Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Исследование проблемы эмпатии в межличностных отношениях

Понятие «эмпатия» в трудах психологов

Традиционно в искусстве, литературе и повседневной жизни гуманизация отношений между людьми связывается с сочувствием, состраданием, умением понять другого человека, понять его таким, каков он есть, проникнуться его радостями и печалями. В психологии эти важнейшие характеристики человека обобщены в понятии «эмпатия». В силу своей неизменной актуальности проблема сострадания, сочувствия привлекала внимание людей с давних пор.

Древнегреческие стоики утверждали, что существует некая духовная общность между людьми, благодаря которой они сочувствуют друг другу. В Древней Греции сострадание почиталось столь высоко, что в честь него был воздвигнут алтарь. В древнем Китае сочувствие было внесено в реестр основных добродетелей человека.

И в древнегреческой, и в европейской философии отзывчивость на чувства и эмоциональные переживания других людей называли понятием «симпатия»: от греческого «pathos» («чувство»), приставка «syn» означала «с», т.е. чувствовать с кем-то, сочувствовать. Наряду со словом «симпатия» в греческом языке употреблялось «эмпатейя» - «чувствовать в», вчувствоваться.

У философов и этиков прошлого века понятие «симпатия» означало и сочувствие реакции, и чувство общности людей между собой, и переживание человеком своего единства с природой. В этических системах А. Смита, Г.Спенсера, А.Шопенгауэра симпатия выступала как основа совести, справедливости, альтруизма.

В прошлом веке немецкий философ и психолог Т. Липпс создал теорию познания человеком живых и неживых объектов (объектов природы, произведений искусства). Липпс полагал, что, познавая, человек «вчувствуется» в познаваемый объект; воспринимая его, он находит нечто общее между собой и объектом, и объект открывает человеку свою сущность [11]. Вчувствование как составная часть входит в процесс понимания искусства, природы и человека. В начале XX века теория вчувствования Липпса распространилась в англоязычных странах. В это время в научной психологии и появился сам термин «эмпа-тия», которым Э. Титченер перевел немецкое слово «einfuhlung» («вчувствоваться в») [21].

Среди исследователей эмпатии до сих пор существуют расхождения во мнениях относительно автора, впервые употребившего данный термин. Опираясь на хронологические исследования, можно предположить, что приоритет принадлежит Т. Липпсу, который разграничил понятия «симпатия» и «эмпатия» [11].

Однако в других источниках авторство закреплено за Э. Титченером, который обобщил идеи симпатии и вчувствования Э. Клиффорда и Т. Липпса. Э. Титченер относил эмпатию к разряду сложных чувств, в которых существенную роль играют состояния удовольствия и неудовольствия [21]. К настоящему моменту в мировой психологии существует достаточно много литературных источников по проблемам эмпатии, истории развития представлений о ней в философии и психологии. Обзорные работы по проблемам эмпатии изобилуют десятками определений и подходов к ее изучению.

Исходные теоретические основы исследования феномена эмпатии изложены в трудах представителей субъективно-идеалистической психологии - Т. Липпса, А. Бена, Т. Рибо. Впоследствии проблемам эмпатии уделялось значительное внимание в трудах таких западных психологов, как В. Ли, Г. Лотце, У. Макдауголл, Р. Фишер и др. [18].

Т. Липпс исследовал эмпатическую перцепцию в процессе познания и ориентировку в своих собственных отношениях как основу для отражения мира вещей, ставя при этом акцент на выделении внутренней связи и единства в субъект-объектных отношениях. В концепции Т. Липпса процесс межличностного познания основывается на механизмах проекции психологических свойств субъекта на воспринимаемую реальность, а познание «жизненных проявлений» других людей является своеобразной формой умственной активности. Поскольку такой уровень знаний невозможно приобрести на основе только чувственного восприятия, необходимо внутреннее переживание воспринимаемого содержания [12].

А. Беном, другим представителем интроспективной психологии, внесен значительный вклад в психологизацию понятия «эмпатия». А. Бен рассматривал ее в качестве разновидности эмоциональных явлений, отмечая, что человек не в состоянии симпатизировать переживаниям, выходящим за пределы эмоциональной памяти и индивидуального эмоционального опыта [19]. Анализируя условия, лежащие в основе возникновения симпатии, А. Бен фокусировал внимание на предварительном знакомстве субъекта с воспринимаемыми переживаниями, на положительной установке к объекту эмпатии, информативности вербальных и невербальных средств коммуникации, индивидуальных различиях эмоциональной сензитивности. Анализируя онтогенетический процесс развития чувственной сферы человека, Т. Рибо сопоставлял симпатию (или эмпатию) с развитием свойств, в которые входят интеллектуальные «элементы чувствований», основанные на единстве представлений, позволяющих согласовывать чувства и поступки [15, с.206].

Итак, сторонники субъективного идеализма выделили аспекты эмпатии в процессе познания и восприятия окружающей действительности, определили место эмпатии в интра- и интерпсихических проявлениях личности, поставили проблему обратной связи в субъект-объектных отношениях. Вместе с тем, механистический подход к инстинктивному проецированию эмпатии на воспринимаемую человеком реальность не раскрывает природу эмпатии как психического явления и опускает функциональный аспект эмпатического взаимодействия. Бихевиористическая концепция представила феномен эмпатии в виде специфической эмоциональной реакции на воздействие социальной среды без значимой нагрузки психических состояний субъекта [22; 23].

Сторонники этого направления считают, что в межличностном взаимодействии обобщенные «подкрепители» (внимание, уважение, одобрение других) имеют существенное значение.

Так, в исследованиях М.Л. Хоффмана, американского психолога, эмпатия рассматривается как аффект человека, наблюдающего за состоянием другого; при этом внимание исследователя акцентируется на познавательном компоненте эмпатии и различных аспектах эмпатического взаимодействия. По мнению М.Л. Хоффмана, в основе социального научения лежит теория замещающего переживания, в основу которой положены факты, подтверждающие, что научение через сопереживание не менее эффективно, чем непосредственное наказание виновника за совершенное действие [23]. При этом, по мнению автора, важное преимущество достигается воображаемым характером эмпатического возбуждения («as if» - если бы). Хоффман полагает, что воспринимаемая информация может вызвать идентичные переживания у объекта и субъекта эмпатии, что все люди имеют одинаковую нервную систему и подвергаются сходным аффективным воздействиям в ходе социализации. Такое рассмотрение природы эмпатии полностью отрицает индивидуальные особенности процессов восприятия и способов переработки информации.

М. Аргайл, представитель английской необихевиористической школы, рассматривает следующие факторы, обусловливающие эмпатию: способность принимать роли, межличностную мотивацию и наличие данного переживания в эмоциональной памяти эмпатизирующего [22].

Несомненным достоинством концепции бихевиористов является выделение интерактивного аспекта эмпатии. Основные положения этой концепции состоят в том, что:

а) научение происходит через чувственную сферу, т.е. через сопереживание, а возрастные характеристики лишь ограничивают объем и качество выучиваемого материала;

б) научение совершается через подражание, чувствительность к соответствующей информации, тонкую дифференциацию окружающего мира с его подкрепляющими возможностями;

в) научение через сопереживание происходит не менее успешно, чем посредством упражнений (концепция замещающего переживания).

В психоанализе и неопсихоаналитических концепциях имеются описательные сведения о различных аспектах эмпатии; феномен эмпатии рассматривается с точки зрения взаимосвязи аффективных и когнитивных процессов (З. Фрейд, К. Юнг, Е. Блейер, Э. Фромм, Г.С. Салливен, К. Хорни, Т. Рейк).

З. Фрейд отмечает значение эмпатии в ходе социализации личности, выделяя в эмпатическом процессе, прежде всего, его имитационную природу, связывая подражательные механизмы с идентификацией. От идентификации «через подражание идет путь к вживанию, т.е. к пониманию того механизма, который вообще делает возможным нашу позицию по отношению к чужой психической жизни» [19, с.38]. Идентификацию З. Фрейд считает самой ранней и самой первоначальной формой эмоциональной связи с другим лицом, в связи с чем идентификация выступает основным структурным компонентом социализации. Он считал ее бессознательной имитацией поведения взрослых ребенком, позволяющей ему осваивать нравственные нормы общества.

Особое внимание в классическом психоанализе уделено альтруистическим чувствам, представленным как вынужденная форма поведения человека в противоположность биологически заданным бессознательным влечениям к агрессии и разрушению с сопутствующим им эмоциональным насыщением. Подобная амбивалентность чувств, по мнению З. Фрейда, приводит к внутренним противоречиям; при отождествлении себя с другими эти эмоции могут вытесняться, подавляться или сверхкомпенсироваться. Наиболее близкое к современному понятие эмпатии было сформулировано З. Фрейдом в 1905 году в работе «Остроумие и его отношение к бессознательному». Фрейд указывал: «Мы учитываем психическое состояние пациента, ставим себя в это состояние и стараемся понять его, сравнивая со своим собственным» [19, с.67]. Современник З. Фрейда Е. Блейер рассматривал феномен эмпатии под термином «синтония», подразумевая «инстинктивное созвучие с окружающей средой». Эмоциональная сонастроенность представлялась иррациональным и вне-интеллектуальным способом познания социального [28].

К. Юнг понимал эмпатию как «интроекцию объекта, основанную на бессознательной проекции субъектных содержаний» [16, с.243]. Эмпатия, по мнению К. Юнга, предполагает субъективное отношение доверия или уверенности в объекте. Это готовность встретить объект на полпути, субъективная ассимиляция, приводящая к хорошему пониманию между субъектом и объектом или, по крайней мере, изображающая таковое. В противоположность абстракции, ассоциирующейся с интроверсией, эмпатия у К. Юнга соответствует экстравертиро-ванной установке: «Человек с установкой на эмпатию обнаруживает себя в мире, нуждается в его субъективном чувстве, с тем, чтобы иметь жизнь и душу. Он доверчиво наделяет его своим воодушевлением» [16, с.243].

Э. Фромм, Г. Салливен, К. Хорни, Т. Рейк - представители неопсихоанализа -рассматривают эмпатию в виде чисто эмоционального явления [17; 20].

По мнению Э. Фромма, любовь является внутренне присущей человеку сущностью, то есть генетически врожденной потребностью. Э. Фромм анализирует различные формы высших чувств (заботу, ответственность, уважение, заинтересованность), которые, по существу, отражают разные стороны высших форм эмпатии. Однако при этом исследователь терминологически не обращается к феномену эмпатии [20; 21].

Аналогичная позиция отражена в концепции представителя неопсихоаналитической школы Т. Рейка, понимающего любовь как эмоциональное единство партнеров, как растворение личностных границ в интенсивном сопереживании положительных и отрицательных эмоций [23]. Характерно, что эмпатии отведено важное место в понятийном аппарате психоанализа. В частности, данный термин среди прочих фигурирует в недавно изданном «Словаре-справочнике по психоанализу» В.М. Лейбина [16] и других аналогичных изданиях. Важно, что в них подчеркивается сохранение объективного взгляда на истоки и природу переживаний другого человека в эмпатиче-ском процессе. Так, В.М. Лейбин указывает: «Эмпатия предполагает идентификацию аналитика с пациентом. В какой-то степени она напоминает собой проективную идентификацию. Вместе с тем, эмпатия не является такой идентификацией с пациентом, благодаря которой аналитик полностью отождествляет себя с последним. Напротив, обладая возможностью стать сопричастным к внутреннему миру другого человека, аналитик сохраняет способность к дистанцированию от него в плане изложения собственных непредвзятых интерпретаций и выработки приемлемой для конкретной аналитической ситуации стратегии психоаналитической терапии» [10, с.16].

Итак, психоаналитические концепции рассматривают:

а) приоритетное значение бессознательного в проявлении эмоциональных форм поведения на основе имитационной идентификации;

б) идентификацию как первоначальную форму эмоциональной связи, оказывающую влияние на формирование психодинамической структуры и стиля поведения человека в зрелом возрасте;

в) стремление к удовольствию и счастью как проявление бессознательного, сильных мотивов и потребностей, среди которых особенно важны половые и агрессивные побуждения [19].

В основе теоретических положений классиков гуманистического направления А. Маслоу, К. Роджерса, В. Франкла лежат процессы такого восприятия и такой категоризации окружающего мира, в которых перцептивные образы являются важнейшими детерминантами поступков [11; 15; 18]. При этом важно, как человек видит и интерпретирует события, определяет их и на них реагирует. Общим, объединяющим является допущение тенденции личности к самоактуализации, к сохранению и обогащению своего опыта.

Согласно А. Маслоу, хороший психотерапевт способствует самоактуализации личности на основе помощи, оказываемой клиенту в «распознавании им самого себя» [14; 19]. В. Франкл рассматривает «соприсутствие одного человека другому человеку как таковому» и отмечает необходимость восприятия «инаковости» другого человека с любовью [19, с. 16]. При этом любовь понимается В. Франклом как признание права другого человека на индивидуальный способ существования. Новый импульс к развитию представлений об эмпатии был дан К. Роджерсом. Эмпатия стала обсуждаться не только в контексте психотерапии (через клиентоцентрированный подход К. Роджерса) [15], но и в сфере реальной человеческой практики, педагогическом процессе, семейной жизни и т.п. К. Роджерс определял эмпатию как способ существования с другим человеком. Этот способ «подразумевает вхождение в личный мир другого и пребывание в нем "как дома"» [17, с.236].

К. Роджерсу, много исследований посвятившему проблеме эмпатии, принадлежит несколько определений, сделанных в различных публикациях в разное время. Они не противоречат друг другу, но выявляют различные оттенки эмпатических характеристик. Нам же чрезвычайно интересно и поучительно прикоснуться к «лаборатории мысли» великого психолога. В ходе систематизированного изложения своих взглядов, в 1959 году, К. Роджерс предложил одно из определений эмпатии. Оно заключалось в следующем: «Быть в состоянии эмпатии означает воспринимать внутренний мир другого точно, с сохранением эмоциональных и смысловых оттенков. Как будто становишься этим другим, но без потери ощущения "как будто". Так, ощущаешь радость и боль другого, как он их ощущает, и воспринимаешь их причины, как он их воспринимает. Но обязательно должен оставаться оттенок "как будто": как будто это я радуюсь или огорчаюсь. Если этот оттенок исчезает, то возникает состояние идентификации» [17, с.236].

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее