Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow История зарубежной литературы XVII—XVIII века

ЗАНЯТИЯ № 9. НЕНАВИСТЬ к деспотизму и страстного стремления изменить социальные ПОРЯДОК В драме Ф. ШИЛЛЕРА "Разбойники"

План

1. Сюжет и проблемы драмы.

2. Карл Моор. Конфликт с моральным и государственным устройством феодальной Германии.

3. Образы Франца и Амалии.

4. Характеристика разбойников.

5. Республиканский мировой идеал в драме.

Задача для подготовительного периода

1. Подумайте, к которому морального упадка приходит Карл Моор.

2. Можно ли оправдать "благородное разбой" или "высокую мести".

Литература

1. Тураев С. в. Вот Просвещения к романтизму. - М., 1983.

2. Хаге Ф. Мыслитель, поэт, драматург - борец за свободу // Зарубежная литература. - 2005. - № 39 (439). - С. 15-17.

3. Шайкевича Б. А. Чтобы не "ползать слизняком". Материалы к изучению драмы Фридрих-ха Шиллера "Разбойники" // Всемирная литература и культура в учебных заведениях Украины. - 2004. - № 7. - С. 39-40.

4. Шиллер Ф. Статьи и материалы. - М., 1966.

Инструктивно-методические материалы

Прочитав новеллу Д. Шуберта "К истории человеческого сердца", размещенную в январском номере журнала "Швабише магазин" за XVII 75 лет., Шиллер решил написать драму. Вдохновил его столько сюжет о вражде двух братьев, сколько пролог, в котором писатель с болью в душе обвинял современную немецкую литературу в пассивности, бездеятельности, искаженном изображении жизни в Германии. "Для того, чтобы брать персонажей из среды своего народа, - читал там Шиллер, - требуется гораздо больше свободы, чем у нас, бедных немцев, когда каждое меткое слово, выскользнуло из-под пера человека с открытыми глазами, может проложить ему путь в общество тюремных жителей ". И Шуберт позволил "любому гению сделать из этой повести комедию или роман, если только он с слабости не поместите места действия в Испанию или Грецию вместо родной немецкой земле".

Предупреждение о возможном тюремное заключение не испугало Ф. Шиллера. Наоборот, он прямо сказал близкому другу в академии, что напишет книгу, "которая обязательно будет сожжена рукой палача".

Замысел трагедии связан не только с новеллой Шуберта, где речи нет о разбойниках. В нем прослеживался влияние других источников. На впечатлительного Ф. Шиллера влияли образ благородного разбойника Роке из романа Сервантеса "Дон Кихот", рассказ его наставника Абеля об известном швабского разбойника Зуневинте Швана, бунтарские драмы "бурных гениев".

Как отмечал В. Г. Белинский, эта драма - "пламенный, дикий дифирамбу, подобно лаве исторгнувшейся из глубины юной энергической души".

На самом деле Ф. Шиллер около пяти лет долго и упорно работал над трагедией. Творить ему приходилось в тяжелых условиях академической казармы, где запрещалась любая свободное творчество, где даже письма тщательно пересматривались. Писал их во время скучных занятий или в лазарете, притворившись больным, иногда по ночам во время обязательного дежурства, а написанные сцены прятал в разных меди-цинских книгах.

Давая читать рукопись друзьям, драматург требовал неуперсдженого выражения мнений. Судя по воспоминаниям друзей, он вносил в написанного много поправок. Поскольку первый рукопись утрачена, как и первое книжное издание драмы, то нам неизвестно, в чем заключались эти изменения.

Только в XVIII 81 году за свой счет анонимно Ф. Шиллер печатает "Разбойников" - 800 экземпляров. Дешевле из всех возможных изданий привело к мгновенным волнений среди читателей. Писатель обратил внимание на себя со стороны одного из лучших немецких театрив- Мангеймского. Шиллер счастлив: драматическая сцена - единственная трибуна "в океане бесправия", с которой можно действенно проповедовать, учить, вдохновлять. На премьеру своей пьесы в "другого государства" полковой врач пробирался тайно. Лучшие актеры, в том числе несравненный Август Вильгельм Иф-ланд, были заняты в спектакле.

Второе издание "Разбойников" вышло уже с именем автора и виньеткой на титульном листе, изображавшая разгневанного льва с надписью на латыни: «На тиранов!"

Это был лозунг глубоко воспринятой революционности, дерзко исповедовалась. Это был голос и требование передовой мысли того времени, осмыслил необходимость борьбы с феодальными князьями, с тиранией, под гнетом которой изнывал немецкий народ.

В драме параллельно развивались две сюжетные линии: Франца Моора в кругу Его родных и жителей замка (старый граф Моор, Амалия, услуги) и Карла Моора в окружении разбойников.

Первая сюжетная линия - это линия интриги Франца. Читатели стали свидетелями, как постепенно, шаг за шагом, он приближался к своей цели - стать полновластным хозяином замка. Сначала путем клеветы и обмана убрал со своего пути Карла (ибо, как старший брат, имел все права наследника), пытался опорочить его перед невестой Амалией; затем угрозой заставлял ее к браку; лживой вестью о смерти Карла привел старика к тяжелой болезни; наконец, посадил немощного графа в башню, где того ждала голодная смерть. Когда же он узнал в загадочном посетителю замка брата Карла, то дал отроку тайный приказ убить его. Эта линия закончил смертью самого интригана.

Вторая сюжетная линия - это линия Карла Моора и разбойников. Через коварство Франца Карл оставался без средств к существованию. Его преследовали жандармы. В отчаянии он принимает предложение друзей и стал атаманом шайки разбойников. Далее эта линия развивалась своеобразно: зритель не видел на сцене актов разбоя или расплаты, а узнал о них из рассказов действующих лиц. Так, в сцене с Патером Карл Моор рассказал о каждом из четырех колец на руке: они когда-то принадлежали жестоким и бесчестным людям, которых настигла расплата. Это и рассказ Шпигельберг о своих циничные выходки и бесчинства, и рассказ Роллера о том, как разбойники подожгли со всех сторон город, чтобы помочь ему бежать из-под виселицы. Сюда же относилась трагический рассказ Косинского о его бесчестье. Выслушав этот рассказ, Карл Моор немедленно ушел мстить, но самой мести в произведении не показано. Эпизод штурма замка Моор также не показан развернуто. Дело здесь не только в том, что на сцене трудно показать массовые эпизоды. Авторский замысел глубокий Ф. Шиллер пытался прежде всего заглянуть в душу персонажей, показать их отношение к происходящему и к собственным поступкам. Вот почему в произведении много монологов, прежде всего главных антагонистов - Карла и Франца. Характеризовали герои также через песни, которые пели. Это песня Амалии о прощании Гектора с Андромахой, песня Карла о Брута и Цезаря, песня разбойников. Раскрытия характеров, внутреннего мира персонажей позволило автору вынести на рассмотрение зрителя определенные нравственные проблемы.

"Разбойники" задуманы как социально-психологическая драма. Социальные начала раскрывались в стремлении персонажей занять определенное место в обществе. В этой драме пытались утвердиться вопреки морали (Франц), другие - пытаются вернуть себе это право справедливой силой (Карл), третьи стремились отстоять это право как свое законное (Амалия), третьи теряли его вследствие слабости и пассивности (граф Моор). Разбойники объявили войну обществу, а себя ставили вне его.

Психологическое начало раскрывалось очень широко - через показ переживаний, мыслей, жизненных позиций персонажей. Особенно это касалось трех главных персонажей - Карла, Франца и Амалии.

Отметим, что в основу композиции произведения положен принцип контраста. Это не только контрастное чередование сцен, но и противопоставление образов-персонажей. Противопоставлялись два брата - Карл и Франц, один из которых честный и порядочный человек, другой - подлец. Разбойники противопоставлялись их предводителю - Карлу Моор, который очень отличался от собратьев характером и мотивами поступков: он хотел справедливости, в то время, как они с целью ограбления искали опасных приключений. Среди разбойников одни вызвали сразу, как циничный Шпигельберг, другие - симпатию, как Косинский. В замке Моор безвольный, легко подвержен чужих влияний старый граф резко отличался от волевой и здравомыслящего Амалии.

В начале пьесы Карл предстал перед читателями как студент Лейпцигского университета. Это человек неустанной энергии и светлого ума. Его любимый писатель - Плутарх, известный автор героических биографий людей античности. Однако в современной жизни Карл не видит ни таких героев, ни возможностей совершать героические поступки. Поэтому энергия юноши нашел проявление в студенческих легкомысленных проделках. При этом он никогда не унижал человеческого достоинства, не обманывал простодушных, не обижал бедняков. Ему неприятно выслушивать циничную рассказ Шпигельберг о его подлые поступки.

За полученный долг герою пришлось отсидеть в тюрьме. С тех пор жандармы следят за ним и его друзьями.

Карл решил покончить с прошлым. Он послал отцу письмо, где искренне раскаивался в своих ошибках. Ответ, написанная рукой брата, если бы от имени отца, поразила его. Через секунду он оказался выброшенным из общества и оторванным от родных. Ему не оставалось ничего другого, как принять предложение своих товарищей и стать атаманом шайки разбойников. Карл объявил войну обществу, где отныне для него не было места.

Карл. "Мой дух стремится подвигов, душа свободы. Убийцы, розбийники- этими словами закон брошен под ноги ... Люди заступили мне человечество, когда я взывал о человечности. Поэтому прочь от меня сочувствия и человеческое милосердие! Нет у меня больше отца, нет больше любви - пусть кровь и смерть научит меня забыть все, что было когда-то мне дорого! "

Итак, Карл хотел забыть обо всем, что повьязвувало его с прошлой жизнью. Для него Я уже не существовала и церкви: как могла она утешить человека, когда испорчена сама?

Карл. "Они проповедуют любовь к ближнему и с проклятием отгоняют от своих дверей восьмидесятилетнего слепца. Появляются против алчности, а сами истребляют население Перу для золотых слитков ... Сушат себе головы, как это могло произойти, что природа породила Иуду Искариота, а даже не самый плохой из них продал бы святую троицу за десять сребреников ... о, Хоть на вас гибель, фарисеи, фальши тельный ки истины, обезьяны божества! "

Но так же Карл далек и от разбойников, о чем свидетельствовали его слова и слова одного из его товарищей.

Рацман. "Он не убивает, как мы, для грабежа. О деньгах он, видно, не заботится ... И даже ту треть добычи, которая по праву ему принадлежит, раздает сиротам, или платит за обучение бедных, но талантливых юношей. А когда надо пустить кровь помещику, который дерет шкуру со своих крестьян, или проучить негодяя в золотых галунах, который искажает законы и серебром замыливает глаза правосудию, или какого-то другого панка той же масти - тут, парень, он в своей стихии и ума, как черт, как каждая жилка у него фурией становится. "

Таким образом, Карл Моор остался совсем одиноким в мире. Разбойничье жизнь не успокоил и не залечил его душевных ран. Он страдал от внутреннего разлада, поскольку осознавал, что пролитая кровь не преподносит человека в глазах, а тем более не делает ее героем в глазах ближнего. Наблюдая за величественным закатом говорил:

"Так умирает герой. Хочется склониться перед ним ... когда я был еще мальчиком, моей любимой мечтой было так жить и так умереть (со скрытым болью). Детские мечты".

Так насколько он далек от своих кумиров - героев Плутарха. ' Какими ничтожными перед масштабом истории показались его обиды и поступки! Вместо забвения, о котором он мечтал, - новые тревоги и страхи. Новому члену шайки Косин-ском он сказал: "Хочешь иметь громкое имя и почести? Хочешь поджогами и убийствами купить бессмертие? Запомни, юноша, не для убийц и пзлииив зеленеют лавры! НЕ триумфы победителей ждут бандитов, а проклятия, опасность, смерть и позор ".

Но самое страшное - это муки совести за невинно пролитую кровь: "А откуда ты знаешь, что я не вижу ужасных снов, или что я не потускнеет на смертном одре?"

А разорвав все связи с обществом, Карл Моор потерял опору в жизни, смысл существования: "Кто будет мне порукой? Все вокруг такое мрачное ... Запутанные лабиринты., Никакого выхода ... Нет звезды ведущей".

В монологе пятого акта, который по своей значимости приближался к знаменитому монологу шекспировского Гамлета, герой размышлял о смерти как о едином выход из сложившейся ситуации, но что ждал его после смерти.

Карл. "А что ты упрекнуть меня самого в какой испепелен мир, от него ты отвлек глаза и где теперь впереди мной не было ничего, кроме ночи в одиночестве вечной пустыни."

Не будет проявлением малодушия его добровольное бегство из жизни ?! Нет, он готов нести ответственность за свои поступки уже здесь, на земле:

Только узнав в замке правду об отце и брате, нашел, наконец, достойную цель: месть за бесчестье отца.

Однако, человеческая кровь - всегда кровь и даже справедливое убийство - страшное убийство, и вот Карл с ужасом начал понимать, что и это вбивство- такое же преступное, как все предыдущие. Оно не мог очистить его. Ведь, отдавая приказ убить Франца, он не считал с родительскими чувствами старого графа, лишая отца сына. Даже преступник оставался сыном для отца. Так невольно добавил Карл еще одно преступление к предыдущим.

Когда герой узнал, что месть совершена, но не разбойниками, а рукой самой судьбы (Франс убил сам себя), он воспринял это как знак неба. Бесконечный цепь убийств и преступлений наконец прервано. Отныне царствовать милосердия. Карл оставил свое страшное ремесло. Но неумолимая судьба приготовила ему последний, самый жестокий удар. Пришло время расплаты за совершенные преступления и для благородного разбойника.

Разбойники ввели Амалию, которую они считали военной добычей. Узнав, кто перед ним, любящая Амалия простила Карлу его преступное ремесло. Он воскрес сердцем. Но в тот момент, когда жизнь наполнилась для него новым высоким содержанием чувство счастья, разбойники стали требовать от него высокой жертвы - жизнь

Амалии.

Карл чувствовал себя обреченным. Нарушить присягу он не мог. Прошлое цепко держала его в своих руках. Видимо, он великий грешник, и уже никогда ему не спасение. С горечью отвернутся от Амалии. Девушка, только найдя любимого, снова потеряла его, на этот раз уже навсегда. Жизнь для нее не имело смысл. Она попросила Карла, чтобы он ее убил. Кто-то из разбойников уже поднимал ружье, но Карл собственноручно убил возлюбленную. Так он доказал верность присяге, давший когда-то разбойникам, но остаться с ними после совершенного уже не мог. Теперь он думал о том, что заставит сам себя наказать за все - и за все преступления в богемских лесах, и за смерть отца, и за гибель Амалии.

Все это заключительный епизод- блестящий образец Шиллерову трагизма. Карл Моор подобный героев древнегреческих трагедий, сам определил свою судьбу и сам выбрал смерть. Но и здесь он думал о человеческом, земное: хочет, чтобы за его голову получил награду бедняк - отец одиннадцати детей.

Шиллер в своей драме не только одобрил благородный протест Карла (об этом напоминает эпиграф к произведению - "На тиранов»), а одновременно показал ошибочность индивидуального протеста. Подняв руку мести, пусть даже из благородных соображений, человек рано или поздно разрушит свою собственную жизнь и жизнь своих близких.

Раскрывая тему протеста и свободолюбия, драматург нарушил в драме и другое не менее важный вопрос: если против насилия бороться опять же насильственными методами, то не превратится и сам благородный мститель на преступника.

Так возникла тема моральной ответственности каждого человека за свои поступки. Согласно замыслу автора, расплата неизбежна для каждого, кто нарушил нравственный закон.

В драме воспроизведено противостояние двух братьев Карла и Франца, сыновей ирафа Моора, носителей двух противоположных мировоззрений. Карл ненавидив убожество окружающей жизни, относился с презрением к тем, кто подобострастно повиновался обладателям, утис-каве нищих. Он не хотел жить по таким законам, благодаря которым так хорошо жилось лицемерам, проходимцам, ростовщикам. "Ли втиснуть мне свое тело в корсет, или же зашнуровать законом волю?" закон заставляет ползать слизняком то, что должно летать орлом ". Герой в глубине души чистый, добрый юноша. Узнав о решении отца лишить его наследства, он впал в отчаяние, личное оскорбление воспринял как проявление несправедливости, шо уже стала нормой в человеческих отношениях. Он с товарищами прятался в богемском лесу, стал главарем разбойников. Карл начал грабить богатых, знатных, тех, кто имел власть и помогал обездоленным и гонимым.

Совершенно противоположных идей и принципов придерживался его брат Франц. В этом образе Шиллер показал человека циничную, без чести, совести, жестокого эгоиста. Лицемерно выставляя в чёрных красках студенческая жизнь брата Карла, он позорил его перед отцом, добивался, чтобы все отцовское наследство перешел к нему. Более того, он претендовал на руку невесты Карла - Амалии. Цель жизни Франца - удовлетворение собственных страстей. Он оправдывал любой свое преступление, считал, что честь, совесть нужны лишь простонародья. Франц хотел власти и денег и считал, что не было такого препятствия, которая помешала ему добиться своего.

Родного отца он прятал в башне и обрекает на голодную смерть. Между тем Франца начали преследовать ужасные видения, которые можно назвать муками презираемого совести, - расплата за жестокость и преступления. Своей бездушием он украшал даже собственный герб: "Бледность нищеты и рабского страха -вот цвета моего герба". Франц не в состоянии преодолеть угрызений совести, ужаса перед неизбежной казнью. В конце концов, покончил с собой, однако, не победил и Карл. В финале драмы его охватило сомнение: верный путь он выбрал и понял, что не тем путем пошел. За свои преступления расплатился смертью отца и невесты Амалии, пришел к выводу, что в природе не существовало благородного убийства или высокой мести. Он увидел корыстолюбие, жестокость разбойников, которые делали его дело несправедливой и решил сдаться властям, "по дороге сюда мне пришлось разговаривать с одним бедняком. У него одиннадцать детей. Тысячу луидоров обещано тому, кто приведет живым большого разбойника. Этому бедняге можно помочь".

Без чести и славы загнул разбойник Шпигельберг. Разбой пробуждал в нем только низменные чувства. Он любил цинично хвастаться своими подлыми и жестокими поступками. В глубине души ненавидел Карла за его гуманность и благородство и ждал только случая, чтобы убить его. Однако его самого разоблачили и казнили разбойники.

Красноречивым показалась гибель разбойника Швейцера. Он в душе терзался и мучился грабеж и убийства и хотел совершить по-настоящему героический, благородный поступок. Карл Моор поручил именно ему убить негодяя Франца, осуществив акт справедливой мести. Этим поступком Швейцер надеялся очистить душу от скверны греха. Однако, как известно, Франц сам себя наказал. Швейцер понял, что судьба отбирает у него возможность очиститься душой и оставляет его нераскаявшийся грешником. В отчаянии он закололся кинжалом.

Трагическая в пьесе судьба Амалии. Со стороны морали это безупречная личность. Она сразу же разгадала преступную натуру Франца, все время гуманно относилась к старому графа, сохраняла верность Карлу и простила ему, когда узнала, что он разбойник. ее смерть от руки жениха - трагическая, потому несправедлива: ведь никакой вины ни перед Карлом, ни перед людьми за ней не было, ее гибель воспринималась не как искупление, а как вожделенное освобождение от бремени трагической судьбы.

В "Разбойники" Ф. Шиллер показал противоречие между правом человека на протест, с одной стороны, и преступностью любого насильственного протеста - с другой. Это противоречие воспроизведено в драме как трагическое, потому что оно, по мнению Шиллера, в реальной жизни неразрешимое.

Различные варианты сюжета о "благородного мстителя" находим в творчестве Дж. Г. Байрона ("Корсар"), В. Скотта ("Роб Рой", "Айвенго"), А. Пушкина ("Дубровский"), М. Старицкого (" Разбойник Кармелюк "). Нравственная проблематика "Разбойников" оказала большое влияние на творчество Ф. Достоевского и Л. Толстого.

Тема разбоя подсказана Ф. Шиллеру не только литературой, но и конкретными обстоятельствами в Германии в середине XVIII века, когда "общее недовольство приобретало часто формы анархических, бунтарских выступлений". Разбойничьи шайки появлялись то в одном месте, то в другом, некоторые из них преследовали социальную цель. Банда разбойников, представленная Ф. Шиллером, служила наглядной иллюстрацией трагичности передовых слоев немецкого общества того времени. Она формировалась из всех чем-нибудь недовольных. Естественно, что лишь незначительная часть ее прониклась идеями Моора, а больше - увлеклась прямым разбоем. И масса, на которую хотел опереться Карл Моор, оказалась - и не могла другой виявитися- неспособной к восприятию его идеалов, и опора эта должна была рухнуть.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее