Нижнее Поднестровье последней четверти IV - середины III ст. до н. е.

Увеличение вывоза сельскохозяйственной продукции из Никоний способствовало постепенному возрождению жизни на оставленных ранее посланных и возникновению на левом берегу Днестровского лимана новых. Вторичное освоение левобережья Днестровского лимана началось благодаря значительному притоку населения в этот район. Земледельческие поселения того времени в окрестностях Никония еще не исследованы. Однако сегодня есть все основания утверждать, что наряду с хорой этого античного центра и греческими сельскими поселениями в его округе, на левом берегу Днестровского лимана существовало значительное количество скифских поселений, экономически связанных с Никония. Значительную роль в жизни этого района играли кочевые скифы, которые лояльно относились к греческого населения, и в то же время эксплуатировали своих оседлых соплеменников, беря с них дань.

На правом берегу Днестровского лимана в IV-III вв. до н. е. также фиксируется появление сельских поселений. Этот процесс стал предпосылкой экономического подъема переживала Тира. Около середины IV в. до н. е. Ее северо-восточный район был обнесен защитной стеной. Во второй половине IV - начале III в. до н. е. начинается чеканка полисной монеты, показало не только развитие внутреннего рынка, но и увеличение товарной направленности экономики.

Нижнее Побужье во второй половине III - I в. до н. е.

В середине III в. до н. е. Ольвия вступает в полосу экономического кризиса. Причины и характер этого явления крылись в тех процессах, которые происходили на Балканах и в других районах Северо-Западного Причерноморья. Около середины III в. до н. е. большинство сельских поселений и усадеб ольвийской периферии, расположенных на правом берегу Бугского лимана, прекращают свое существование. Принимая во внимание, что экономический подъем Ольвийской государства в конце IV - первой половине III в. до н. е. обусловлено расширением сельских владений, то кризисные явления, отмеченные во второй половине III в. до н. е., следует связывать прежде всего с прекращением хозяйственной деятельности на поселениях Нижнего Побужья. Хотя в непосредственной близости от Ольвии и на левом берегу Бугского лимана на поселениях найдены материалы второй половины III - середине II в. до н. е. Однако объемы производства сельскохозяйственной продукции здесь значительно сократились. Это, в свою очередь, привело к негативным последствиям в социальной сфере. Отсутствие нормального снабжения продуктов питания, а также прекращения регулярного поступления Фороса вызвали дестабилизацию социально-политической жизни. Гражданская община всячески пыталась найти выход из этого затруднительного положения.

Гибель сельских поселений на правом берегу Бугского лимана и общая дестабилизация военно-политической ситуации во всем Северо-Западном Причерноморье были связаны с продвижением сюда кельтов, которые под именем Галатам упоминаются в ольвийском декрете в честь Протогена. Ситуацию ухудшало еще и то, что ольвиополиты вынуждены были периодически платить значительную дань варварским правителям. А это повлекло переселение в Ольвии жителей неукрепленных сельских поселений, лишенных средств к существованию. Потеря значительной части территорий и увеличение численности населения города во второй половине III в. до н. е. привели к ухудшению его имущественного положения и рост социальных противоречий. По мере углубления социальной дифференциации связана елитаризация государственного Ольвии, в результате которой доступ к высшим магистратур стал прерогативой немногих состоятельных семей, представители которых из года в год занимали высшие должности в государственном аппарате. Основная же масса населения постепенно разорялась.

Около середины II в. до н. е. Ольвия снова переживает кризисную ситуацию, связанную с ухудшением отношений с окружающими варварами. В середине II в. до н. е. прекращают свое существование поселения левого берега Бугского лимана, связанные с Ольвией. Это заставило гражданскую общину искать поддержки в позднескифского царства Скилура. Ольвиополиты добровольно признали над собой его власть, что дало им возможность получить защиту от посягательств других варваров. Ольвийских-скифский союз существовал до разгрома Крымской Скифии понтийскими войсками. Оставшись без скифской поддержки, Ольвия нашла себе нового покровителя в лице Митридата VI Евпатора. После разгрома Митридата VI Римом социально-экономический кризис в Ольвии углубилась. Значительная часть населения переселилась в другие места, в частности на нижнеднепровские позднескифские городища. В середине I в. до н. е., после того как город был разрушен в результате одного из грабительских походов гетов, жизнь на территории Ольвии прекращается и восстанавливается лишь в начале новой эры.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >