Дисциплинарная строение науки

Науковеды справедливо считают, что среди многочисленных направлений в изучении науки центральное место занимает поиск организационной специфики научной деятельности, поскольку решения практических задач управления научно-техническим прогрессом требует четких представлений о типах и характеры организации управляемых и руководящих систем. Дополнительного смысла этом поисковые предоставляет стремление получить знания таких организационных характеристик науки, которые бы способствовали взаимодействия с другими социальными институтами в коллективном решении общественно важных проблем. В связи с этим особое значение придают изучению дисциплинарного уровня науки, поскольку наиболее плодотворные контакты между наукой и обществом осуществляются именно на дисциплинарном уровне.

Понятие "научная дисциплина" конкретизирует представления о науке как социальную институт. Дисциплинарнисть науки характеризует уровень ее институционализации.

Западные науковеды (П. Вайнгарт, Т. Н. Кларк, Р. Уитли и др.) В изучении различий между научными дисциплинами опираются на представление о социальных и когнитивные (познавательные) особенности научных дисциплин. Эти особенности ориентируют нас на более глубокое понимание механизма институционализации науки.

Согласно Уитли, когнитивная институционализация характеризует ценностную иерархию исследовательских методов, научных понятий, теорий, границу и специфику предметной сферы исследований. Высокий уровень институционализации позволяет предусмотреть исследовательское поведение ученых.

Социальная институционализация предусматривает соответствующий уровень упорядоченности отношений внутри организации, а также определенность границ исследовательской деятельности и ее предметной сферы. Благодаря этому научным исследованиям предоставляют статус дисциплин, санкционируют законность проблематики и оказывают мощное влияние на распределение ресурсов. Короче говоря, социальная институционализация - это возникновение и сохранение формальных структур, объединяющих членов когнитивной структуры.

Рост социальной институционализации научной дисциплины способствует более полному изучению взаимоотношений между учеными определенной исследовательской отрасли и формированию групп солидарности внутри определенной специализированной деятельности. Однако следует учитывать и некоторые потери от такой солидарности, которая обременена избыточным замкнутостью научных коллективов и догматизмом в отстаивании исповедуемой научной идеологии.

Необходимо принимать во внимание и тот факт, что в науке взаимосвязь формального и неформального играет большую роль. Взамен в большинстве научных коллективов носят формальный характер, что отражено в официальных правилах и инструкциях. Но в каждом научном коллективе, как, впрочем, и в любом другом, возникают и существуют неформальные отношения. Этого нельзя не учитывать при выработке гибких методов управления наукой.

Наука как коммуникационная система

Социолог науки и науковед должны учитывать тот факт, что с информационной точки зрения наука - это специфическая коммуникационная система. Сообщение, циркулирующих по каналам этой системы, подчинены определенным общим законам. Совокупность этих законов составляет предметную сферу теории коммуникации, частным случаем которой является теория научной коммуникации.

• В контексте теории коммуникации науку можно рассматривать как некую самоорганизующуюся систему, управляемую и регулируемую своими информационными потоками.

Вопрос научной коммуникации занимают одно из центральных мест в исследованиях современной научной деятельности. Первые шаги в этом направлении были сделаны в конце 50-х годов XX в. в связи с задачами разработки широкомасштабных систем научно-технической информации. Разработчики этих систем исходили из предположения, что неформальная научная коммуникация не зависит от функционирования систем и служб распространения научной документации. Однако первые попытки эксплуатации информационных систем продемонстрировали несостоятельность такого рода предположений. Стало ясно, что эффективность информационных систем существенно зависит от действия неучтенных факторов, к которым принадлежала неформальная коммуникация между

исследователями. Осознание этого факта существенно сказалось на изучении систем и структур научной коммуникации.

Большой вклад в исследование научной коммуникации сделал Прайс. Он показал, что в XVIII-XIX вв. научная статья была "першоцеглинкою" научной коммуникации, а для XX в. характерно стремительный рост научно-информационных служб и совершенствование библиографической техники.

Анализируя роль публикаций в системе современной научной коммуникации, Прайс заостряет внимание на вопросе функционирования информации и ее распространение по неформальным каналам коммуникации. Ссылаясь на труды В. Гарвея и Б. Гриффита, отмечает, что около 80% информационного потока в науке приходится на неформальные каналы. Это можно объяснить все большей потребностью в оперативной коммуникации.

Новые разновидности научной коммуникации не устраняют старых форм (статьи, книги), но широкое использование компьютерной техники в работе научно-информационных служб в определенной степени обусловило изменение социальной роли и расслоение функций создания и использования научной литературы.

В традиционном понимании публикация - это средство сделать научную и техническую информацию доступной для широкой аудитории специалистов. Но стремление доступности полученных в науке результатов имеет отрицательную сторону, что проявляется в лавинообразному нарастании количества научной и технической литературы и информационной избыточности.

Исследование неформальных контактов в науке имеет целью выявить те функции межличностной коммуникации, которые могли бы выполняться более формальными средствами, поскольку существует опасность того, что неформальные (личные контакты) или полуформальные средства коммуникации (препринты, отчеты и т.п.) могут существенно расшатать статус формальных публикаций.

Рост неформальных контактов особенно усиливается на междисциплинарных стыках наук. В этих междисциплинарных пунктах, где познавательные ситуации меняются довольно быстро, наблюдаем увеличение нагрузки на межличностное сеть коммуникации. Чтобы заставить неформальную межличностное коммуникацию работать продуктивнее, необходимо с большей ответственностью относиться к прогнозам и планирования научных исследований.

Прайс и Д. Бивер утверждают, что одной из доминирующих в науке структур, в рамках которых протекают коммуникационные процессы, является так называемый невидимый колледж. Исторически это название достигает группы ученых середины XVII в., Которые формально организовали Лондонское Королевское общество, а к тому встречались на неформальных началах, чем и отличались от более "видимых" групп при известных колледжах.

Социологи считают, что представление о "невидимый колледж" основываются на эмпирических наблюдениях относительно активных научных направлений, которые соревнуются друг с другом. При этом оказывается существование особой "внутренней группы" из самых известных и авторитетных ученых, информационно связывают отдельные исследовательские центры и оказывают решающее влияние на судьбу новых научных идей.

Социологический анализ научной деятельности показывает, что наука - это високостратификована система. Поэтому, как считают специалисты, целесообразно рассматривать образцы использования научных трудов одних ученых другими (например, использование работ учеными разных уровней и профессионализма). Так, если подавляющая масса научного сообщества выпускает продукцию, редко цитируют, то это означает, что эта продукция не делает весомого вклада в прогресс науки.

Согласно предположению специалистов из научных коммуникаций, исследование, на которое ссылается тот или иной автор в своих статьях, может быть примерно правильным индикатором влияния, которому подвергся этот автор. Разумеется, не все цитаты свидетельствуют о непосредственном влиянии такого рода. Хорошо известно, что некоторые молодые ученые словно выплачивают интеллектуальный долг своим руководителям за цитирование их работ. И все же в большинстве случаев ссылки являются более или менее вероятным индикатором влияния соответствующих идей, теорий, концепций на научные исследования и разработки.

Действительно важным методом анализа научных информационных потоков является изучение языка библиографических ссылок. Впервые его применили американские ученые. 1963 Институт научной информации в Филадельфии (США) выдал экспериментальный вариант "Индекса научных ссылок". С помощью такого рода индексов можно получать ответы на такие вопросы:

Или цитировали определенную публикацию?

Кто еще публикует труды по определенной тематике?

Применяли определенную концепцию?

Или подтверждено определенную теорию?

Какие публикации являются историческими предшественницами определенной работы?

Не было ли определенное исследование осуществлено раньше? Каковы все публикации определенного автора?

Каков распределение цитируемых документов (ссылок) по годам, по журналам и т.д.?

Если принять информационную модель функционирования науки, то цитируемость можно рассматривать в определенных пределах в качестве критерия эффективности труда ученого.

Индексы цитирования позволяют более объективно судить не только о перспективности или бесперспективности того или иного научного направления, но и о том, какой характер (фундаментальный или прикладной) имеют осуществляемые исследования.

Итак, современная наука имеет богатый арсенал средств для совершенствования собственных организационно-управленческих структур и оценки эффективности научных исследований и разработок.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >