вторая. Области социологии

СОЦИОЛОГИЯ ЗНАНИЯ

• пропедевтическое замечания

• У истоков социологии знания. "Назад к Канту!"

• Проблемы социологии мышления в трудах К. Р. Мегрелидзе

• "Утопия" и "идеология" в социологии знания К. Мангейма

Пропедевтическую замечания

Социология, которая формировалась изначально как позитивная наука (по определению ее создателей) и была призвана вытеснить спекулятивно-умозрительную философию из традиционных для нее сфер, рано или поздно должна была доказать свою конкурентоспособность на примере решения фундаментальных вопросов теории познания, которую считали незыблемой вотчиной философов. Тем самым она невольно превращалась в социальную философию, хотя и сторонилась философских лавров.

В XX в. о "дуэль" философии и социологии в виде особой и в определенном смысле замаскированной социальной философии было задекларировано созданием социологии знания. Представители этого направления в социологии своей главной задачей поставили выяснить, каким образом различные формы человеческих знаний (религия, философия, искусство, наука, политика и т.д.) испытывают и превращают в свое внутреннее содержание социальный опыт. К концу XX в. противоборство обострилось, поскольку оказалось, что от ответов на вопросы о связи сознания с бытием зависит не просто понимание сущности, например, науки, но и организация науки как особой социальной институции, ее финансирование и внедрение ее достижений в практику промышленного производства, в социально культурную сферу. Но поскольку социология знания не ограничивается областью науки, то не менее важны научные прогнозы и рекомендации социологов относительно экономики, политики, права, культуры и тому подобное.

С учетом этого социологии знания нельзя рассматривать как исключительно теоретическую дисциплину, которая только косвенно касается злободневных проблем современной жизни. Практическое значение этой дисциплины проявляется и в решении методологических вопросов социального познания, и в обеспечении организаторов культуры и науки полезными экспертными советами, предложениями, рекомендациями.

У истоков социологии знания. "Назад к Канту!"

По мнению некоторых ученых, одним из главных источников современной социологии знания являются взгляды французских последователей школы Э. Дюркгейма. В соответствии с этими взглядов они утверждали, что в современной социологии знания есть два главных направления - этнологический и социопсихологический. Оба указанных направления исходят из идеи о так называемых коллективные представления (групповое определение, психический склад ума) и из категории перцепции (лат. Perceptio - представление, восприятие от лат. Регсирио - чувствую, воспринимаю).

Другие ученые записывают в разряд основателей социологии знания, наряду с Дюркгеймом, К. Маркса и итальянского социолога, экономиста В. Парето.

Автором названия "социология знания" был К. Мангейм (1893-1947). Он некоторое время увлекался учением Маркса, но был убежден, что лучше общество может быть достигнуто нереволюционным путем. Находился под мощным влиянием немецкой исторической школы, неокантианства и отчасти англосаксонского прагматизма.

В своей первой и самой главной труда "Идеология и утопия" (1929) Мангейм утверждал, что акт познания не следует рассматривать как усилия чисто теоретического сознания, поскольку человеческое сознание отягощено нетеоретическим элементами, которые возникают с человеческой сопричастности к социальной жизни, а также из потока волеизъявлений . В связи с этим он настаивал на том, что традиционная теория познания, крепко привязана к философско-спекулятивной метафизики, должна быть заменена на новую дисциплину в виде социологии знания, которая учитывает социальную обусловленность наших знаний.

Согласно Мангеймом, между идеологией и утопией существует своеобразный посредник, которым вполне рационалистическая мысль, что функционирует без особых разногласий внутри определенной жизненной структуры, атакованной с разных сторон полярными социальными силами. Этот островок охраняет научно-техническая интеллигенция, ближайшая всех к истинному пониманию сути дела. Иными словами, настоящая и истинная истина может быть найдена только независимыми от партийных предпочтений интеллигентами, не привязаны ни к какой политической позиции и настолько свободными, что они имеют возможность стать на любую позицию (умственную или реальную). Благодаря этому независимая интеллигенция достигает понимания всех идеологий со всех точек зрения. Для фиксирования этой позиции, способной синтезировать конфликтующие точки зрения, Мангейм вводит понятие "тотальная (всеобъемлющая) перспектива". Такое понятие способствует преодолению односторонности тех или иных точек зрения на истину, которую предстоит не только познавать, но и переживать. Поэтому Мангейм считает, что традиционное представление о соответствии мысли реальности должно быть заменено на представление о соответствии мысли конкретной социоисторичний ситуации, уникальной в своем роде.

Значительное место Мангейма в области социологии знания часто объясняют тем, что его книга "Идеология и утопия" была первой работой на английском языке, в подзаголовке которой использовано выражение "социология знания» (англ. Sociology of knowledge).

Свою роль в развитии идей социологии знания сыграл и немецкий философ М. Шелер (1874-1928), один из основателей аксиологии и философской антропологии. Он подходил к социологии знания с намерением преодолеть и превзойти как марксизм, так и позитивизм, но из этого ничего путного и оригинального не получилось.

Для Шелера характерно острое ощущение кризиса европейской культуры, источник которого он видел в господстве буржуазного духа с его культом выгоды и расчета. Однако одного только чувства недостаточно для того, чтоб констатировать кризис, раскрыть его причины, а также найти пути выхода из кризиса. Рассуждения Шелера о многообразие исторических условий, препятствующих или способствующих осуществлению различных жизненных, духовных и религиозных ценностей, не новы. Достаточно вспомнить Канта и подойти к оценке его философского наследия без предвзятости.

Признавая как непреложный факт существования науки, Кант ставит вопрос о рационально-логическое оправдание существующего типа научного знания. Решение этого вопроса начинается с выявления условий, которые определяют преобразования науки возможностью на факт действительности.

Сосредоточившись на выявлении сущности научного знания, немецкий философ пытается реорганизовать существующие теории с целью эффективного объяснения научных методов познания. Гносеология в его понимании превращается из теории любого знания (знание вообще) на теорию исключительно научного познания, которая устраняет себя от исследования индивидуальных черт субъекта познания и эмпирических условий индивидуальной познавательной деятельности. Вот почему в кантовской теории познания такое принципиальное для психологии познавательной деятельности вопрос о причине возникновения ощущений, не имеет абсолютно никакого значения.

Весьма показательно, что представителей современной философии науки прежде всего привлекает у Канта его ориентация на математическое естествознание, под сильным влиянием которого формировалась кантовская философия. Философ любил при случае вспомнить, что в каждой области познания столько истинно научного знания, сколько в ней математики. Не случайно историки философии подчеркивают, что вся теоретическая философия Канта представляет собой осмысление математического естествознания.

Кант не того, что знание должно быть согласованным с узнаваемым предметом, но опыт его предшественников среди эмпиристы не устраивает философа. Ссылаясь на пример польского астронома Н. Коперника (1473-1543), Кант предлагает взглянуть на задачу под новым углом зрения: предметы должны соответствовать нашим знаниям, зафиксированным в понятиях, а не наоборот, как это обычно принято делать и понимать.

В этом случае речь должна идти не о механической изменение угла зрения, а о принципиально новое видение задач и возможностей научного познания. Предмет познания для Канта - не произволен предмет, который привлек к себе внимание человека, а предмет науки. Философ хочет сказать, что человек не создает природу как некий "божественный создатель", а она ознакомлена с природой в том виде, в котором ее понимают и представляют разные науки, в соответствии со своими собственными мерок и возможностей. В частности, и природа, которую знает Кант, данная в книгах естествоиспытателей, и прежде всего в "Математических принципах философии природы" 1 Ньютона (1643-1727). Таким образом, между человеком и природой как таковой стоит своеобразный экран, на который мы проектируем свои знания природных процессов и явлений. Какова же природа сама по себе - этого мы не знаем и никогда не узнаем во всей исчерпывающей полноте.

Эта странная и непонятная для многих философская позиция выдающегося немецкого мыслителя дала повод для обвинения его в идеализме, субъективизме, агностицизме (от греч. Agnostos - непизнава ный; философское учение, которое отрицает узнаваемость объективного мира) и многих других грехах . Особого успеха достигли в этой "критике" представители диалектического материализма, воспитанные на гегелевской диалектике, которых вдохновляло желание изменить социальный миропорядок в соответствии со своими утопических представлений о свободе и справедливости. Если бы они согласились с Кантом, им пришлось бы согласиться и с тем, что на реальную социальную действительность они смотрят сквозь страницы "Капитала", произведения несколько противоречивого и к тому же недописанного.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >