Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow История зарубежной литературы XVII—XVIII века

Жизнь и литературно-философская деятельность Вольтера (поэтическое наследие, "Орлеанская дева", драматургия, "Магомет", "Заира"; комедии - "Задиг")

Гениально одаренный писатель, просветитель Франсуа Мари Аруэ, известный под псевдонимом Вольтер (1694-1778) поставил свою литературное творчество и публицистику на службу одной цели - разоблачению монархического деспотизма, аристократического произвола и церковной нетолерантности, которые, по его мнению, противоречили "природному уму" .

Наделенный блестящим умом и редкой писательской многогранностью, он был одновременно поэтом, драматургом, романистом, сатириком, публицистом, историком и философом. Гениальный популяризатор, он ввел в умственного потребления Франции и других европейских стран огромное количество идей, которые именно от него получили распространение и развитие, хотя довольно часто он лично был их создателем. Он наложил отпечаток своего мнения на весь просветительское движение XVIII века, которое недаром достаточно часто называют "веком Вольтера".

Родился Франсуа Мари Аруэ в 1694 году в Париже. Его отец, богатый буржуа, был сначала нотариусом при судебной палате, а затем чиновником казначейства. Образование Вольтер получил в аристократическом иезуитском коллеже Людовика Великого (1704-1711). Позже достаточно строго отозвался об этой школе, которая ничего ему не дала: "Мне была даже неизвестна и страна, в которой я родился; я не знал ни основных законов, ни нужд моей родины; я не знал ничего из математики и ничего о здравую философию . Я знал только латынь и глупости ".

Еще в детстве у него проявились блестящие способности и склонность к чтению. Он рано начал заниматься сочинением стихов. Мечта стать драматическим поэтом захватила его еще во время учебы в колледже.

Однако, как только он закончил колледж, отец заставил его учиться в школе права.

Юный Вольтер мечтал о литературной карьере и стремился вращаться в аристократическом обществе. Его крестный отец аббат Шатонеф ввел его в круг аристократов-либертин. В этом кружке вслух "прожигачив" жизнь приобрела устоявшихся форм свободомыслие и скептицизм Вольтера, его пренебрежительное отношение к правящим кругам.

Вольтера охотно приглашали в свой круг представители аристократической "золотой молодежи"; он веселый, речь его насыщенная эпиграммами, его сатирические экспромты мгновенно распространяли. Одна зла эпиграмма на Филиппа Орлеанского и его дочь герцогиню Иберийского дошла до ушей регента, и молодой поэт в 1717 году был брошен в Бастилию, где просидел почти 11 месяцев. Так впервые Вольтер столкнулся с французским абсолютизмом.

У поэта уже давно возник замысел написать поэму о Генрихе IV и трагедию "Эдип". В тюрьме Вальтер работал над ними. 18 ноября 1718 состоялась премьера трагедии на сцене парижского театра. Впервые писатель назвал себя Вольтером, и это имя после "Эдипа" навсегда вошло в мировую литературу. На молодого поэта стали смотреть как на достойного преемника Корнеля и Расина.

Филипп Орлеанский сразу изменил свое отношение к Вольтеру и подарил ему золотую медаль и денежную пенсию. Тот начал делать блестящую литературную карьеру. Заняв место первого трагического поэта Франции, он стал добиваться славы эпического поэта.

Через 5 лет Вольтер издал "Поэму о Лиге" - первый вариант будущей "Генриада", исторической эпопеи, посвященной пропаганде религиозной терпимости, которая идеализировала Генриха IV как любящего свободу и просвещенного монарха. Напечатана она была тайно, в Руане, 1723.

Распространена в списках поэма вскоре стала популярной среди читателей. В возрасте тридцати лет Вольтера провозгласили лучшим поэтом Франции, гордостью нации. Все видели в Вольтеру достойного преемника славных литературных традиций века Людовика XIV. Действительно, несмотря на свое свободомыслие, Вольтер был еще далек от Просвещения. Он высоко ценил расположение королевы Марии Лещинской, от которой получал пенсию (одновременно с пенсией от короля). Однако мечты о придворной карьеры не затмили ему сознание. Решив стать материально независимым, он связал свою жизнь с миром финансовых дел и, занявшись различными коммерческими делами, постепенно нажил себе значительное состояние.

Аристократы льстили к нему. Герцог Сюлли, предков которого пославив Вольтер в этой поэме, стал другом писателя. Однако, какими бы талантами и заслугами перед родиной не обладала человек, она была абсолютно беззащитной перед выходками любого светского нахала. Так произошло и с Вольтером. Он имел неосторожность вызвать недовольство дворянина де Рогана, и слуги последнего избили поэта палками у порога дома герцога де Сюлли. Образа человека осталась без наказания. В светских "друзей" Вольтера и у герцога де Сюлли эта история вызвала только веселую улыбку.

Правительство, чтобы спасти Рогана от мести Вольтера, снова бросил поэта к Бас-тылу (1 726). На этот раз он просидел там всего пять месяцев, а затем был выслан за пределы Франции (именно таким было условие освобождения). Так снова Вольтер столкнулся с абсолютизмом, сословными привилегиями и полным бесправием человека в условиях феодализма.

Вольтер уехал в Англию. Английское политическую и культурную жизнь было почти неизвестно во Франции. Вольтер отмечал ряд преимуществ в жизни человека, в политической и экономической жизни страны по сравнению с тогдашней Франции, в частности англичане имели конституцию и парламент, ограничивали единоличную власть короля. Беседы с Джонатаном Свифтом и бывшим торийской государственным секретарем виконтом Боли нброком. познавших всю темную сторону политической жизни в стране, убедили Вольтера, можно открыто противодействовать королю и в свободном соревновании мнений принимать важные государственные решения.

Мятежный поэт, дважды побывал в Бастилии, отмечал, с каким уважением англичане относятся к своим поэтов и ученых. В этом его убеждает пышные похороны Иса-ака Ньютона в Вестминстерском аббатстве (1727), когда гроб ученого несли на руках 6 герцогов и 6 графов.

Быстро овладев английским языком, Вольтер изучил английский философию (Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Дж. Локк). С удовольствием прочитаны "Путешествия Гулливера" Дж. Свифта, вышедших в свет, помогли ему отшлифовать свой сатирический, социально насыщенный стиль.

Трехлетнее пребывание в Англии (1726-1729) направил творчество Вольтера в просветительское русло.

В 1729 году он получил разрешение вернуться во Францию. Приехал в Париж в расцвете своих творческих сил, полон впечатлений от пребывания в Англии, и развернул чрезвычайно плодотворную творческую деятельность.

Особенно поразил Вольтера театр Шекспира. Будучи сторонником классицизма, он не воспринимал темпераментного и жестокого в жизненной правдивости стиля Шекспира и не считал возможным пропагандировать его во французской литературе, где царили вкусы, воспитанные на пьесах Корнеля и Расина. В то же время драматургия самого Вольтера претерпела огромного влияния Шекспира.

В Англии поэт завершил поэму "Генриада" (о герое Нантского эдикта французского короля Анри IV), "Историю Карла XII". Были задуманы (и дописаны позже во Франции *) трагедии "Брут" (о римского консула Юния Брута, казнил своих сыновей, когда узнал, что они предательски перешли на сторону этрусского царя), "Смерть Цезаря", "Эрифила" и , пожалуй, лучшая среди них - "Заира" (одна тысяча семьсот тридцать два).

Вернувшись во Францию, Вольтер начал активно применять опыт английских предпринимателей, стремясь к частной материальной независимости, которая позволяла за свой счет печатать свои произведения за рубежом, пренебрегая цензурными запретами, а также свободно путешествовать по Европе, покупать или строить собственные дома.

Анализа различных сторон английской жизни (религии, политического устройства, философии, литературы, театра) он посвятил цикл из 25 "Философских писем" (1734). Книга увидела свет также под названием "Письма, написанные из Лондона об англичанах". Вольтер изложил в ней свои впечатления от созерцания Англии. Имели место сравнения английского и французского общественной жизни. Эти сопоставления превратились в энергичное разоблачения господствующих во Франции религиозной нетерпимости и отсталых феодальных порядков. Книга вызвала огромный скандал; ее издателя было брошено в Бастилию, а сама книга публично сожжена по настоянию парижского парламента. Вольтер избежал ареста только потому, что вовремя покинул Париж.

Впоследствии он еще 16 раз переиздавал эту работу, постоянно совершенствуя ее.

Вольтер нашел убежище в Серое, имении своей приятельницы маркизы дю Шат-ле, расположенном на границе Шампани и Лотарингии. Здесь он прожил долгое время (1733-1745), занимаясь точными науками, философией и поэзией. Его связывали с этой привлекательной и образованной женщиной общие духовные интересы, любовь к литературе, театру, науки. Маркиза, которую Вольтер называл "божественной Эмилией", имела на него чрезвычайно положительное влияние. Будучи одной из самых образованных женщин Франции, она хорошо знала древние языки, занималась математикой, перевела на французском языке главный труд Ньютона и опубликовала свой труд по философии Лейбница. Пользуясь влиянием при дворе своего мужа и его титулом, маркиза часто смягчала удары судьбы, сыпались на поэта, в частности она побудила его заниматься науками и сдерживала его от участия в полемике с реакционными литераторами и от опубликования слишком резких сатирических произведений, вроде известной "Орлеанской девы", рукопись которой она держала в себе.

Обустраивая свое жилье в Серое, Вольтер построил театр, в котором поставил свои новые трагедии- "Альзира", "Магомета", "Меропу" и др. Всего Вольтер при жизни написал 27 трагедий и 25 комедий. Он проявил себя новатором театра - ввел переменные декорации, массовые сцены. Часто и сам выступал на сцене.

Самым ярким из прозаических произведений тех лет стал "Задиг", который среди других "философских повестей" предназначался изначально для устного чтения в салоне маркизы.

Несмотря на меры безопасности, к которым прибегала мадам дю Шатле, некоторые произведения Вольтера успевали вызвать сильное раздражение в правящих кругах. Это заставляло маркизу переживать за свободу своего друга. В особо опасные моменты маркиза отправляла Вольтера в Голландию или Бельгию, где он, как правило, путешествовал под вымышленным именем, хотя и не мог никогда полностью сохранить свое инкогнито.

В 1745 году Вольтер, после десятилетнего отсутствия, вернулся в Париж, где неожиданно столкнулся с благосклонным приемом при дворе. Его покровительницей стала новая фаворитка Людовика XV мадам этнол, получившая титул маркизы Помпадур и впоследствии стала некоронованной обладательницей Франции. Будучи давно знакомой с Вольтером, она делала все возможное, чтобы приобщить его ко двору. Благодаря ей ему поручили написать оперу по случаю празднования брака дофина. Эта опера, "Принцесса Наваррская" (1745), принесла Вольтеру больше славы в придворных кругах, чем его лучшие художественные произведения, хотя сам писатель был о ней очень низкого мнения и называл ее "балаганным фарсом". На Вольтера посыпались теперь придворные милости: в] 745 году он был назначен королевским историографом, он получил придворный титул, а в следующем году он был избран, наконец, членом Французской Академии, которая до сих пор дважды (в +1734 и В 1743 годах) отклоняла его кандидатуру.

"Пожалейте беднягу, что стал королевским шутом в 50 лет, - писал Вольтер другу. - Я не нахожу себе места ни в Париже, ни в Версале; придумываю вирпги в портшезе, имею славить короля высокоторжественный, жену наследного принца - изысканно, королевскую семью - ласково, ублажать весь двор и не раздражать никого в городе ". Однако Вольтер был наказан за заигрывание с сильными мира сего. Его удалось поссорить писателя с маркизой Помпадур. Философу пришлось покинуть двор. Его и маркизу дю Шатле беззастенчиво обманывали и, опасаясь скандала, он ненадолго вынужден был покинуть Париж.

Вскоре поэта постиг удар в личной жизни. После непродолжительного пребывания в Серое Вольтер вместе с мадам дю Шатле поехал в Люневиль в Лотарингии, ко двору бывшего польского короля Станислава Лещинского (1748). В Люневиль маркиза дю Шатле познакомилась и вступила в связь с молодым поэтом Сен-Ламбер, а через год, здесь же, умерла во время родов (1749). Смерть Эмилии была тяжелым ударом для Вольтера, поскольку чувства к ней было единственным серьезным, которое ему пришлось пережить.

Он навсегда покидает Серое. Его преданным другом стала племянница мадам Дени, которая жила рядом с ним до самой его смерти.

По приглашению прусского короля Фридриха II Вольтер оставил Париж и отправился в Берлин. Этом путешествии предшествовало длительное переписки между королем и философом.

Переписка велась на французском языке, на котором король владел в совершенстве (а родным, немецком, пренебрегал, считая ее пригодной только для армейских команд).

Три года (1750-1753) Вольтер находился в Сан-Суси (резиденция короля в Потсдаме, под Берлином). Фридрих назначил Вольтера камергером, пожаловал ему орден и большую денежную пенсию.

Однако именно эти годы принесли французскому просветителя разочарование. Правда, здесь он завершает свой давний замысел - "Возраст Луи XIV. XVIII века", книгу, насыщенную характеристиками различных коронованных особ и политиков своего и предыдущего, XVII века. При всей своей готовности принять вольтеровский идеал просвещенного монарха, Фридрих II не мог, да и не собирался уступать реальной властью в пользу абстрактных философских идей. После трех лет общения с Вольтером он вероломно начал Семилетнюю войну (1756-1763), направленную не в последнюю очередь и против Франции. Вместе с тем Вольтер со своим непоседливым характером начал вмешиваться во внутренние дела немцев. Вспыхнула ссора, Фридрих II потребовал от писателя возвращения ордена и Камергерского ключа, и последний не без серьезных осложнений оставляет Пруссию.

Некоторое время проживал на территории Эльзаса и Лотарингии, различных французских городов, в том числе в Лионе.

Путь в Париж писателю был навсегда закрыт, вследствие враждебного отношения к нему Луи XV. Назревал конфликт с церковью из-за "Орлеанской деве", а также многотомное "Эссе об обычаях и духе народов" (1753-1758). Во избежание возможных столкновений с королевской и церковной властью философ поселился в Швейцарии, где жил по очереди в разных имениях, которые он приобрел в собственность.

Не имея возможности поселиться во Франции, Вольтер решил выбрать за место для проживания Швейцарию. Осенью в 1754 году он приобрел себе имение в пригороде Женевы, который назвал "Делис" (рус. Языке "Отрада"). Здесь он проводил летнее время, а для зимнего пребывания приобрел усадьбу Монрион в пригороде Лозанны. Четыре года спустя он приобрел еще два имения на французской территории вблизи швейцарской границы - Турне и Ферне. Проживая в каждом время от времени, он любил говорить: "Философы должны иметь, как лисы, две или три норы, чтобы прятаться от собак, которые их преследуют".

В 1760 году он окончательно поселился в Ферне, где жил безвыездно почти до самой смерти. Только ту, на границе Франции и Швейцарии, Вольтер почувствовал себя, наконец, вполне спокойно. "У меня две передние лапы в Швейцарии, а две задние - во Франции, - писал он одному приятелю. - Я так обустроил свою судьбу, что могу считать себя одинаково независимым и на женевской территории, и во Франции". Все последующие годы его жизнь не были отмечены событиями внешнего характера. Однако это мирное существование находилось в несоответствии с кипучей литературно-общественной деятельностью, которую Вольтер активно проводил в последнее двадцатилетие своей жизни.

Вольтер становится сотрудником "Энциклопедии" Дидро и д'Аламбера.

Он решил воплотить в своем новом имении некоторые свои общественные и религиозные основы. В ближайшем селе находили себе приют все желающие, кто пострадал от церковной или общественной нетерпимости. Гордился тем, что в Фернейський церкви правились службы и для верующих католиков, и для протестантов. Чтобы обеспечить переселенцев средствами к существованию, он построил ткацкую фабрику и часовую мастерскую.

Ферне стало местом паломничества образованных людей всех стран. "Фернейський патриарх" вел оживленную переписку, среди его адресатов были коронованные особы: Фридрих II, Екатерина II, Густав III Шведский и др.

Он написал новые трагедии, которые поставил в специально построенном театре; продолжал ряд "философских повестей" (лучшие - "Кандид", 1758, "Простодушный" 1767), завершил "Историю Российской империи при Петре" (1759). Много времени писатель посвятил философским произведениям. Свой "Философский словарь" он постоянно пополнял новыми материалами.

Вольтер прилагал невероятные усилия, чтобы добиться реабилитации людей, невинно пострадавших от произвола церковных властей.

Своей деятельностью Вольтер утвердил в Европе понятие "вольтерьянства", которое стало феноменом духовной жизни XVIII и XIX веков. Это бесстрашное свободолюбие, что затрагивает привычные мировоззренческие и нравственные устои общества и выражается в яркой и остроумной форме.

1774 года, после смерти Людовика XV, трон перешел к его преемнику, Луи XVI. Умерший король не оставил по Вольтера никаких указаний. Философ решил вернуться в Париж. В феврале 1778 парижане восторженно встречали поэта. Наблюдая восторг толпы, Вольтер доброжелательно-иронически заметил: "Если бы меня сейчас везли на казнь, толпа была бы еще больше".

Это была последняя весна в жизни поэта. 11 мая Вольтер внезапно почувствовал себя плохо. В 11 утра его уже не стало. Перед смертью на вопрос священника, хотел бы он примириться с Иисусом Христом, Вольтер прошептал: "Не говорите ничего об этом человеке".

Похороны умершего происходил драматично. Церковь выступила против того, чтобы отдать его тело земле, король занял нейтральную позицию. Родственник Вольтера аббат Миньон втайне перевез его тело в Шампани, в свою аббатство Селльер. Там, в углу церкви, за хорами, тело и похоронили. На следующий день было получено официальный запрет на захоронение.

Прах Вольтера перезахоронили 1791 во время Французской революции, в церкви святой Женевьеви- пантеоне великих людей Франции, рядом с телом Ж. Руссо.

Сердце Вольтера находится отдельно в библиотеке в Париже: "Сердце мое здесь, а дух - повсюду".

Творчество Франсуа-Мари Аруэ (1694-1778), прославившийся под фамилией Вольтера, принадлежит к первому этапу просветительского движения во Франции. Философ, ученый, политик, историк, писатель, он стал символом просветительского мировоззрения и миропонимания. Политическим идеалом Вольтера стала "просвещенная монархия", он признавал наличие Бога как высшей сверхъестественной силы, создавшей мир, и отмечал различия своих взглядов от позиции других просветительных ков-материалистов. В то же время выдающийся французский просветитель был далек от радикализма Руссо, который требовал принципиальной перестройки общественного устройства на основе республиканских идей. Уже первое драматическое произведение Вольтера - трагедия "Эдип", которая была поставлена в одном из театров Парижа 1718, вызвала большой резонанс в обществе своим свободолюбцем, развенчанием монархической власти и духовенства, утверждением права современников критическую оценку действительности.

Не менее резонанс получила поэма "Орлеанская дева", написанная в 1735 году. Центральный образ поэмы - легендарная Жанна д'Арк - часто встречался в творчестве Вольтера. В изображении писателя она выступала и "храброй амазонкой", "позором англичан" ("Генриада"), и "мужественным девушкой, которую инквизиторы и ученые в своей пугливых жестокости возвели на костер" ("Опыт о нравах»). В "Орлеанской деве" Жанна д'Арк возникает по-деревенски грубой и бесконечно наивной. Взгляды и убеждения Жанны показаны традиционно: она искренне верила в свою патриотическую миссию и готова к самопожертвованию для блага родины. Полемическая установка и антиклерикальная направленность произведения заставили Вольтера обогатить поэму многочисленными раскованными сценами ухаживаний к Жанне, с помощью которых ее образ теряет героические черты и лишается ореола святости.

Столь же нетрадиционными был и образы Карла VII и его любовницы Агнессы, по которым легко узнать Людовика XV и маркизу де Помпадур.

Произведения в целом присуща сходство с рыцарскими поэмами эпохи Возрождения, хотя этот жанр интерпретирован в соответствии с поставленными задачами.

В историко-художественном плане Вольтеру принадлежали выдающаяся роль в разработке основных принципов просветительского классицизма, существенно отличался от классицизма XVII века. Представители просветительского классицизма уже не подносили преимуществ абсолютистских форм государственного правления, а свое назначение видели в служении всему обществу, коллективу граждан независимо от их сословного происхождения. Ведущие черты вольтеровского классицизма наиболее полно отразились в его драматических произведениях и характеризовались сосредоточенностью действия вокруг одной темы, динамизмом, быстрым изменением напряженных сцен, живыми диалогами («Брут", "Смерть Цезаря", "Заира", "Фанатизм, или Пророк Магомет"). Как теоретик искусства, Вольтер склонялся к идеям классической соразмерности, симметрии, рационалистической упорядоченности. Неудивительно, что он высоко поднимал традиции национального французского театра, в частности творчество Корнеля и Расина, а также критиковал Шекспира, которому обвинял в отсутствии "хорошего вкуса" и недостаточном "знании правил".

В своих последующих произведениях писатель в класицистичному ключи разрабатывал этическую проблематику, обращался к средневековым, античных и восточных сюжетов, активно вводил в действие простонародных героев ("Семирамида", "Орест", "Китайский сирота", "Скифы", "Законы Миноса", "Ирина" и др.). Однако, в отличие от других драматургов просветителей, в частности Д. Дидро и Э. Г. Лессинга, Вольтер не был сторонником активно разрабатываемого в то время жанра "мещанской драмы".

"Магомет". По жанру - трагедия. В центре произведения образ Магомета. "Я изображая Магомета- фанатика, насильника, обманщика, позор человеческого рода ...", - напишет Вольтер, работая над трагедией. Канву сюжета составляли обстоятельства захвата пророком Магометом Мекки, однако основные события, воспроизведенные в трагедии, были вымышленными. Магомет похитил детей правителя Мекки еще в раннем детстве и сделал из них фанатичных последователей ислама. Пальмира и Сеид, не зная своих родителей и того, что они брат и сестра, веря в то, что Мухаммед - наместник Аллаха на земле, охваченные любовной страстью друг к другу. Дружескую приязнь они понимают неправильно - Магомет всячески способствовал инцестуаль ном любви и скрыл их родственные отношения. Сеид Мухаммед приказал совершить убийство отца, единственного, кто знал его истинные цели. Основатель ислама, Магомет показан как изверг, который навязал мечом, кровью целым племенам свою волю и законы. Желая подчинить себе Мекку, он обещал Сафир вернуть похищенных детей. Старом Сафир ради счастья видеть своих детей, которых он считал погибшим, необходимо было пойти на измену. Он не мог пойти на это. Магомет, предусмотрев такое развития событий, выполнил свой план и приказал Сейиду убить Сафира. Старый понравился Сеид, и Магомет вынужден влиять опосредованно: исключительно ради любви Сеид решился на убийство. Пальмира и Сеид все зьясувлы. Истекая кровью, старый отец обнял детей. Сеид отравлен Магометом, который напоследок пытался сделать Пальмиру своей наложницей. Проклиная пророка, Пальмира закололась мечом. Магомет не достиг удовлетворения своих желаний.

Подобно другим просветителей, Вольтер охвачен интересом к естественному состоянию человека. Признал, что в "естественных" и "диких" народов можно увидеть проявления простодушия, терпимости, правдивости, но при этом "естественный человек" была несдержанным в своих пристрастиях и поэтому могал быть жестокой.

Не лишены влияния просветительского классицизма и прозаические произведения писателя. В центре их, как правило, находился образ интеллектуального героя, способного до глубоких философских раздумий и рефлексии, позволяли ему не только познавать окружающий мир, но и влиять на него. Однако, сама действительность в основном не имела сколько-нибудь заметного влияния на внутренний мир героя: его убеждения и этические принципы оставались неизменными, хотя он и проходил тяжелый путь душевных испытаний и переживаний,

В соответствии с традициями классицизма в повестях Вольтера находила отражение определенная философская идея, которая только иллюстрируется сюжетом. Естественно, что в произведениях доминировал интерес не к индивидуальным особенностям характера героя, а к философской системы просветительского направления. В жанровом отношении эти произведения чрезвычайно сложны, поскольку сочетали черты плутовского романа, гедонистической новеллы рококо, просветительского романа воспитания, сатирико-эротической новеллы Возрождения и философского романа ("Задиг, или Судьба", "Кандид, или Оптимизм" и др.).

В определенной степени особняком стоит повесть "Простодушный" (1767), в которой четко очерчена любовная интрига решался нетрадиционным для писателя путем. Колоритный образ индейца Гурона- это полемическая ответ Вольтера Руссо, в частности его теориям "естественного человека". Герой сначала далеко не мудрец, но он стал мудрым после столкновения с конкретной французской действительностью XVIII века. Вольтер при этом считал, что естественность признала судьбу человека, а его разум, который следует направлять на борьбу с деспотизмом и общественными предрассудками. В отличие от предыдущих произведений, Вольтер в образе Гурон змальовав не отстранен абстрактную философскую модель, а психологически достоверный тип человека, чувства и мысли которой органически связаны с окружающей реальностью. Естественность и "дикость" героя позволил увидеть те противоречия жизни, которые в силу своей привычности просто не воспринимались уже как недостатки: относительность человеческих ценностей, оторванность от жизни христианского учения и т.

"Микромегас". Название произведения исходила от лица главного героя, которое образовано сочетанием двух греческих слов и переводилось как "имело большое". Микромегас - житель Сириуса, который путешествовал в сопровождении секретаря Академии Сатурна с одной планеты на другую. На Земле он нашел малочисленную цивилизацию, чьи философские идеи, самоорганизация и политическое устройство позволили ему сделать далеко идущие выводы. Идеи, порядки и принципы, на которых основано это общество, чужие представлениям Микромегас об уме и благо. Сатурн и Сириус, откуда прибыли Микромегас с секретарем, понадобились Вольтеру для "улучшения читательского восприятия", к чему он стремился в каждой своей философской повести.

Основная мысль "Микромегас" заключалась в том, что люди не умели быть счастливыми. Идея Паскаля о бесконечности развита Вольтером - человек, занимая в мироздании слишком маленькую планету, смогла наполнить свой крохотный мир злом, страданиями и несправедливостью. "Мне даже захотелось ... тремя ударами каблука Раздавить этот муравейник, населённый стрекательными убийцами", - говорит Микромегас. "Не спешите. Они сами ... трудятся над своим уничтожением", - отвечает ему секретарь Академии.

Философское произведение - сложный жанр, потому что это жанр-гибрид. Это и эссе, и памфлет, ведь автор преподавал здесь определенные идеи или отрицал их. Вместе с тем это роман, потому что в нем имеется событийный развитие сюжета. Однако, это произведение лишен строгости, присущей эссе, правдоподобия, присущей жанру романа. Впрочем, философский роман и не претендует на это, его особенностью является интеллектуальная игра. Писатели, работавших в этом жанре, стремились, чтобы последний в большей степени выглядел как фантастический.

Писатели - плохие судьи собственных произведений. В возрасте 18 лет Вольтер верил, что оставит после себя память как большой автор трагедий; в возрасте 30 - как великий историк; в возрасте 40-как эпический поэт. Он и не подозревал, создавая 1748 "Задиг", что будущие поколения прекрасного читать эту маленькую повесть и все другие, подобные ей, тогда как "Генриада", "Заира", "Меропа", "Танкред" покоиться вечным сном на полках библиотек.

Воспитанный иезуитами, автор позаимствовал у них четкость мысли и элегантность стиля. Сослан на время в Англию, он прочитал там Свифта и изучил его приемы. "Это английский Рабле, - говорил он об авторе" Гулливера ", - но Рабле без пустословия". В Свифта Вольтер заимствовал тяга к причудливой фантазии, к путешествиям, которые дают прекрасную почву для сатиры, к беспристрастности, которая позволяет выкладывать удивительные приключения как реальные.

Вольтер начал работать в этом жанре, для него новом, в начале 1747, то есть в возрасте 53 лет. Однако свой шедевр- "Кандида" - он написал 1759, в возрасте 65 лет; "Простодушного", который до сих пор имеет огромный успех - в 73 года; "Человека с сорока экю» - в 74 года; "Вавилонскую принцессу" - в том же возрасте, другие, более мелкие повести, такие как "История Дженни", "Одноглазый ключник", "Уши графа де Честерфил ьда", - после 80 лет.

Философия Вольтера менялась на протяжении всей жизни, как это бывает почти со всеми людьми: "Видение Бабука" и "Задиг" были написаны в то время, когда судьба улыбалась Вольтеру; он чувствовал поддержку со стороны маркизы де Помпадур, а следовательно, и большей части двора; все без исключения короли Европы приглашали его, мадам дю Шатле любила его, заботилась о нем, обеспечивала ему независимость. Он готов был считать свою жизнь сносной.

Философия Вольтера достигала глубины в повести "Задиг". Путем мудрых притч писатель выразил мнение, что с нашей стороны было дерзостью утверждать, что мир плох только потому, что мы видим некоторые его недостатки. Мы не знаем будущего, не знаем того, что мнимые ошибки Творця- залог нашего спасения. "Нет, - говорит ангел Задиг, - такого зла, которое порождало бы добро. - А что, - сказал Задиг, - если бы было только добро и не было зла? - Тогда, - ответил ангел Иез-советов, - это мир был бы другим миром, связь событий определил другой премудрый порядок. Но этот другой, совершенный порядок возможен только там, где вечно находится верховная существо ... "Вывод, который нельзя считать неопровержимым и однозначным; поскольку когда Бог добрый, то почему же он не создал мир за этим бессмертным и совершенным образцом. Когда он всемогущ, то почему, создавая мир, не лишил его страданий?

Можно найти общее в этих разных по своей направленности произведениях.

• Прежде всего стиль, который у Вольтера всегда насмешливый. Стремительный и, по крайней мере на первый взгляд, небрежный.

• В этих произведениях не было ни одного персонажа, к которому бы автор отнесся вполне серьезно. Все они - или воплощение какой-либо идеи, доктрины (Панглос - оптимизма, Мартен - пессимизма), или вымышленные, фантастические герои.

• Почти все философские повести и романы Вольтера рассказывали о катастрофах, но с точки зрения "рацио" (ума).

• их темп настолько быстрый, что читатель не. успевал даже погрустить.

• Вольтсрови нравилось выводить на сцену священнослужителей, которых он называл магами, судей, которых он назвал муфтиями, финансистов, инквизиторов, простодушных и философов.

• У самого писателя было несколько ожесточенных врагов, которые появлялись в каждом его романе под новой маской, но без усилий проявляли себя.

• Что касается женщин, то Вольтер их не слишком уважал. Если верить ему, то они только и мечтают о любви хорошего, молодого, щедрого мужчину, однако, по своей натуре, корыстные и пугливые.

• То, что по-настоящему объединяло повести Вольтера- это его философия. О ней говорили как о "полный хаос ясных мыслей", в целом беспорядочных.

Украина и украинцы занимали заметное место в наследии французского просветителя. В конце 20-х - начале 30-х годов Вольтер настойчиво работал над историческим произведением "История Карла ХП" (опубликовано в 1731 году), в котором рассматривались интересные страницы истории Украины. По своей общей концепцией это произведение приближался к произведениям классицистической историографии, а сам Вольтер-историк демонстративно противопоставлял свой метод исследования методу предыдущего периода - эпохи барокко, представители которого объясняли совпадение исторических событий вмешательством высшей трансцендентной силы - Бога. Написанию труда предшествовала длительная и серьезная работа с многочисленными документами и источниками.

Французском просветителя представлялась близкой точка зрения, что история - это результат конкретной человеческой деятельности, пересечения различных интересов, стремлений и желаний. Ведущий настроение этого произведения, в котором чрезвычайно ощутимый литературно-описательный элемент, вполне просветительский - с позиций просветительского гуманизма и общественного прогресса подать "урок монархам". Вольтер противопоставлял Карла XII и Петра I, которые представляли собой два различных типа государственных деятелей - короля-завоевателя, которого осуждал историк, и монарха-строителя, который пытался создать крепкое государство и сделать ее цивилизованной.

В четвертой главе Вольтер обратился к истории Украины, которая вида-евала ему богатой и плодородной страной, ставшей жертвой внешней экспансии, прежде всего со стороны Речи Посполитой, под властью которой находилась большая часть Правобережной Украины. В просветительском духе здесь оценила борьба украинского казачества за свое национальное самоопределение и свободу. Однако, все трагизм этой борьбы заключался в том, что на смену посполитому властвованию пришел жестокий протекторат московского царя. Неудивительно, что в произведении ощутимые симпатии к Мазепе и к его союза с Карлом XII, поскольку украинский гетман, по мнению историка, пытался противостоять полном подчинению и подчинению Украины царскому правительству. Цель Мазепы заключалась в попытке создать в Украине независимое в политическом и административном плане королевство. Большая часть казацких вожаков не поддержали освободительной борьбы Мазепы и воевали против шведов на стороне русской армии.

Очень интересно Вольтер змальовав запорожских казаков, которые поразили его образом своей жизни, мужеством, силой и отвагой. Для него они - "найдиво-вижниший народ" на земле, который жил по демократическим законам и более всего ценил свою свободу. Однако, тут же историк отмечал, что казаки склонны к разбою и сравнивал и'х с флибустьерами.

"История Карла XII" написана с большой долей интереса и симпатии к Украине, а Петр еще не толкуется как "просвещенный монарх". Правда, в дальнейшем взгляд историка несколько изменится. Так, в более поздний историческом труде "История России при Петре Великом" (1763), которая была написана по заказу российского правительства, Вольтер, отвергая принципы объективности и исторической правды, оправдывал репресийни действия Петра в отношении Украины. Поступки Мазепы оценивался необъективно, в негативном свете встал казачество. В то же время Петр изображался как идеал «просвещенного монарха» - ошибочная точка зрения, которую разделяли, кстати, такие просветители, как Монтескье.

Непосредственное знакомство с произведениями Вольтера в Украине приходилось на конец XVIII - начало XIX века. В настоящее время в Украине возникли очаги новой просветительской политической, философской и исторической мысли, в частности на Черниговщине был известный кружок Я. Козельского, где популяризировались произведения французских просветителей и в частности Вольтера. Также в Харьковской губернии - кружок А. Палицына, где изучали и переводили не только Вольтера, но и Монтескье, Руссо. Хорошо знакомыми с произведениями французского просветителя были И. Рижский, И. Вернет, П. Би-Лецки-Носенко, И. Котляревский и др.

Вольтера вспоминал на страницах первых украинских журналов "Украинский вестник" и "Украинский журнал", где его расценивали как одного из самых ярких просветителей, который способствовал распространению идеологии Просвещения на территории европейских стран, в том числе и славянских. Активно заявляет о себе тенденция применять основные положения эстетики Вольтера к практике украинской литературы.

Можно сказать, что связи Вольтера с Украиной не имели единоличного характера, поскольку интерес выдающегося просветителя к бурной и противоречивой истории Украинской дополнялся и встречным интересом Украинская к нему. Просветительский тип художественного сознания прочно утверждался в украинской литературе начала

XIX века, важную роль в этом процессе сыграли идеи многих представителей французского Просвещения, в том числе Вольтера.

Глубиной философских размышлений проникнута и лирика Вольтера. Например предлагаем поэзии "Прощание с жизнью":

Прощайте, я иду в крае,

Откуда форуме поворота.

Прощайте, друзья вы мои,

Вам не нанесу я более хлопот.

Забудьте, враги, бои,

Возрадуйтесь, сколько вам охота.

Но пройдет недолгое время,

И исчезнете вы также скоро,

Как исчезли в Лете ваши произведения,

И враг покепкуе из вас.

Сыграв роль свою мелкую

На славной сцене мировой,

Мы с ней сходим помаленьку

Под свист толпы и без надежд.

Умирает каждый в этом мире,

Какой значений не было бы сан:

Архиепископ, куртизан.

Вельможи весьма гордые.

Зря в пышном бархате

Ризничий с колокольчиком спешит,

Чтобы вечную славу одспиваты;

Зря кюре в эту скорбную минуту

Идет нашу душу исповедовать;

Толпу это все лишь смешит.

Она еще с день поговорит,

Твою жизнь вспомнит

И все забудет воли.

Так время всегда этот фарс кончает.

Чистилище или небытие - одно смиховище бескрайнее.

Странное неизвестное чувство,

Что, как бабочка, поднялось,

Куда летит без возврата

В таинственное небытие, -

Скажи мне, откуда взялось?

Из смертных может с ясувать,

Что в конце произойдет с тобой?

Лучше людям для покоя

Неведомым жить и помирать.

(Перевод Н. Терещенко)

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее