У истоков современной исторической науки

Чтобы понять социально-историческую обусловленность смысла этой полемики, надо обратиться к ломке XVII-XVI11 столетия, когда возникает современная терминология исторической и общественных наук.

Долгое время исторические данные заучивали так же, как и правила грамматики, чтобы их можно было использовать для толкования произведений отцов церкви и других трактатов, которые так или иначе касались церковной интерпретации истории мира.

Во второй половине XVII в. филолог Целлар (Келлер; Christoph Cellarius, 1634-1707), профессор из немецкого города Галле, предложил различать в историческом прошлом три периода согласно судьбе общечеловеческой научно-литературного языка, то есть языка латинского.

Период чистой латыни - древние времена. Это седая древность, которую Целлар доводит до суток римского императора Константина Первого Великого (около 285-337 н. Э.), Последовательно проводил централизацию государственного аппарата и поддерживал христианскую церковь. В 324-330 pp. он основал Константинополь на месте города Византий.

Время варварской латыни - средние века. Это сутки после падения Римской империи и до взятия Константинополя турками в 1453

Возвращение к чистой латыни - Новое время. Такое деление истории на три периода отвечал философском сравнению жизни человечества с возрастными периодами жизни отдельного человека (молодость, средний возраст и старость).

Эта классификация во многом симптоматичным. Люди Нового времени смотрели заключается не столько в свое будущее, как это делает отдельная смертный, сколько в прошлое, считая себя молодыми, полными энергии и почти бессмертными. По их мнению, стареет история далекого прошлого, всех поколений, которые ушли в небытие, но не конкретное "здесь" и "теперь" общество, которое волшебным образом все больше омолаживается своим "телом", хотя его духовная сфера становится мудрее с каждым новым шагом в будущее.

Показательно, что развитие исторической науки стимулировала не собственно исследовательская мысль, а запросы практической жизни, которые выходили в XV-XVIII вв. из среды юристов и политиков, тесно связанных с городской буржуазией. Достаточно вспомнить имена таких личностей, как итальянский политический мыслитель и писатель Н. Макиавелли (1469-1527), французский политический мыслитель и юрист Ж. Воден (1530-1596), голландский юрист и государственный деятель Г.Гроций (1583-1645), английский философ Т. Гоббс (1588-1679) и др.

События, под влиянием которых сложились их учение, хорошо известны. Это социально-религиозные войны во Франции, освободительная борьба Нидерландов, Английская революция. Потребность оправдать свою общественно-политическую программу, выработать рациональное начало будущей политики, отказаться от груза прошлого - все это ставило мыслителей и политиков лицом к лицу с историей, в которой пытались найти определенную последовательность и законы. Так зарождалась историческая наука Нового времени.

В отличие от филолога Целлария, политически мыслящий Макиавелли разделял всю историю человечества на два периода - рост доблести и падения доблести. По его мнению, Италия и все остальные современные государства находятся во втором периоде, свидетельством чего является кровавые и бессмысленные войны, упадок нравов, деморализация общественной жизни.

Идеи исторического круговорота и линейного развития истории

Классификацию Макиавелли попытался развить в своем роде итальянский философ-мистик, поэт и политический деятель Т. Кампа-Нелла (J568-1639), который утверждал, что варварство и цивилизация, вера и сомнение абсолютно совпадают с большими периодами небесных явлений, а это лишний раз подтверждает, что история человечества замкнута на себя, как орбиты небесных тел.

Эту идею исторического круговорота потом подхватил выдающийся итальянский мыслитель, один из основателей историзма Дж. Вико (1668- тысяча семьсот сорок четыре). Согласно Вико, история имеет объективный и провиденциальный (от лат. Providentia - провидение; предопределен, роковой; приписываемый провидению, то есть божеству) характер, а все нации развиваются циклами, которые включают три эпохи. Первая эпоха - божественная, когда еще нет государства и всем управляют жрецы. Вторая эпоха - героическая, когда возникают аристократические государства. Третья - собственно человеческая эпоха, когда появляются демократические республики или представительные монархии.

По словам известного российского историка М. М. Стасюлевич (1826-1911), автора "Философии истории в главных ее системах" (1908), Вико не только первым обозначил план идеальной и вечной истории, указав в ней место для каждой исторической нации, а и ввел в гуманитарных наук то сравнительный метод, которому они обязаны многими своими успехами.

К Вико причину исторического круговорота искали в природе вещественного мира, и некоторые философы (Кампанелла и др.) Выдвигали предположение о связи судьбы человечества с расположением небесных тел. Вико же указал на природу собственно человеческого духа как на главную причину исторического круговращения.

Первое издание главного произведения Вико "Основы новой науки об общей природе наций" увидел свет +1725 p., Второе - 1730 Третье издание, переработанное и дополненное, было напечатано 1744 p., Уже после смерти автора. В то время во Франции начинался широкий просветительское движение.

Работа Вико совсем не похожа на произведения писателей эпохи Просвещения. Можно согласиться с теми историками, которые признаются, что ее очень трудно читать, поскольку Вико неразборчив в выражениях, а его рассуждения о всемирном потопе и вероятность библейских переводов выглядит очень беспомощными.

В то время, когда Вико писал свою "Новую науку", во Франции происходила очень оживленная и напряженная полемика литераторов, известная под названием "споры древних и новых". Ярые поклонники рационалистической философии Декарта в лице Ш. Перро (1628-1703), автора трактата "Параллели между древними и новыми в вопросах искусства и наук" (1688-1697), а также всемирно известных сказок

("Кот в сапогах", "Золушка", "Синяя борода" и т.д.), и французского писателя Бернара Ле.Бовье где Фонтенеля (1657-1757) восстали против беспрекословного авторитета античности с точки зрения строгого рационализма. Сравнивая Древней Греции с современной им Францией, они заявляли, что первая похожа на глухое захолустный село, а ее гомеровские герои - на грубое простонародье.

До начала XVIII в. идея непрерывного, линейного развития цивилизации уже была в широком употреблении во Франции и Англии. С этой идеей была неразрывно связана критика всех предыдущих форм общественной жизни, и прежде всего варварски героических, а по сути феодальным.

Если просветители рассуждали с точки зрения индивидуального сознания просвещенной личности, то Вико оценивал историю с точки зрения народа, который в своей массе недостаточно сознательное, не парит в облаках, а занимается своими повседневными практическими делами. Поэтому древние обычаи народов, их легенды, мифы следует оценивать не по индивидуальным меркам, а по меркам народной жизни в целом. При таком подходе человеческие чувства и разум оказываются одинаковыми у людей разных эпох. Более того, цивилизованные народы, достигнув самых высоких ступеней цивилизации, снова погружаются в состояние варварства, ничего не теряя при этом неизменной человеческой природе.

Конечно, идея круговорота, которую отстаивал Вико, сегодня выглядит наивной, однако она имеет свои авторитетные модификации в произведениях немецкого философа О. Шпенглера (1880-1936) и английского историка А. Д. Тойнби (1889-1975).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >