Метод наблюдения в социологии и его связь с социологическим экспериментом

В контексте социологии под наблюдением понимают не самое только визуальное наблюдение, но и информацию, получаемую путем непосредственного регистрацию тех или иных событий на оснований данных, сообщенных свидетелями в лице исследователей.

• Наблюдение в социологии - многофункциональный инструмент, который служит не только для сбора материала наряду с другими методами, но и для осуществления контроля по предварительно полученных данных. Понимание контроля имеет достаточно широкий диапазон в пределах неконтролируемых и контролируемых наблюдений. Неконтролируемые наблюдения относятся к предварительному этапу социологических исследований, а контролируемые подчинено подробно разработанной процедуре. В зависимости от отношений между наблюдателем и наблюдаемым, определяемых целью социологического исследования, различают несколько типов наблюдений, а именно: обычное (простое) включено; наблюдение, участвует.

При обычном наблюдения наблюдатель находится вне наблюдаемой группой, хотя его исследовательская позиция зачастую не секрет для ее членов (открытое наблюдение). Однако в некоторых ситуациях есть смысл использовать скрытое наблюдение, чтобы, например, не влиять на поведение наблюдаемых лиц.

Включенное наблюдение разделяют, как и обычное, на две разновидности - наблюдение, которое берет долевое участие, и наблюдение, берет полную участие.

Наблюдение, которое берет долевое участие, заключается в том, что исследователь наблюдает за группой бы изнутри или сам (непосредственное наблюдение), или с помощью информаторов-членов наблюдаемой группы (побочное наблюдение).

Наблюдение, которое берет полную участие, заключается в том, что исследователь как активный участник включается в деятельность наблюдаемой группы, палкой принимая соответствующие «правила игры».

Артефакты и фикции в контексте философии и социологии

Использование наблюдений в эмпирической социологии как технического инструмента основывается на определенных методологических предположениях, связанных с понятием "артефакт" (от лат. Arte - искусственно + fac-tus - сделан; явления или процессы, которые возникают при исследовании объекта вследствие воздействия на него условий исследования).

Начало исследования артефактов связывают с историей, которая произошла в начале XX в. Лошадь по кличке "Умный Ганс" имел удивительную "способность" выполнять арифметические действия, читать и т. Источником этого артефакта оказались незаметны сигналы, которые экспериментатор передавал животному. После этого случая исследования артефактов активизировались, особенно в социальных науках, поскольку здесь объект и субъект исследования способны производить невольный влияние друг на друга, меняя смысл эксперимента.

Обычно артефакт рассматривают как неудачу в применении методологии исследования, как следствие технической "ловушки" или ошибки. Часто артефакт является следствием методологических ошибок, поскольку теоретические утверждения и конкретные эксперименты несп относительные непосредственно, так теоретические утверждения - это логико-лингвистические "сущности", а эмпирические эксперименты - нет. Но подобные заблуждения также могут служить на пользу науке. Еще Кант подчеркивал, что человек, пытаясь абстрактное интерпретировать в терминах чувственного опыта, соотносит мыслительные конструкции со своим жизненным и научным опытом с помощью аналогии, сопровождая ее (при наличии критического подхода) использованием "принципа фиктивности" (нем. Als ob - вроде, как бы , якобы). Особенно богата побочные изображения по аналогии бытовая речь.

Указанные кантовские идеи во второй половине XIX в. стали засадовимы для доктрины фикционизму (фикционализму) известного немецкого философа Г. Файхингер (1852-1933), изложенной в его капитальном труде "Философия бы" (1876-1877, издана в 1 911 p.). По словам К. С. Бакрадзе, это произведение Файхингер оказал большое влияние как на философов, так и на представителей специальных наук, в частности социологов. Было даже создано философский журнал под редакцией самого Файхингер и его последователя Р. Шмидта, в котором печатали статьи физиков, математиков, психологов, социологов, лингвистов и философов, придерживавшихся идей фикционизму.

Свою философскую позицию Файхингер визначавяк идеалистический (или критический) позитивизм (инструментализм). Идя вслед за Д. Юмом, Дж. С. Миллем и Г. Спенсером, Файхингер расширил понятие аналогии универсального логико-философского принципа, согласно которому понятие является метафорой, опирается на чувственную аналогию. Согласно Файхингер, общему понятию ничто не соответствует объективной действительности, и в этом смысле общее понятие - это фикция, которая, однако, может выполнять в науке полезную функцию, помогая ориентироваться в эмпирическом материале.

• Одна из главных задач теории познания немецкий ученый видит в исследовании различия между гипотезой и фикцией. На

отличие от гипотезы, фикция имеет не столько теоретическую ценность, сколько практическую. Если гипотеза возникает в качестве познавательной цели, то фикция - это средство (своеобразная модель) для достижения этой цели. Использование фикций в научном познании всегда оправдывает себя как вспомогательное средство.

Со временем фикция должна быть устранена с языка науки и заменена истинным определению. Однако это касается не всех разновидностей фикций, поскольку есть такие, которые никогда не могут быть отброшены, поскольку без них рациональное научное мышление просто невозможно.

Если гипотеза должна быть подтверждена соответствующим опытом, то фикция должно быть оправдана тем, что она служит целям опытной науки, помогает научному мышлению как важнейший вспомогательное средство познания. Даже самую убедительную и гармонично гипотезу может опровергнуть один-единственный факт, зато фикции безразличны как протест со стороны логики, так и противоречия с опытом.

Наличие рационального смысла в "принципе фиктивности" подтверждает современный анализ так называемых хибнисних структур мышления. Например, известный русский логик и методолог Б. В. Бирюков считает, что исследования такого рода структур имеет большую познавательную ценность не только для философии или психологии, но также для кибернетики, теории информации, лингвистики. Суть проблемы в этом случае заключается в том, что у человека, наряду с движением мысли путем познания истины, присутствующие в мышлении и хибнисни структуры, выражающие относительности человеческих истин и реальность заблуждений в процессе познания. Эти "хибнисни структуры" в определенном смысле является созвучными файхингеривським "фикциям".

Сбор данных, в частности социологических, предполагает наличие у исследователя образа определенной реальности, который регулирует взаимоотношения между наблюдателем и наблюдаемой системой.

Таким образом, при проведении социальных исследований ученые создают особую реальность, внутри которой конструируют гипотезы, собирают информацию и интерпретируют в той или иной методологической манере полученные результаты. Исследователь бессознательно использует скрытые теоретико-познавательные и социальные артефакты для подтверждения своих взглядов и гипотез. Эти артефакты он считает самоочевидными истинами. Итак, конструированию особой научной реальности непременно предшествуют неосознанные и скрытые предположения.

Классическое понимание артефакта базируется на рассмотрении его как источника ошибок, получаемых в результате игнорирования тщательного и чисто адресного применения техники исследования. Иными словами, для того, чтобы устранить или минимизировать источники ошибок, исследователь должен строго соблюдать правильных процедур. Но артефакты, которых он при этом отказывается, всего-навсего частным случаем отклонения от истины. Категории "правильное", "неправильное", "истинное", "ложное" неадекватно отражают специфику научного поиска и результатов исследований. Иногда уместнее бывают категории "полезно" и "ничего". Дело в том, что в большинстве случаев исследователь и его коллеги не воспринимают противоречия в содержании научной работы, если ее результаты получены с помощью "объективных методов" и они не очень конфликтуют с "полезными" предрассудками.

Каждый метод сбора данных, в том числе социологический метод наблюдения, и метод их анализа тематизирует и подчеркивает определенный аспект реальности. Для абсолютно точного выбора этого аспекта форуме алгоритмических правил. Исследования и полученные результаты становятся осмысленными только в определенных рамках и с определенной точки зрения. Неправильная интерпретация смысловых рамок также ведет к артефактам.

Артефакт, как и метафора, возникает тогда, когда рамки соотнесения смысла препятствуют правильной интерпретации результатов научных исследований. По этому поводу профессор социологии Торонтского университета (Канада) Б. Эриксон писал, что большинство социальных исследований объясняет индивидуальные установки с точки зрения личных качеств человека. Например, многочисленные исследования процедуры выборов связывают приверженность той или партии с уровнем доходов, с полом респондентов и т. Истоки подобного подхода заключаются в неправильной постановке самой проблемы. Во-первых, предметом исследования общественного мнения должны быть не отдельный человек, а социальная система. Во-вторых, настоящим предметом анализа и объяснения должно быть не индивидуальное установка, а уровень согласия между людьми в рамках определенной социальной структуры.

Ученые в рамках своей дисциплины утверждают специфическую реальность и осуществляют соответствующий этой реальности эксперимент, непосредственными или побочными результатами которого могут стать артефакты, то есть факты, которые нам желательно иметь как вероятные, но которые не всегда является достаточным подтверждением проверяемой гипотезы и несут на себе отпечаток чего-то искусственного , субъективного.

Потребители социологической информации должны иметь в виду, еще определенная информация не всегда достоверна. Это можно объяснить не только ошибками в формулировке исходной гипотезы, согласно которой разрабатывают, например, анкеты. Надо помнить и о присутствии в мире, в котором живут социологи, огромного количества артефактов (политических, идеологических, религиозных, этических и т.п.), так или иначе влияют на наше поведение, предпочтения, симпатии, антипатии и т. Поэтому изучение артефактов является одной из важных задач социологии.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >