Ценности нравственного воспитания

Содержание нравственного воспитания, как уже отмечалось, составляют абсолютные вечные ценности, имеющие общечеловеческий характер. В христианстве они представлены прежде двумя главными заповедями Любви, Десятью заповедями Божьими, а затем и целой системой требований, предложений и запретов, которые содержит Катехизис.

В истории философии абсолютные вечные ценности были предметом многих дискуссий. Сократ и Платон решительно отвергали релятивизм и четко определились в том, что: а) абсолютные ценности существуют и б) при этом некоторые из них важнее, чем другие. В частности, Платон в абсолютных ценностей относил справедливость, добродетель, мудрость. В отличие от релятивистов, которые считают, что эти понятия созданные людьми и должны трактоваться в соответствии с обстоятельствами, абсолютистом (идеалисты) считают их универсальными, вечными, недосягаемыми, неприкосновенны. Они либо созданы Богом, или е законами природы, такими, например, как земное притяжение, движение, магнетизм и т.

В этой работе отстаиваем точку зрения, что только признание факта существования вечных, абсолютных идеалов и привитие детям веры в них можно считать надежной основой построения системы современного украинского воспитания. Не существует другого пути духовного выздоровления человека, а без этого не иметь и здорового общества. Знание "общечеловеческой морали" без веры в морально-этические идеалы кажется спасением ненадежным.

Проблемным остается вопрос иерархии морально-этических идеалов. Любое из понятий, перечисленных в первой группе Кодекса ценностей, имеет универсальный характер, и путем определенных рефлексий можно доказать "его наибольшую важность". Именно в связи с этим их определения, сам перечень, последовательность расположения и т.д. имеют условный характер, и у разных авторов каждый из идеалов в шкале ценностей может занимать разное место.

Идеалы добра и их антиподы. Невозможно дать исчерпывающий перечень этих ценностей. Среди наиболее часто упоминаемых произвольно назовем следующие: доброта, честность, справедливость, искренность, достоинство, милосердие, прощение, совершенство и тому подобное. Как уже говорилось, они опредмечуються в кодексах, культуре, в свойствах человеческой души. В последнем случае они проявляют себя через отношения между людьми. Для понимания природы абсолютных ценностей существенное значение имеет вычисления именно третьей формы их функционирования. Если система идеалов является для человека только ориентиром, а кодекс и культура - средством их осмысления, то в сфере человеческой души ценности становятся ареной борьбы добра и зла, антагонизма двух разных систем, противостояние антиподов ценностей. Этой сфере присуща неустойчивость, изменчивость. В зависимости от состояния веры, каждая такое свойство души может утверждаться и идти к Абсолюту или колебаться или даже деградировать, а затем перерастать в свой антипод. Так, доброта может перерасти в жестокость, честность - в нечестности, справедливость - в несправедливость, искренность - в лукавство и т. П.

Началом деградации ценностей как свойства души является потеря веры и стремлений достигать идеала, уныние, "остановка" в пути к нему. Это - вопрос, с которого и начинается в человеке аморальность от сомнения - к компромиссу, от компромисса - к признанию неизбежности зла, от него - к признанию целесообразности зла ("облагороженный зла"), а отсюда - и к самоутверждению человека во зле как в "жизненной норме", когда подавлено и заглушено совести перестает беспокоить нас. Всякое напоминание о совести теперь уже воспринимается враждебно, как посягательство на душевный комфорт, из-за чего злые люди ненавидят добрых, а в наше время трактуют их как "белых ворон" и готовы сделать с ними то, что когда-то сделали с Христом.

Абсолютные, вечные ценности и их антиподы является воплощением борьбы добра и зла, пронизывает всю жизнь человека и общества. К такому выводу приходят все религии, большинство философских доктрин, гуманистическая культура, народное творчество и т. Высший авторитетных Бог-воспринимается и как воплощение Добра, и как его опора. Силы зла ассоциируются с понятиями антихриста, сатаны, князя тьмы. Перспективы противостояния двух сил в различных философских концепциях трактуются по-разному, однако в большинстве случаев утверждается надежда на окончательную победу добра над злом. Будучи антиподами, добро и зло обещают вознаграждения человеку, но сами эти вознаграждения различны. Добро обеспечивает гармонию души. Силы зла подкупают человека, обещая прежде всего материальную выгоду: польза, телесную наслаждение, безделье и т.д. - "блага", которые в конце концов приводят к деградации человека, в том числе духовной, - через "материализацию" сознания.

Добро и зло в человеке различаются еще одним важным моментом. Зло всегда готово нанести удар добру. "Обман и сила - вот оружие злых", - утверждал Данте. Оно всегда имеет тактическое преимущество, потому что не учитывает законы морали. Злой человек только реализует свои стремления. Добрый человек по своей природе не готова ни к нападению, ни даже к обороне теми методами, которые применяет зло. Добро должно стать "немного злом", чтобы должным образом защитить себя.

Вера, надежда, любовь имеют исключительное значение и особую функцию в природе человека: они формируют душу, через них в нее входят все остальные хорошие качества. С их помощью человек созревает к единению с Богом.

Как уже говорилось, вера - это принятие чего-то без оговорок, без сомнений, это дар Божий, который накапливается у человека, который стремится к своему Творцу и предпочитает благам духовным. В то же время, как и другие свойства души, вера не является чувством стабильным, потому что может подвергаться сомнению, упадок, переходить в безверие (нигилизм). Многие важные основ нашей жизни основываются на вере, человек имеет естественную потребность в то верить. Наличие этой потребности нельзя доказать, как доказывают теоремы. Но нам трудно представить себе человека, который ни во что не верит.

Вера в идеалы не дается легко, она достигается тяжелым трудом души, ее напряжением. Человек рождается со стремлением веры, поэтому часто говорим: "доверчивый, как ребенок". В первые месяцы и годы жизни человеческое существо воспринимает все с "открытой душой", и не случайно мощным носителем веры в добро есть те элементы народной культуры, с которыми ребенок встречается в первую очередь - песня, сказка, обычаи, обряды и т. Они не выпирают назло, не поэтизируют его, как это делается в современных боевиках, им свойственно вечный праздник победы добра, правды, справедливости, а следовательно, и торжество веры в них. Именно в раннем детстве душа человека больше проникается верой.

Конечно, со временем наполнена верой детская душа испытывает нелегких испытаний, в частности, в подростковом возрасте, но если фундамент этого чувства крепкий, она этот экзамен выдержит.

Вера перерастает в надежду, составляет ее основу. Без веры в идеалы надежда рухнет. Глубоко верующий человек не впадает в пессимизм и уныние. Она полагается на силу справедливости, сохраняет спокойствие, бодрое настроение, радость. Надежда - это равновесие души, ее устойчивость. Отчаяние и разочарование является большой бедой для человека и даже грехом. Поэтому надежду в христианстве трактуют как добродетель. Она является основой оптимизма, вечным источником которого является не только глубокое понимание жизни, но и обычные будничные дружеские отношения в семье, на работе. У учителя или преподавателя больше шансов набраться оптимизма, чем у врача, который каждый день слышит стон больных. Ребенок надеется на маму, свою семью, на доброту своей школы, народа, всего мира. Надежда - тоже врожденное чувство, и оно оставляет человека последним. Жизнь без надежды - ад, - вспомним надпись над известным произведением фантазии Дайте.

Признаком души также способность человека любить. Любовь деятельная и требует жертвенности. Не отрицая утех и радостей земных (телесных), христианство все же ставит их на второе место после утех духовных. Данте в "Божественной комедии" назвал любовь "зародышем всякой добродетели". В христианском понимании любовь преодолевает индивидуальное, она антиегоцентрична. Любовь бескорыстнее, чем справедливость.

Любовь, воплощенная в двух главных Божьих заповедях, произнесенных в Нагорной проповеди Христа, является основой полноценного воспитания, мудрости, самодисциплины и жизненной силы. "Сердцевиной всего, - писал Бертран Рассел, - есть простая и старомодная вещь, вещь настолько проста, что мне почти стыдно вспоминать ее из-за опасений насмешек, которыми мои слова встретит умный циник. То, что я имею в виду, - простите, что напоминаю это, - есть любовь, христианская любовь или сострадание. Если вы чувствуете это, вы понимаете смысл существования, у вас есть указание к действию, причина для храбрости, необходимость душевной честности "(Fouts G. Т., 1993, с. 29). По мнению американских психологов (С. Чесс, Г. Кэмпбелла, А. Томаса и др.), Только любовь может спасти как взрослых, так и детей. В частности, Г. Кэмпбелл доказывает, что именно из-за любви происходит удовлетворение и развитие эмоциональных потребностей человека.

Любовь трактуется как чувство, внутреннее желание, что различные степени силы. Вдохновенное верой и надеждой, желание любви побуждает к сближению с предметом любви, ненависть- к удалению. Любовь - сила созидательная и жизнеутверждающая, от нее - все хорошо на земле. Ненависть и страх имеют разрушительный характер. Они являются первопричиной всех главных недостатков человека - лукавства, лживости, трусости, подлости, зависти, предательства, подозрительности и тому подобное. Только любовью может человек победить в себе эти пороки.

Естественный путь воспитания предусматривает тяжелую дорогу человека от детской слепой веры в добро, надежды на добро и любви к добру, навеянных родителями и воспринятых как нечто неоспоримое, - через кризисы, сомнения, через споры и испытания, через собственные поиски правды в людях, в жизни , книгах - до крепкого мировоззрения, основанного на устойчивых убеждениях. Крепко усвоена вера придает сил и побуждает к действию, надежда - просвещает жизненную перспективу, а любовь ведет человека к единению с идеалом.

Совесть, правда и справедливость. Совесть - сердцевина души, оно выполняет функцию "цензора", индикатора добра и зла, а потому всегда бескомпромиссное. Оно - "эмоциональный часовой убеждений", - пишет В. Сухомлинский. Совесть основывается на правде. Любовь, честность, милосердие, достоинство и т. Д., - Все готово к компромиссу, к примирению со своими антиподами. Совесть и правда мешают им это делать. Они всегда на грани между добром и злом, и эту функцию выполняют повсеместно.

Совесть человека выступает и как полномочный представитель Абсолюта Добра, Бога. Голос совести для верующего человека всегда есть голосом Божьим. Б. Кант называл совести субъективным принципом ответственности за свои поступки перед Богом. Оно отзывается в нас добром или неприятным ощущениям. "В умах наших, - писал К. Ушинский, - мы можем сами себя обманывать, но чувства наши скажут нам, что мы такое: не то, чем бы мы хотели быть, а то, что мы есть на самом деле" (Ушинский, 1983, с. 326).

Страх угрызений совести, а еще больше стыд перед собственной совестью, является для человека важным сигналом заболевания души, сигналом, который приказывает ей остановиться, потому что душа попала в опасности. От стыда и угрызений совести за совершенный когда поступок сжимается сердце, человек "меньше", упадок в глазах. "Отчитываться перед своей совестью значительно труднее, чем перед другим человеком" (К. Ушинский). Примером этого является судьба Иуды, который не смог пережить угрызений совести и покончил жизнь самоубийством. В человеке доминирует не только любовь к себе, каждый отрицательный поступок вызывает в ней ненависть к себе самой. Боль совести - это наиболее праведный боль, и нужно очень много усилий виховника, чтобы его вызвать в ребенке. Без этой боли не бывает совести.

С идеалом совести и правды тесно связано чувство справедливости. Оно тоже основывается на вере в правду и является врожденным. Общеизвестно, что дети имеют обостренное чувство справедливости. Они принимают суровость по отношению к себе, но она обязательно должна быть справедливой. Это чувство у них еще не испортит эрозией релятивизма. Только потом старшие научат ребенка трактовать справедливость не как неприкосновенный идеал, а как "относительную моральную категорию", с которой можно вести себя как тебе заблагорассудится.

Ориентация на идеал справедливости - очень важная в воспитании, поэтому в древности этот идеал называли "добродетелью добродетелей". Иногда вообще кажется, что все проблемы воспитания сводятся к проблеме справедливости, лучше сказать, несправедливости, потому что именно ее чаще всего допускаем относительно наших детей, обучающихся в школе, людей вокруг нас.

Наша современная сознание потеряла веру и притупила чувство совести. Мы не всегда оцениваем свои поступки через призму понятий добра и зла, а скорее, пользуемся прагматическими подходами: "безопасно - опасно", "выгодно - невыгодно», «приятно - неприятно", "хочется - не хочется", "стоит - не стоит "и т. д. В этот способ стирается грань между добром и злом, между правдой и ложью. Большевистская философия, как уже упоминалось, вообще такой предел отвергает. Но для воспитания нет ничего страшнее, чем ее отсутствие, так как при таких условиях исчезает функция совести и чувства правды. И если они не работают, то и не развиваются. В определенном смысле человек перестает быть человеком. Вот почему "первым и наиболее успешным средством в воспитании будет возбуждением нужных чувств, радости и печали, представлений о добре и зле" (А. Горохович).

Признание правды, что является границей между добром и злом - единственная "аксиома духовности, нравственности, педагогики. На ней держится вся человечность в человеке. Если я верю, что такая черта есть, то все остальные принципы нравственности и духовности можно доказать: если я эту аксиому не приемлю, то, к сожалению, все разговоры и доказательства бесполезны, - все только тень "(Соловейчик С, 1989, с. 233).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >