"Не всякому духу верьте ..."

Стоит отметить, что в мире распространена также вера в идеалы, которые ведут человека к гибели - веры в идеалы зла. "Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они ..." (Первое I в., 4: 1). Бог как воплощение Добра всегда выступает в собственном образе, но предлагает человеку не легкую дорогу к себе. Зло всегда маскируется под добро, под что-то такое, к чему человек стремится. Но, в отличие от добра, предлагает и легкий путь к цели: греха, от которого сразу "освобождает". На поощрении человека "хорошими обещаниями" основывается вся идеология сатанизма и идолопоклонства, проявлением которой является фашизм, коммунизм, а также ложные секты, подробнее рассмотрим далее "Сегодня зло ищет себе новые формы проявления (мафиозные кланы и т.п.). Дух зла". ..володие таинственной способностью, как искра пожара, перескакивать с одной души в другую, он как Феникс, возрождается из пепла в неожиданно новых формах "(Франк С, 1992, с. 408-409). Фашизм, коммунизм и все другие сатанинские идеологии есть по традиционно христианских идеалов всегда оппозиционными. В первую очередь потому, что «богом» в них есть что-то другое, а затем, как уже говорилось, они допускают зло как средство достижения "добра". В идеологии марксизма, пережитки которой до сих пор бытуют в сознании людей , в центр внимания поставлен веру в творческую силу зла. Эта идеология выступает как проявление развращенного преступления, действует в виде добра. Фактор веры здесь тоже занимает главную роль.

Добро и зло действуют и в самом человеке; борьба между ними никогда не прекращается. "История общества как история духовной жизни является драматической судьбой Бога в сердце человека" (Франк С, 1992, с. 75). Человек - существо свободное, но она всегда стоит перед необходимостью выбора между добром и злом - как вокруг себя, так и в самой себе. Г. Ващенко считает, что сегодня "каждый должен четко заявить, он со Христом, или с Антихристом" (Ващенко Г., 1997, с. 135).

Педагогика в поисках духовности

Потребность возвращения к духовности становится сегодня предметом внимания всего общества. Приходим наконец к убеждению, что общественный процесс определяется прежде конкуренцией в сфере идеалов и стремлений, и если такая конкуренция отсутствует, то и материальное производство попадает в застой, о чем утверждал еще Иван Франко (Франко И., 2 004, т. С, с. 416).

Сразу отбросим примитивное толкование духовности как "тумана над рекой", которого, образно говоря, можно наловить в корзину и принести в класс и "наделить" детей. Часто такие возможности ищем в литературе, искусстве и т. Между тем очевидно, что и они черпают духовность из другого источника, сами не порождают ее, а служат лишь "упаковкой" для нее. Зато первым и фундаментальным должны принять признание, что духовность - это состояние человека и общества, формируется, вырабатывается тяжелым трудом души самого человека и самого общества, с участием их собственной воли и собственных усилий. Признаем также, что человеческое существо имеет склонность и потенции к наращиванию собственного духовного поля. Она тянется к духовности так же, как растение к свету. И то независимо от того, каким образом смотрим на духовность - глазами христианина или материалиста. "Убеждение в высоком и святом является убеждением, врожденным духу человеческому, или, точнее сказать, сущностью человеческого духа, то, чем дух человеческий отличается от души животного ..." (Ушинский, 1954, т. 1, с. 291) .

Как уже отмечалось, даже В. Сухомлинский в сутки доминирование атеистического мировоззрения отмечал, что "предметом особого внимания воспитание должно быть состояние духа воспитанника" (Сухомлинский В., 1976, т. 1, с. 117). Образы Павки Корчагина или Шолоховского Давыдова имели представлять в то время именно такое сочетание в человеке двух начал - материального и духовного.

Другой существенной особенностью духовности является то, что ей всегда присуща определенная направленность - нацеленность на идеал. Человеку присуща вечная склонность стоять лицом к идеалу и вечное стремление приблизиться к нему. "Животное не имеет этих идеальных чувств, поскольку она не имеет мыслей, которые порождали бы их, ибо она вполне эгоистична. И в человеке эти идеальные чувства могут быть подавлены или перекрыты более насущными требованиями и потребностями, однако они всегда готовы проснуться за первой- удобном случае "(Юркевич П., 1993, с. 210). В основе этой направленности, этого стремления лежит вера в идеал. И это тоже не зависит от того, какого содержания является этот идеал. Даже тогда, когда человек отрекается веры в Бога и объявляет себя атеистом, он обречен верить, не может не верить. По выражению М. Бердяева, отходя от веры в Бога, человек впадает в идолотропию, в псевдорелигии, классическим образцом которой была коммунистическая идеология.

К идеалу и к вере в него человека ведет много факторов. Наука помогает ей понимать содержание идеала, искусство указывает на его совершенство и красоту, религия - дает ощущение интимной близости к нему. К вере в Творца побуждают человека также Большие Тайны - ее рождения и ее смерть. "Мы должны сердцем чувствовать свой идеал, - писал Иван Франко, - должны умом уяснюваты себе его, должны принимать все сил и средств, чтобы приближаться к нему" (Франко И., 2004, т. С, с. 417).

Следующим шагом, ведет к пониманию духовности, является выбор предмета веры - самого идеала, "Человек не свободен в выборе иметь или не иметь ей идеалы, - отмечает Эрих Фромм, - но она свободна в выборе между идеалами и поклоняться разрушительным силам или ума и любви ". Собственно, речь идет здесь о определенную иерархическую систему идеалов, но содержание любой такой системы определяется природой Главного Идеала, что занимает в ней видное место. Из него и начинается выбор. У коммунистов ним был идеал коммунизма, у фашистов - идеал нации, в антропократичному мировоззрении - образ сверхчеловека ("супермена"), в христиан такое место - на вершине иерархии идеалов - занимает образ Творца, воплощает в себе понятие Любви и Добра. "Всякий идеал, - писал И. Франко, - это синтез желаний, потребностей и борьбы близких, практически легких, и традиционных для постижения, и желаний и борьбы далеких, таких, что на глаз лежат за пределами возможного" (Франко И., 2004 , т. С, с. 417).

Не подлежит сомнению, означает, что в соответствии с традиционно религиозного мировоззрения, признание Бога и вера в Него является первой и главной предпосылкой вхождения нашей современного человека в новую для нас европейскую целостную систему ценностей, которую общество кладет в основу воспитания. "Есть только один идеал совершенства, перед которым преклоняются все народности, это идеал, который дает христианство", - писал К. Ушинский (Ушинский, 1983, с. 101). Такая ориентация на Авторитет Бога обусловлена тем, что влияние веры в Него распространяется на всю жизнь человека, на его нравственную, национальную, общественную, семейную и индивидуальное поведение и т.д., приводит к ее повседневный выбор во всех сферах жизни. "Когда душа любит, она становится похожей на любящего", - подчеркивает св. Августин. А по мнению П. Юркевича, душа человека способна корректировать себя в соответствии с идеалами, в которые верит, развиваться под их влиянием (Юркевич П., 1993, с. 168). Кстати, эту точку зрения разделяют и многие известные психологи, среди которых К. Юнг, Б. Фромм и др.

Из сказанного выше следует, что в традиционно христианском мировоззрении предметом веры и источником духовности является, прежде всего, признание Творца как абсолютной и определяющей Ценности, а также иерархия идеалов нравственных, национальных, гражданских, семейных и тому подобное. Человек идет к своему назначения, выполняя первую свои обязанности перед всеми людьми на земле, Родине, своим ближайшим окружением, своей семьей, наконец, перед самим собой. Полнота этого духовного служения зависит именно от состояния мировоззрения и веры они определяют устойчивость убеждений человека. Но всегда силу императива имеют только те требования к личности, которые идут от уважаемого Авторитета, одобряются Им и которые подкреплены верой в Него.

"Суть воспитания, - писал В. Сухомлинский, - я вижу в том, чтобы каждый воспитанник, производя свои убеждения, закалял свою волю и силу духа, проявлял себя в активном стремлении к добру, в решимости достичь идеала добра что бы то ни было. Убеждение нельзя выработать без борьбы со злом "(Сухомлинский В., 1977, т. 2, с. 233). Самой жизнью доказано, что ни нравственность, ни патриотизм не могут возродиться на почве бездуховности. Невозможны при таких условиях ни демократия, ни крепкая семья, ни уход за окружающей средой. Упадок веры, как показывает история, всегда сопровождается обесценением морально-этических ценностей.

В конце концов, в свете эмпирических исследований последнее утверждение может показаться противоречивым. Как следует из теории нравственного развития человека (Л. Кольберг и др.), Поведение далеко не всех людей держится на вере в идеалы. Нередко люди, которые избегают злых поступков, также способны на это или из страха быть наказанными, или из-за нежелания переступить существующие в обществе нормы, нежелание противостоять общественному мнению и тому подобное. Однако стержнем нравственности, в любом случае по отношению к обществу в целом, всегда остается духовность, Моральный Закон, записанный таинственной силой в сердце каждого человека. Зародыши нравственности действуют в душе ребенка, даже если в нравственному развитию она еще не дошла до осознания своего Высокого долга.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >