Из истории развития методологической проблематики

На протяжении столетий явления души и физические явления философы определяли не по предмету, а по методу. Например, традиционно душевные явления определяли с помощью так называемого интроспективным (от лат. Introspectare - смотреть внутрь) метода, согласно которому в душевных явлений относили их узнаваемость в самих себе, в актах непосредственного индивидуального самовосприятия.

Первую и фундаментальную попытку выяснить сущность человеческого интеллекта совершил выдающийся древнегреческий философ Аристотель (384-322 до н. Э.). Его трактат «О душе» стал на долгое время главным источником и руководством при изучении психических явлений и познавательных процессов в психике.

Аристотелевское учение о душе не является психология в современном понимании. Это скорее учение о живых тела в единстве физического и психического. То разграничения физического и психического, которое начал основатель рационалистической философии Нового времени Р. Декарт (латинизированное имя - Картезий, 1596-1650), древнегреческом мыслителю было неизвестно. Такое положение дел вполне соответствует духу аристотелевской философии, в которой вопрос о сущности бытия органично сочетаются с вопросами знания и познания.

Своим учением о душе и разум Аристотель заложил фундамент учения о познании. Правда, мы не обнаруживаем у него систематизированной и законченной гносеологии, но все данные для создания такой можно найти в отдельных местах аристотелевских произведений.

В философии Нового времени первым и самым авторитетным защитником интроспективным метода (метода самонаблюдения) был Декарт. Его оппоненты из лагеря эмпиристы (эмпиризм - философское учение, которое признает чувственный опыт единственным источником знания) хотя и ориентировались на первичность материальной действительности, но предпочитали методу над предметом, то есть идеальной (душевной, психической) активности субъекта над материальной (физической, чувственно-вещественной) пассивностью объекта.

Новый всплеск таких умонастроений наблюдается в немецкой И неокантианской философии. Виднейший представитель фрейбурзька (Баденской) школы неокантианства В. Виндельбанд (1848-1915) в программной речи "История и естествознание" предложил сделать засадовимы для классификации наук различие между науками по предмету, а по методу.

Поиски закономерностей только в пределах познавательной деятельности базировались на убеждении, что материальная действительность лишена объективных закономерностей или же, даже если такие есть, они непознаваемы в полном объеме. Непонимание исторического взаимосвязи предмета и метода познания оказывалось в отвержении онтологических вопросов (вопросов о сущности бытия). Объясняли это по-разному, но суть оставалась та же: она не отвечала очевидным фактам научно-технического освоения действительности.

Формированию представлений о реальном научное познание способствовали естественные и технические науки. Философы, ориентированные на изучение и обобщение конкретно-научного опыта, отмечали, что теория познания, которая игнорирует практическую проверку познанного наукой и воплощение проверенного знания в практической жизнедеятельности людей, обречена на забвение. Они внесли весомый вклад в развитие логики и методологии современного научного познания.

Особых успехов достигли в решении сложных методологических проблем философы-позитивисты разных школ и направлений, хотя на первых этапах становления философии позитивизма было немало просчетов, заблуждений и даже наивной наукообразной мифотворчества. Позитивизм (фр. Positivisme от лат. Positivus - положительный) - философское направление, основанное на принципе, который заключается в том, что настоящее (позитивное) знание может быть получено лишь как результат отдельных специальных наук и последующего их синтетического объединения. Традиционная же (созерцательная) философия, претендующей быть "наукой наук", не имеет права на существование.

Представителями первой формы позитивизма XIX в. были: француз О. Конт (1798-1857), англичане Г. Спенсер (1820-1903) и Дж. С. Милль (1806-1873) и др. Основатель социологии О. Конт использовал в новом значении термин "позитивизм", "положительное знание", хотя задолго до него юристы говорили примерно в таком же ключе о "позитивное право" в отличие, скажем, от "естественного права" или "философской теории права ".

Второй этап в развитии позитивизма связано с именами таких известных ученых, как Г. Авенариус (1843-1896) и Э. Мах (1838-1916). Эту форму позитивизма называют эмпириокритицизм (от греч. Етреигиа - опыт + критицизм) или махизмом (по фамилии Маха). Швейцарский философ Авенариус, основатель эмпириокритицизма, пытался преодолеть дуализм (от лат. Dualis - двойной) материи и духа, объединив физическое и психическое на основании критически переосмысленного понятие опыта (внешнего [физический сторону опыта] и внутреннего [психическое сторону опыта]). В этом же направлении двигался австрийский физик Мах, которому принадлежит ряд важных физических исследований. Он попытался разрешить кризис в физике конца XIX - начала XX в. с помощью нового истолкования исходных понятий классической (ньютоновской) физики.

Третьей исторической формой позитивизма является нео, который сформировался в начале 20-х годов XX в. почти одновременно в Австрии, Англии и Польши. В первые полтора десятилетия своего существования нео был известен под названием логического позитивизма, так как во многом связан с логико-математической проблематикой. Логический позитивизм сформировался и развивался в рамках так называемого Венского кружка, возникшего 1923 в Венском университете под руководством австрийского физика и философа М. Шлика (1882-1936) и объединял логики, философов, математиков и социологов. Самыми яркими представителями кружка были: философ и логик Р. Карнап (1891 - 1970), философ, социолог и экономист А. Нейрат (1882-1945), Г. Хан (1879-1934) и др. Венский кружок имел тесные связи с Берлинским обществом эмпирической философии (Г.Рейхенбах, В. Дубислав, Ф. Краус, А. Герцберг и др.), И Львовско-Варшавской логико-философской школой (А. Тарский, Я. Лука- Севиче, К. Айдукевич, Л. Хвистек и др.). Значительное влияние на участников Венского кружка произвел Л. Витгенштейн (1889-1951). (Его "Логико-философский трактат" (1921) с предисловием выдающегося английского философа и логика Б. Рассела (1872-1970) наряду с трудами философа-неореалиста Дж. Э. Мура (1873-1958) начал позитивистский движение в Великобритании.)

С начала становления позитивизма именно в его рамках успешно развивалась социология, которая стремилась вывести изучение социальных явлений из-под влияния спекулятивно-умозрительной философии и партийно-идеологических предпочтений. Например, во второй половине XIX в. получила распространение так называемая теория факторов, которая попыталась объяснить социальное развитие рядом географических, экономических, технических, религиозных, нравственных и т.д. воздействий. Несмотря на односторонность теории, чрезмерно преувеличивала роль отдельных факторов в жизни общества, социологи этого направления способствовали закладке фундамента эмпирической социологии, призванной не выдумывать факты, а находить их и обобщать.

Конечно, факт (от лат. Factum - сделанное, то, что произошло) и фактор (от лат. Factor - тот, что делает, производит, производит) - не одно и то же. Если фактор возникает в качестве причины определенного процесса или явления, то факт - это свидетельство действия этой причине. В научном познании факты образуют эмпирическую основу для выдвижения гипотез, концепций и построения теорий, указывающие на причины (факторы) того, что происходит.

В социологии XIX в. очень мало общего с социологией второй половины XX в. Это была преимущественно теоретическая дисциплина, нечто среднее между философией и политэкономией. Негативно относясь к философским спекуляциям, она тяготела скорее к политэкономии в ее классическом понимании (политическая экономия как наука о социуме в целом, засадовимы для жизнедеятельности которого являются хозяйственные интересы и отношения), но при этом не желала отдавать предпочтение одному или нескольким факторам как доминирующим принципам социальной организации. Такая социология могла привлекать к себе внимание преимущественно философски мыслящих представителей гуманитарных наук (историков, филологов и т.п.), а не тех ученых, которые хотели бы использовать методы социологии для адекватного анализа эмпирических фактов социальной действительности. Таких методов просто еще не существовало в рамках социологии, хотя их уже с успехом развивали в политэкономии (например, статистический анализ) и психологии (например, экспериментальный метод), откуда они позже и были заимствованы социологами.

Неопозитивисты внесли существенный вклад в развитие методологии социального познания. Отказавшись от построения глобальных социальных теорий, на что претендовала умозрительная философия, они справедливо сосредоточили свое внимание на выявлении принципов исследовательской, эмпирической проверки, или верификации (от фр. Verification от лат. Verus - истинный + facere - делать), своих гипотетико-теоретических построений . Эту неопозитивистского традицию продолжили представители эмпирической социологии США (С. К. Додд, П. Ф. Лазарсфельд, ПЛ. Ланд-сберг, В. Спротт и др.).

Чем ценен опыт неопозитивистских исследований научного познания?

Во-первых, неопозитивисты способствовали замене традиционной философско-познавательной дистинкции (разграничение) "чувственное - рациональное", которая характеризует индивидуальные познавательные акты, на дистинкции "эмпирическое - теоретическое», которая больше соответствует современной науке как коллективной форме творчества, в которой выделяют не два аспекты, а два уровня познания - эмпирический и теоретический.

Во-вторых, неопозитивисты заставили по-новому переосмыслить понятие факта, которое ранее было перегружено спекуляциями в духе философского априоризму (от лат a priori - из предыдущего; независимо от опыта, к опыту; в идеалистической философии - знание о фактах, полученное до изучения их в опыте), и тем самым преподнесли методологическую значимость эмпирических исследований.

В-третьих, благодаря Неопозитивисты существенно изменились требования к проблеме опытной проверки (верификации) теоретических положений. Немало идей и выводов неопозитивистской логико-методологической теории верификации получили развитие в различных конкретных науках, включая социологию. Правда, от исходной идеи верификации пришлось позже отказаться из-за чрезмерной прямолинейность и жесткость требований, выдвигавшихся в рамках принципа верификации, поскольку в ряде случаев возникали безвыходные ситуации, которые противоречили интуиции ученых и просто здравому научному смыслу. Что касается последнего, то хорошо известно в науке далеко не все важные для определенной теории положения можно непосредственно и легко интерпретировать, наполнив их эмпирическим содержанием. Иногда интерпретацию осуществляют с помощью сложной цепочки теорий, которые возникают в роли своеобразных интерпретаций них моделей. Эта цепочка еще надо найти, а это - задача со многими неизвестными. Но как бы то оно ни было, неопозитивисты своими разработками принципа верификации помогли ученым убедиться в том, что ложные суждения в науке имеют вполне определенную ценность и их можно считать научно осмысленными, поскольку они указывают на тупики в познании и побуждают к поиску обходных путей для решения проблем, которые нас интересуют.

В-четвертых, неопозитивисты помогли научному сообществу понять, что язык науки - это не какой-то внешний атрибут, а исключительно важный инструмент анализа, особенно на теоретическом уровне. Такая оценка познавательных возможностей языка научного познания способствовала сближению логики и математики, благодаря чему наметился выход в сферу естествознания, технических и социальных наук.

Современную социологию, которая использует так называемые количественные методы исследования, уже не мыслят без опоры на математику (например, теория вероятностей, широко используемая в статистике) и математическую логику в ее конкретных модификациях (например, модальная логика, нечеткая логика и т.д.).

Знакомство с историей нео свидетельствует о том, что на формирование ее ценностных установок в значительной мере повлиял структурализм в лингвистике, методология которого чрезвычайно популярна у социологов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >