Социальное толкование религиозного отчуждения Л. Фейербахом

Фейербах был последним выдающимся представителем классической немецкой философии. С его именем связаны подведения последней черты под историей традиционного материализма Нового времени и бескомпромиссная критика идеалистических философских систем. Следует подчеркнуть, что Фейербах был одним из лучших знатоков богословия в свое время.

Используя понятие "отчуждение", очень популярное среди представителей классической немецкой философии, Фейербах доказывал, что религия отнюдь не является сознательной обманом масс, как ошибочно полагали некоторые просветители. Согласно его учению, Бог религии является то, кем человек хочет быть, то есть Бог есть идеал человеческого существования в нечеловеческих условиях земной жизни. Таким образом, религия имеет реальный жизненный смысл, ее корни следует искать на земле, а не на небе.

Если Гегель понимал отчуждения как продуктивную деятельность работающего человека, результаты которой становятся общим достоянием, то Фейербах сместил акценты, предложив понимать отчуждения как самоотчуждение человека, как отчуждение человеком своей сущности. Последнее имеет место в религии.

По мнению Маркса, несомненная заслуга Фейербаха заключалась прежде всего в том, что ему удалось показать земное корни религии. Но поскольку ресниц рассматривал человека как особую природную существо, подчиненную законам природы, а не общества, то социальная сущность религии осталась для Фейербаха неразгаданной загадкой.

Идея отчуждения, используемая для объяснения феномена религии, была своеобразно истолкована в трудах немецких психологов XIX в., Которые заменили понятие "отчуждение" такими психологически нагруженными понятиями, как "объективация", "проекция", "персонификация" и другие.

Следующий шаг этом направлении сделано представителями психоанализа. Они пытались истолковать религиозные чувства в терминах учения о бессознательном. Например, австрийский невропатолог, основатель психоанализа 3. Фрейд интенсивно разрабатывал идею о вытеснены (словно отчуждены) в подсознание сексуальные комплексы, которые, проникая затем в сознание, приобретают несвойственного им вида (религия, искусство и т.д.).

В XX в. благодаря значительным успехам психологической науки получили распространение взгляды, согласно которым психологическое объяснение религии является эффективнее любой другой. Вряд ли кто-нибудь из современных ученых отрицать, что психология помогает углубить и расширить знания о тех механизмах психики, которые в определенных ситуациях срабатывают в пользу так называемого религиозного чувства. Но было бы явным преувеличением ограничиваться только психологией в объяснении сущности религии или отводить психологии доминирующую роль.

Феномен "суеверного мышления"

Интересным образцом анализа психологического фактора, который способствует дезориентации сознания, является труд известного советского философа К. Р. Мегрелидзе "О распространены предрассудки и" пралогическое "способ мышления".

Полемизируя с французским философом и психологом Л. Леви-Брюль, Мегрелидзе писал, что предрассудки распространяются преимущественно среди людей, поставленных в полную зависимость от внешних обстоятельств, которые нельзя контролировать. В таких условиях даже культурные люди могут усвоить ряд нелепых предрассудков, то есть начнут проявлять тип мышления, вполне подобен магического, который Леви-Брюль считает исключительно судьбой первобытных дикарей. И это случается не потому, что в интеллигентов XX в. внезапно просыпается спящий психика дикаря с его мистическими идеями и "коллективными представлениями", а потому, что они действительно заново начинают "магически" строить свои мысли и верить в них. Если бы люди не помнили и не знали никаких традиционных предрассудков, они при этих условиях все равно начали бы импровизировать их, что мы и наблюдаем в действительности. Объясняется это тем, что человек, наделенный достаточно развитым сознанием, попадая в экстремальные ситуации, где выбор средств жизнеобеспечения практически сведено к нулю, пытается успокоить себя иллюзиями.

По мнению Мегрелидзе, предрассудки свойственны преимущественно представителям определенных профессий и рода занятий (охотники, рыбаки, моряки, игроки в азартные игры и др.), Поскольку в этих видах деятельности фактор случайности играет важную роль и отсутствует уверенность, что определенное действие непременно приведет к поставленной цели.

К этому можно добавить, что предрассудки и тяга к мистике встречаем в той части интеллигенции, которая объективно поставлен в ситуацию пассивных потребителей культурных ценностей и, плохо ориентируясь в сложных проблемах современного социально-политической и экономической жизни, пытается на свой лад выявить культурную активность .

Указанный тип "суеверного" мышление рождается не один из себя, он определен специфическими особенностями структуры человеческого опыта, прежде всего, отсутствием возможности определенных указаний по выполнению соответствующих действий, от которых зависит достижение желаемых результатов. В опыте с хаотической структурой действий сознание поставлена перед хаосом случайностей. Это крайне затрудняет задачи, которые она призвана решать. Если задачи оказываются принципиально неразрешимыми для определенного сознания, то она начинает устанавливать связи между вещами не у плоскости реальных зависимостей, а в плоскости полностью произвольных соответствий; находясь при этом в паническом состоянии.

Например, человек неизлечимо больной. Современная медицина не в состоянии ей помочь. Будучи здоровым, она скептически относится к знахарям-шарлатанов, но, попав в безвыходную ситуацию, этот человек, вопреки своим убеждениям, начинает хвататься за соломинку хотя бы для того, чтобы подавить чувство страха. Для объяснения того, что происходит, нет необходимости в придумывании богов, дьяволов, особых трансцендентных сил и тому подобное.

Как отмечал Мегрелидзе, характеристика так называемого магического мышления лишний раз подтверждает то хорошо известно философам положения, объективный состав и строение социального опыта определяют форму человеческого мировосприятия и свитовитлумачення.

Итак, если в жизни человека царит случайность, то возникает определенное поле опыта, питающего различные предрассудки, держит сознание в состоянии суеверного страха. Когда же такую ситуацию устраняют, разрушается опоры всевозможных предрассудков, отпадает потребность в мифотворчества. Иначе говоря, если объективная жизненная ситуация хаотичной, то произвольными будут и правила, которыми отдельный человек руководствуется в своем поведении.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >