Новый социальный заказ

Любая система образования или воспитания, а следовательно и педагогика, должны иметь четко выраженную цель, отражает потребности общества - социальный заказ. Без этого они обречены на неудачу.

Анализ социально-экономических и духовно-культурных последствий развала СССР показывает, что наше общество кладет в основу своей дальнейшей жизни две главные идеи: идею построения Украинского государства и идею становления в ней гражданского (демократического) устройства. им подчиняется и процесс становления новой системы образования и воспитания, отныне трактуется как система национально-демократическая. Это означает, что наша украинская образование, наше воспитание и соответственно наша педагогика, как это характерно для всех европейских народов, являются национальными. Под этим понимаем не только стремление к возрождению национального самосознания нашего ребенка: все аспекты системы образования и воспитания носят национальный характер, то есть соответствуют духу и стратегическим целям украинской нации и государства, нашей воспитательной традиции и нашей ментальности; это должна быть система, отвечающая потребностям нации, государства и человека. Второй доминирующей тенденцией украинского образования, воспитания и развития становится демократизация личности и приспособления ее к жизни в условиях свободы, без чего не имеем перспектив на успех. Ведь никакой дисциплиной и никаким жестким наблюдением нельзя заменить спонтанное источник сил, бьет из глубины свободной человеческой души.

С национально-демократического характера украинского образования и Украинский воспитания вытекают все остальные наши приоритеты, в частности: возрождение духовности, нравственных основ и чувства патриотизма, развитие гражданского самосознания человека - его творческих и волевых качеств, инициативы и способности обеспечивать себе успех в условиях конкуренции, заботиться о свое здоровье и окружающую среду.

Сказанное выше дает также основания определить общую цель современной украинской педагогики как исторически специфическую. Она не тождественна функции педагогики любой европейской страны, жизнь в которой характеризуется стабильностью и ясностью целей. Цель нашей педагогики - значительно шире и радикальнее. Она заключается прежде всего в том, чтобы способствовать становлению "вполне иному человека", способной вести природосоответствующем (самовидповидальне) жизни, помочь ей переориентироваться с ценностей азиатского (деспотического) типа на ценности европейско-демократические, а затем отойти от сознания провинциальной, постичь ощущение собственной национальной и личного достоинства и полноценности. Такое воспитание ориентируется также на решающую роль внутреннего самоконтроля человека и на отказ от тотального внешнего надзора, который предполагался коммунистическим воспитанием.

В области патриотического воспитания, в конце концов, специфической целью украинского воспитания есть и привитие государственного мировоззрения, когда свою судьбу и свое личное счастье человек связывает с собственной благоустроенной государством, имеющим крепкие моральные устои и добрые и уважаемые людьми законы.

Наконец, наше образование и наше воспитание должны быть современными, то есть опираться на духовную силу своей традиции, но ориентироваться и на нынешние потребности нашего общества, а значит постигать европейские образовательные стандарты.

Педагогика в вакууме идеалов

В основе любой системы образования лежит принятая в обществе система ценностей, а следовательно, и вера в соответствующие идеалы. Коммунистическая образование и воспитание 20-40-х годов имели в своей основе такую систему ценностей. Главным Идеалом здесь была заимствована у благородных мечтателей идея и обещанная народа построение "коммунистического" общества. Сквозь призму веры в этот миф трактовались все остальные нормы общечеловеческого, национального, гражданского, семейного и личной жизни человека.

Несмотря на всю причудливость идеи "коммунистического рая" как Главного Идеала, она все же обеспечивала этой антихристианской системе определенную целостность и равновесие, а педагогика, на этой системе основывалась (А. Макаренко и др.), Была в то время по-своему жизнеспособной. Коммунисты вообще верили, что с перевоспитанием человека в духе беззаветной веры и преданности коммунистической идеи будут решены все педагогические проблемы. Образцом человека, воспитанного на таких ценностях, считались Павка Корчагин, Павлик Морозов, молодогвардейцы и др.

Несмотря на декларируемую приверженность материализма, в сфере ценностей первые большевики были идеалистами. Этот идеализм основывался на идолопоклонстве. Он характеризовался глубокой верой в "светлое будущее", в безошибочность вождей и их произведений, верой в необходимость зла. Для счастья всего человечества приносились в жертву судьбы и души миллионов отдельных людей.

Жизнь, а впоследствии и XX съезд КПСС, в сознании многих расшатали веру в идеи коммунизма, поставили под сомнение всю систему ценностей в ее специфических проявлениях. И если официально, с помощью общественных наук, в литературе, культуре и искусстве и т.д., она по инерции продолжала насаживаться, то из-за потери веры и убеждения относительно соответствующих идеалов, на самом деле воздействия на человека больше не было. "Эпоха Брежнева" обозначена глубинным разрушением идеализма в любой сфере жизни человека. Она в своих поступках больше не оценивала себя сквозь призму "высших целей" или каких-либо идеалов вообще. Помыслы человека збуденилы, высились. Релятивизм трактовка морали стал удобным не только для партийного функционера, но и для буфетчицы. "Материализации" человека во многом способствовали материальные лишения, отсутствие товаров первой необходимости, расстойки в очередях за продуктами и т. В этих условиях она деградировала морально, духовно и даже физически. Хамство победило порядочность, животные инстинкты - нормальные человеческие чувства. Образовался особый тип "гомо советикус" ("совка"). В сознании такого человека постоянно преобладают только материальные интересы - удовлетворение потребностей выживания, а, если повезет, то и обеспечение комфорта. По мнению Евгения Сверстюка, «... мы стали встречаться с таким повсеместным явлением, как охлялисть, - физическая и моральная запуганность, зацькованисть, равнодушие, и - самозащитная агрессивность, заискивающее приспособленчество" (Сверстюк Е., 1993, с. 18). Вера человека, является свойством его души, перестала ориентироваться на что-то другое, кроме чисто физиологических потребностей.

Таким образом, в развалом империи СССР, пройдя через духовные потери и муки, через мутационные изменения в психике, пережив неизбежную деидеологизации, наше общество оказалось в вакууме идеалов, в "состоянии позанормности" (Г. Сагач), на кладбище пролетарских иллюзий, что сегодня заполняется различными духовными суррогатами - до чистого сатанизма. Судьба коммунистического общества сказалась и на педагогике, также потерпела банкротства. В конце концов, сегодня трудно понять, что чему предшествовало: педагогика потеряла свой конструктивное влияние из-за банкротства коммунистической системы или, наоборот, система потерпела крах, потому что обычный человек, а особенно молодое поколение, разочаровались в коммунистической системе ценностей и верить этой системе больше не захотели.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >