Аксиологический подход к искусству

Чтобы стать фактом сознания, любая ценность сначала должен приобрести вид значимости, то есть превратиться в значимую для человека ценность. Из этого следует, что оценка связана с познанием, но не сводится к нему. Специфика оценки заключается в том, что она не свободна от интересов и потребностей субъекта, который оценивает и стремится удовлетворить определенную потребность. Последнее и порождает интерес к тому или иному стороны оцениваемого предмета.

Преобразование потребности на интерес сопровождает выработки мотивационного механизма будущей деятельности по удовлетворению потребности. Внутренние мотивы деятельности теснейшим образом связаны с оценочной деятельностью субъекта, которому не безразлична адекватность сделанных им оценок. Если оценки завышены или занижены, то задумчивое может быть не достигнуто. Чтобы избежать ложного выбора, надо различать "две истины" - познавательную и оценочную. Скажем, в познании мы стремимся установить соответствие наших знаний объективному положению вещей. Проверка же истинности оценки имеет целью установить соответствие наших знаний о социально-культурную ценность определенных предметов реальному положению их в определенной системе общественных отношений. Предмет оценки является узким за предмет познания.

Социология и психология искусства

Эстетический рассмотрение искусств - одна из сфер эстетики как философской дисциплины, которую иногда совершенно неправомерно называют философией искусства. Компонентами философии искусства является социальная психология и социология, но не как самодостаточные научные дисциплины, а как дополнительная подмога.

В советской науке социологический подход к искусству, который получил распространение в 20-е годы XX в., Доводил до карикатурности пресловутый "принцип классовости", то есть социальную природу искусства полностью отождествляли с его классовыми функциями. Поэтому в ходу были высказывания об искусстве как орудие классовой борьбы. А в ответ на вопрос об исторических перспективах развития искусства категорически звучало: в бесклассовом коммунистическом обществе искусство как специализированная, односторонняя форма деятельности исчезнет, точнее, перестанет быть похожим на себя.

Только в 60-е годы XX в. наметился поворот к трезвого взгляда на возможности социологии искусства. В это время выдвигают положение о том, что социологический рассмотрение произведения искусства зависит от анализа восприятия художественных ценностей различными категориями публики. В то же время получает распространение понятия "свобода", которое по искусства отражает тот факт, что человека нельзя заставить эстетически пережить свое общение с искусством, ПОСКОЛЬКУ эстетическое переживание - акт добровольный. В отличие от добровольности в моральном смысле, когда, например, человек добровольно идет на смерть ради жизни других, здесь не нужны волевые усилия, но предполагается наличие определенного уровня культурности, что приводит в человеке потребность в прекрасном.

Защитники теории искусства как теории особого познания изрядно преуменьшают возможности художественного осмысления мира. Например, когда произведение искусства объявляют тем художнишим, чем нагляднее и явственнее он вызывает чувственный образ в голове человека. Получается так, что любое наглядное представление вместе с тем уже и является художественным. По этому поводу Л. С. Выготский иронизировал: когда Гоголь утверждает, что "редкая птица долетит до середины Днепра", того Днепра, который когда-птица перелетит без особых усилий, то он не только не приводит нас к наглядного представления реки, а скорее всего все более ведет с нее с целью своей фантастической "Ужасной мести". Тогда Днепр действительно выступает как некая чрезвычайная, сказочная река.

Не оправдали себя и попытки психоаналитического толкования искусства. Как известно, учение, разработанное 3. Фрейду, ставит в центр внимания бессознательные психические процессы. Психоанализ пытается взглянуть на искусство, отталкиваясь от опыта изучения сновидений и неврозов. В среде психологов этого направления получили распространение высказывания о том, что искусство занимает срединное положение между сновидением и неврозом, то есть засадовим для него конфликт, который, по мнению психоаналитиков, уже перезрел для сновидения, но еще не стал патогенным. В контексте психоаналитической теории искусства художника отождествляют с невротиком. При этом утверждается, что, например, поэт в своем творчестве высвобождает бессознательные влечения. В подтверждение сказанного приводятся слова одного из героев Шекспира (1564-1616): "Поэт выплакивает собственные грехи в других людях".

При таком взгляде на искусство оказывается, что художественное творчество похожа на терапевтическое лечение как для самого создателя, так и для тех, кто воспринимает плоды его труда. Искусство возникает только как средство для улаживания конфликта с бессознательным. Отсюда напрашивается вывод, что искусство не имеет других положительных задач, кроме лечебных. Игнорирование сознательных моментов в переживании искусства стирает грань между ним как вполне осмысленной деятельностью и болезненными симптомами у невротиков. Несмотря на допущенные просчеты, психология искусства внесла и продолжает вносить много полезного как в философию, так и в социологию искусства (особенно это касается социальной психологии).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >