

Типы кладок жилых и общественных зданий VI - первой половины V в.  до н.  е.

Рис. 5. Типы кладок жилых и общественных зданий VI - первой половины

V в. до н. е. (по С. Д. Крыжицкого)

Монеты в виде дельфина

Рис. 6. Монеты в виде дельфина

В архаический период начала зарождаться также внешняя торговля. Она базировалась в основном на вывозе в Средиземноморье и Малой Азии продукции сельского хозяйства. Зато в Нижний Побужье привозили оливковое масло в амфорах, а также ремесленные изделия. Жители Никония доставляли вино и оливковое масло с Хиоса, Лесбоса, Фасоса, Самоса и других центров (рис. 7).

Импортные амфоры второй половины VII-VI вв.  до н.  е

Рис. 7. Импортные амфоры второй половины VII-VI вв. до н. е .:

1, 2, 3, - Хиос; 4 - Лесбос; 5 - Самос; б - Фасос; 7, В, 9 - не установлены центры

Наличие привозных товаров, прежде всего вина и оливкового масла в амфорах, свидетельствует об определенном развитие внешней торговли на Боспоре. Ввоз продукции в амфорах из Малой Азии, Хиоса, Самоса, Клазомен, а позже и из других центров дает основания считать, что в хозяйствах боспорских греков производилась определенное количество товарной продукции, экспортируемой в другие центры.

В архаический период греки проникают в дельту Дона, где в районе современного г.. Таганрога археологически фиксируется греческий апойкия. Чуть позже в этом районе состоит локальный вариант скифской культуры и возникает Елизаветовское городище. Со временем он стал центром, через который осуществлялись связи греков с варварским населением. Причем вывозили они не только вино, но и другие товары. Однако главными торговыми партнерами боспорских греков в это время выступали не скифы, а синды и меоты.

О развитии внешнеторговых связей Тиры, Никония и Херсонеса нам известно мало. Однако обнаруженные во время раскопок остатки импортной керамики, в том числе амфор, свидетельствуют, что и в эти центры привозились товары из других районов античного мира, очевидно, в обмен на продукты питания. Хозяйство упомянутых центров в целом было натуральным, что подтверждается сравнительно поздним началом чеканки собственной монеты.

Гражданский коллектив, который составлял основную массу населения полиса, состоял из мелких свободных производителей, однородных по своему социальному и имущественному положению, а труд рабов и других социально зависимых групп населения существенно не влияла на процесс материального производства. Хотя в архаический период уже начинается процесс м & Яновой и социальной дифференциации, вызванный политической дискриминацией епойкив, ограничением их прав, по сравнению с потомками первопоселенцев. Именно эти последние составляли элиту полиса. С их среды до момента уравнение в политических правах с епойкамы, как это было в Ольвии, формировалась правящая верхушка. Итак, сегодня уже нет оснований говорить о становлении в архаический период в Северном Причерноморье рабовладельческой системы хозяйства, ведь решающую роль в процессе материального производства здесь играли мелкие свободные производители, что было характерно для античного мира в целом.

Долгое время считалось, что уже в архаический период в Северном Причерноморье происходил процесс смешивания греков-колонистов с варварами, вследствие чего население античных поселений было этнически неоднородным. Однако с этим согласиться трудно. Вследствие особенностей социально-экономического устройства гражданской общины доступ к ней не граждан ограничивался. Поэтому любое этническое смешение первопоселенцев, безусловно, граждан, с аборигенным элементом представляется маловероятным, тем более, что во времена греческой колонизации в окрестностях большинства античных центров он отсутствовал.

Следует учитывать, что в состав греческих поселенцев входили представители целого ряда этнических групп как с территории материковой Греции и островов Эгейского моря, так и из Малой Азии. А это накладывало определенный отпечаток не только на этнический состав населения поселений Северного Причерноморья, но и на его материальную культуру. Даже когда рядом с греками и жили какие-то небольшие группы аборигенов, ни о какой этническую "метисация" или ассимиляцию не только в архаический период, но и значительно позже, говорить нельзя. В количественном отношении здесь преобладали этнические греки, хорошо иллюстрируется как материальной культурой, так и религиозными представлениями.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >