СОЦИОЛОГИЯ ИСКУССТВА И КУЛЬТУРЫ

• пропедевтическое замечания

• Концепция "эстетической государства" как предтеча социологии искусства и культуры

• Концепция "полицейского государства" как трансформированный политический компонент немецкой эстетики XVIII в.

• Философско-экономический взгляд на фундаментальные проблемы человеческого бытия в условиях капиталистического общества. Переход от либеральной идеи "эстетической государства" марксистскому радикализма

• Свобода как духовный стержень эстетической самосознания и предмет социологического рассмотрения

• Аксиологический подход к искусству

• Социология и и психология искусства

• Общая характеристика проблем, связанных с понятием "социология культуры"

Пропедевтическую замечания

Всестороннее исследование эстетической проблематики свидетельствует, что без социологии невозможно постижение сущности эстетического и культурных ценностей. Более того, без социологии эстетика и изучения культуры во многом лишаются своего крепкого научного фундамента, оставаясь в русле традиционной философско-спекулятивной рефлексии.

Обмен между людьми и природой происходит опосредованно - с помощью определенных средств производства. Если животный мир приспосабливается к окружающему миру биологически, то человек приспосабливает природу к своим потребностям сознательной и целенаправленной трудовой деятельностью.

Развитие человеческого общества состоит в том, что вместо непосредственных естественных отношений человек устанавливает косвенные, искусственные (культурные) связи. Засадовимы для этих связей является трудовая деятельность, словно очеловечивает окружающий мир с помощью продуктов труда, цилевиправданих и функциональных.

Работа и продукт труда - единственная возможность социализации человека. Но при этом нельзя сводить работу к одному Те разновидности (например, к физическому труду первобытного дикаря или гробовых дел мастера Безенчука). Как лингвисты различают "язык", "речь" и "речевую деятельность", так другие современные ученые различают понятия "деятельность" ("продуктивная деятельность"), "труд" и "практика". Эти и связанные с ними понятия ("производство", "продукт труда", "целесообразные действия", "целесообразные операции" и т.д.) объясняют тот факт, что объективная сторона продуктов трудовой жизнедеятельности дает людям возможность сотрудничать, развивая имеющиеся функциональные возможности, включая ощущение, восприятие, сознание, язык и тому подобное.

Вся история человечества является, по сути, историей развития культурных посредников между человечеством как субъектом социальной жизнедеятельности и природой как объектом. Сущность этих посредников нельзя исследовать под микроскопом или с помощью физико-химического анализа, поскольку она не укоренена в физическом составе вещества, а является выражением социально-культурных отношений и существует исключительно в них.

Кстати, переходя из истории природы к истории человечества, становятся документами человека. К такого рода документам относятся произведения искусства, которые на разных этапах истории воспринимали и оценивали в соответствии с системой присущих определенной эпохе ценностей. Эти документы изучают искусствоведы, философы, психологи, социологи и тому подобное. В частности, специфика социологического подхода к искусству и культуре в целом заключается в оперировании категориями "труд", "деятельность", "производство", "потребление", "обмен", "ценность", "стоимость", "свобода", "свободное время" , "культурные ресурсы" и другие.

Концепция "эстетической государства" как предтеча социологии искусства и культуры

В течение длительного времени в философии искусства теоретическая эстетика доминировала как самодостаточная дисциплина, определенным образом сказывалось и на художественной практике, поскольку эстетика время возникала в ипостаси субъекта социально-художественной критики. Как известно, критика от критики отличается. Скажем, если критика основывается на партийно-политическом принципе "социалистического реализма", то она превращается в цензуру.

Кстати, слово «критика» имеет интересное и в определенном смысле поучительное происхождения. В свое время испанский писатель Б. Грасиан и-Моралес (1601 - 1658), "Карманный оракул" которого был настольной книгой многих читателей эпохи Просвещения, написал очень интересный философский роман под названием "критикой", разделенный не в разделы, а на кризисы. После Грасиана срок медицинской патологии "кризис" утвердился в употреблении культурного вещания, приобретя более широкое значение и образовав слова "критика", "критик", "критический" в современном их понимании. Таким образом, название "критикой" указывает на концепцию романа в целом, сюжетная линия которого развивается из-за "кризиса", отражая определенные этапы в историческом развитии человеческого духа. В XVTII ст. эту идею кризисного (диалектического) развития духа возьмет на вооружение немецкий философ Г. В. Ф. Гегель, автор "Феноменологии духа", которая в определенном смысле идейно близка к философского романа Грасиана.

Перефразируя Грасиана, можно сказать, что критик - это своеобразный медикус, который имеет дело с теми или иными кризисными явлениями (политическими, экономическими, социальными, литературными и т.д.).

Примерно со второй половины XIX в. на свои права в раскрытии сути художественного творчества стали настойчиво претендовать психология, социология и ряд других гуманитарных и даже негуманитарных наук (например, математика в форме теории информации и кибернетика).

Теоретическая эстетика от умозрительных рассуждений переходит к прикладным исследованиям (дизайн, урбанизм, реклама и т.д.). Например, 1986 г.. В Канаде состоялась конференция по проблемам эстетики окружающей среды. А за год до этого в Санта-Круз (США) был проведен международный симпозиум по так называемой эмпирической эстетики, на котором обсуждали широкий круг вопросов психоестетикы.

В современном мире эстетика не может оставаться спекулятивно-созерцательной дисциплиной, находясь вне всяких связями с эмпирическими исследованиями. Чтобы удержаться на плаву, она должна производить более активное отношение к творческому потенциалу общества, помогая решать не только теоретические, но и вполне утилитарные задачи. Философы и социологи в современной мировой эстетической мысли прослеживают четкую тенденцию к существенному расширению предмета исследований традиционной эстетики и к формулировке целей новых эстетических специальностей, изучающих закономерности, близкие к художественным и во многом обусловлены научно-техническим прогрессом. Так, на протяжении 80-х годов XX в. состоялись

международные симпозиумы и коллоквиумы по вопросам взаимосвязи биологии и искусства, математического подхода к эстетике и т.д., на которых речь шла не только о новых ценностях, но и о теории этих ценностей. Последняя тесно связана с социологией и экономикой, поскольку имеет место скрытая тенденция превращения эстетических ценностей с "вещей" (товаров) на "деятельность" (рыночные услуги), что значительно расширяет сферу применения способностей художников, и привлечение в эту сферу совершенно новых технических инструментов (например, компьютерная графика). Расширение указанной сферы означает переход на качественно новый уровень профессиональной подготовки деятелей искусства, предполагает усвоение логико-математических знаний, технических наук, естествознания, социологии, политологии, права. Вспомним великих художников эпохи Возрождения, которые занимались медициной (медицинской анатомии), естествознанием, овладевали инженерные знания (строительство, архитектура и т.д.). Конечно, сегодня речь не идет о энциклопедизм знаний гениев Возрождения, скорее имеем в виду более узкую и целенаправленную специализацию разновидностей художественного творчества, обусловленную научно-техническим прогрессом и его потребностями, а также измененной политической ситуацией, когда от художников во многом зависит привлекательный образ (имидж ) того или иного политика.

Нынешняя социология искусства выросла не только из стремления социологии утвердиться во всех или почти во всех сферах гуманитарных исследований. Нельзя забывать и о том, что в рамках традиционной спекулятивной философии неоднократно совершали попытки совместить понятия "истина" (гносеология), "добро" (этика и право) и "красота" (философская эстетика и философия искусства) под эгидой понятий "человеческая личность "," человек как микрокосм "," человек как социо-естественная целостность ". В результате на свет появилась социальная концепция так называемой эстетической государства, обязана своим происхождением немецкому поэту, драматургу и теоретику искусства И. Шиллеру (1759-1805). Он предложил и сам термин "эстетическая государство".

Теория Шиллера стала попыткой доказать объективную истинность красоты и ее влияния на человеческую личность и политическую свободу.

Начал поиск эстетической государства немецкий историк искусства И. И. Винкельман (1717-1768), который считал главными причинами расцвета древнегреческого искусства государственное устройство, политическую свободу полисов (городов-государств) и благоприятный умеренный климат Греции.

Согласно Винкельманом, эстетический прогресс базируется на опыте радостной жизни в сочетании с движением мысли. По его словам, афинская свобода означала возможность заниматься поэзией, атлетикой, искусством всем жителям городов-полисов.

Понятие "эстетический прогресс" вполне соответствовало просветительской идеологии XVIII в. Вместе с тем оно привносило что-то совершенно новое в понимание "вечных" художественных ценностей, указывая на их социально-историческую и политическую обусловленность, а следовательно, относительность. Правда, за линейного понимания прогресса (движение от простого к сложному, от неразумного к разумному, от тьмы невежества к свету просвещения) "вечные" художественные ценности бы изымали из прошлого и переносили в будущее, где они превращались в недосягаемые идеалы, значимость которых для людей была определена силой их влияния на социальный прогресс.

По поводу интереса немецких философов и литераторов к античной культуре можно вспомнить известного русского философа А. Лосева (1893-1988), который отмечал, что античная культура уже давно стала предметом самого пристального исследования, и это не случайно. Дело в том, что интерес к античности в Европе никогда не был чисто антикварным. Начиная с эпохи Возрождения, представители крупных социальных движений часто обращались к античным образцам в поисках ответов на злободневные вопросы.

Но могли найти теоретики эстетики в античности? И была в античности .естетика вообще?

Под эстетикой (от греч. Aisthetikos - принадлежащий к чувственному восприятию) обычно понимают специальную науку, которая изучает роль и назначение искусства, специфику эстетического суждения, прекрасное в природе и жизни, трагическое, комическое, поэзию, музыку и т. Никакой "эстетики" в указанном смысле Древняя Греция не знала, как не знала она и искусства в современном смысле этого слова. Тогда не было еще ни музеев, ни выставок, ни вернисажей. Объясняется это просто: в Древней Греции искусство еще не отделилось от ремесла, то есть от утилитарной деятельности, призванной удовлетворять насущные жизненные потребности. Скажем, классическая античная архитектура - это прежде всего храм, а статуя в нем, - это Бог, которому поклоняются, приносят жертвы и от которого ждут практические милости. Даже музыка того периода имела чисто практическое назначение (магическое, лечебное, воспитательное и т.д.).

Таким образом, искусство как самоцель в эпоху древнегреческой классики если как-то и ценили, то ценили крайне низко. Поэтому и не находим там эстетики как теории и философии искусства. Тем не менее древнегреческая классика опиралась на богатейшую эстетику, которую невозможно втиснуть в рамки новоевропейских представлений. Эта эстетика органично сливалась с вещами более жизненно важными и значимыми для грека, чем более поздние "эстетические суждения" философов Нового времени.

В глазах древнего грека настоящим произведением искусства является не картина или скульптура, способны только украшать жилище, а живой окружающий мир. Античная эстетика, по словам Лосева, с необходимостью оказывается своеобразной натурфилософией, то есть философией природы или, говоря современным языком, эстетикой окружающей среды.

Античные философы периода греческой классики не создали специальной эстетической теории, зато сама их философия имеет ярко выраженный эстетический характер. Вот почему, начиная с Винкельмана, в Европе не было ни одного известного специалиста в области теории и философии искусства, не посвятил бы античном идеалу немало страниц глубокомысленных рассуждений.

Идеи Винкельмана оказали решающее влияние на Веймарский эстетический гуманизм в лице немецких писателей К. М. Виланла (1733-1813) И. Г. Гердера и Гете. Например, для Виланда лучшей формой государственного устройства могла быть такая республика, которая способствовала бы развитию человеческой природы в ее настоящий красоте и культивировала бы искусство с помощью соревновательной деятельности сограждан. Искусство и практика поэтического самовыражения, считал Гердер, могут помочь усовершенствовать нравственную природу современного человека.

Переход от веймарского классицизма к так называемому швабского идеализма датировано осенью одна тысяча семьсот девяносто три p., Когда в Вюртемберге встретились Шиллерта немецкий поетФ. Гельдерлина (1770-1843). Представители швабского идеализма (Гельдерлина, философы Гегель и Шеллинг) были предвестниками "теократии прекрасного", то есть божественной власти прекрасного. Манифестом эстетической государства стала их программа 1 796 p., Основанная на критической философии Канта, которая провозгласила преобразования метафизики в социальную практику морально-политического характера с помощью философии природы и развития ее оснований для блага человека в форме новой "мифологии разума".

Гельдерлина эстетическую государство видел как объединение "эстетической церкви" и "религии поэзии". Гегель отчасти воспроизвел в своей "Феноменологии духа" эту идею Гельдерлина.

Вполне серьезно идею эстетической государства принял известный немецкий композитор Р. Вагнер (1813-1883), который считал, что государство-полис может быть реализована благодаря театру ("театрократия»). Более того, он не только развил теорию взаимоотношений между музыкой и обществом, которая отражала эллинской модель единения народного искусства и социально-природной гармонии, но и попытался воплотить ее в жизнь, создав Байрейтский театр, построенный по его проекту, который осуществил постановки вагнеровской тетралогии " Кольца нибелунгов "и оперы-мистерии" Парсифаль ".

В этом же направлении двигался философ Ф. Ни шьет (1844-1900), обосновывая необходимость развития ума для создания эстетической государства, где царит свободный человек, который осознает свою способность управлять собственным интеллектом.

Позже философ-экзистенциалист М. Хайдеггер (1889-1976) провозгласил эстетическую сущность бытия как живого духа, как дыхание любви, которое охватывает человека целиком. Он понимал государство-полис как партнерство индивидуумов, которые разделяют общую эстетику бытия.

Один из идеологов движения "новых левых" 60-х годов XX в. Г. Марку-зе, опираясь на ранние произведения Маркса, особенно на его «Экономико-философские рукописи 1844 года", создал теорию социального строя красоты, которая, по сути, является тем же шиллеровских эстетической государством с нерепрессивной устройством. Провозгласив новый "эстетично эротический измерение" жизни, Маркузе попытался сконструировать теорию общества как особого произведения искусства.

• Беглое ознакомление с концепцией "эстетической государства" свидетельствует о том, что эстетика довольно рано начала тяготеть к натурфилософии, но с ударением не в осмысления философских проблем естествознания, а на философскую интерпретацию культурно-природной целостности человеческого мира и построение соответствующей картины этого мира. Это не учитывают представители современной эстетики, которые делают сильный уклон в сторону философии искусства и художественной критики. Бросается в глаза и то, что немецкая эстетика XVIII в. развивалась под демократическими лозунгами, то есть вполне сознательно искала союза с философией политики и политизированной этикой. Тем самым закладывались основы для будущих социологий искусства и культуры. Итак, идея "эстетической государства", которую развивали в рамках немецкой философской мысли, имеет под собой вполне конкретное социально-историческое и политическую подоплеку. Появление этой идеи во многом объясняет характер отчуждения от реальной политики, осуществляемой немецкими властями, и стремление преодолеть это отчуждение, руководствуясь философией рационализма, а также идеалами Просвещения. И

что интересно, теория "эстетической" государства стала закономерным продолжением теории "полицейского государства", в которой ярко проявил себя политический компонент немецкой эстетической мысли XVIII в.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >