Структура характера

Итак, сегодня мы не имеем четкого и однозначного описания характера. И не только потому, что каждая наука, которая касается этой проблемы, действует своим инструментарием и в своих целях, но еще и потому, что характер касается также духовной сферы человека, который не поддается полному познанию. Это и дало Г. Ващенко основания заявить, что "когда всякое психологическое понятие с трудом поддается определению, то особенно это относится к понятию" характер "(Ващенко Г., 1952, с. 207). Такого же мнения, в конце концов, придерживаются и современные психологи.

Обратимся прежде всего к определению, которое предлагает К. Ушинский. По его мнению, словом «характер» обозначают, конечно, всю совокупность тех особенностей, которыми отличается деятельность одного человека от деятельности другой (Ушинский, 1954, т. 5, с. 299). Для нас ключевое значение здесь имеет указание на связь характера и деятельности. Ведь если характер формируется для деятельности, то возникают основания считать, что его структура функционально должна соответствовать структуре этой деятельности, согласовываться с ней. В нем должно быть то, что ведет к ее успеху: источник побуждения к действию (источник мотивации), фактор осмысления действия и его "двигатель" (воля). Таким образом, мы возвращаемся к тому, что в предыдущем разделе истолковано как "содержание развития".

Исследуя понятие характера, К. Ушинский ориентировался также на традиционное деление психических явлений, который встречаем еще у Аристотеля, Спинозы и Декарта, а именно на: а) явления сознания (разум, "теоретическое жизнь"); б) чувства (сердце, "жизнь чувств") в) явления, "которым дают общее название воля - (процесс действия," жизнь практическое ") (Ушинский, 1983, с 417). Этот раздел еще не определяет структуру характера, но открывает путь к ее освещению: он со всей очевидностью указывает на ту сторону характера, которая касается способности человека к действию.

Первоисточником действия потребность жизни, и она заложена в чувствах и чувствах человека. Очевидно, что и характер начинается с этого источника. Именно поэтому К. Ушинский отмечает, что "человек больше человек в том, как она чувствует, чем в том, как она думает", и что "чувства, а не мысли составляют сердцевину психической жизни" (Ушинский, 1954, т. 5, с. 325). Поэтому, считает он, характер рядового рабочего бывает часто более опрятным, чем человека умственного труда.

Отсюда следует и правомерность именно в чувственной сфере искать сердцевину характера, которую, по мнению того же К. Ушинского, "анатомизуваты" уже становится невозможно, потому что "это факт, дальше не раскладываемого и ничему не виводжуваний" (Там же, с. 277). Иногда он склонен был именно ее - эту сердцевину - обозначать термином "характер", а потому различал "силу воли" и "силу характера". По его мнению, "материал характера (в этом смысле. - А. В.) накапливается в душе человека, если он как можно больше чувствует, желает, стремится, действует" (Там же, с. 321).

Если чувственную сферу, таким образом, признать как главный компонент, "инициатором" действия характера, то в других факторах его способности - в интеллекте, воли и индивидуальных деятельностных приметам человека, о которых говорилось в предыдущем разделе, - следует видеть инструментальную функцию. Эти факторы выступают как средство, действует "по приказу" и под влиянием воли "центра", что действие инициирует. Способности, мышление, память, мировоззрение освещают предмет и условия деятельности, в то время как воля и индивидуальные приметы призваны обеспечить ход и качество действия.

Однако, как уже говорилось, способностью к действию сама деятельность и, соответственно, структура характера не исчерпываются. Ведь человек, будучи существом духовным, способна еще и управлять своей деятельностью, распоряжаться своими возможностями и действовать в одном направлении и сдерживать свои усилия в другом. Поэтому структура характера должна содержать и компонент морально-этической саморегуляции характера, определенные ценностные основы, в частности те, которые обеспечивают взаимодействие человека с социальной средой и природой. Если способность к действию призвана лишь удовлетворять жизненные потребности человека и имеет чисто прагматическую (даже эгоистическую) природу, то социальные и валео-экологические ценности побуждают ее отходить от эгоцентрических стремлений, преодолевать себя, а иногда ставить интересы семьи, общины, нации , других людей, природы и т.д. выше собственных.

Таким образом, в структуре характера мы обнаруживаем пять главных составляющих: чувственно-мотивационную сферу, интеллект, сферу свободы и набор индивидуальных примет человека, а также социальные и валео-экологические ценности, которыми она пользуется. Если этот вывод считать обоснованным, то наша следующая задача будет заключаться в том, чтобы увидеть эти компоненты в системе.

Отметим прежде всего, что Ушинский, как и Г. Ващенко и другие украинские педагоги, постоянно балансируют между очень узким пониманием характера, представленным его "чувственной сердцевиной", и широким, что достигает границ понятия "личность". В этом балансировании часто ощущается преднамеренное желание избежать категоричности. Не потому, что оба подхода для педагогики является резонными и желанными? С одной стороны, убеждаемся, что все упомянутые компоненты тесно связаны и функционально взаимообусловлены, из-за чего исключать их из нашего внимания нецелесообразно. Ведь "не бывает психических процессов, которые можно было бы назвать исключительно умственными или эмоциональными, или волевыми" (Ващенко Г., 1952, с. 9).

Но с другой стороны, такое широкая трактовка характера затеняет конкретные объекты в нем, страдает нечеткостью и даже аморфностью. Для практики оно малопригодное: через хаос понятий к нему подступиться трудно. В этих обстоятельствах должны искать пути сочетания упомянутых выше двух подходов.

Учитывая все сказанное, а также принимая во внимание потребности педагогики, получаем возможность сформулировать три важных для нас положения.

1. Характер - понятие неоднородное. В нем следует различать ядро (рис. 16 А, Б), представляется чувствами (стремлениями, желаниями, побуждениями, образом жизненной

Рис.  16. Структура характера в его педагогическом трактовке

Рис. 16. Структура характера в его педагогическом трактовке

цели, а также типами реакций - раздражительность, уравновешенность, устойчивость и т.д.), и периферию, компоненты которой тесно связаны с ядром характера, но несут в себе и свои специфические (автономные) свойства и функции. Если ядро является источником стремлений, то периферия выполняет собственно инструментальную функцию, определяет структуру, динамику, качество и направление деятельности. Именно сюда отнесем интеллект, волю, социальные и валео экологические ценностные ориентации человека и индивидуальные приметы субъекта действия.

2. Характер- целостность, которая. строится вокруг ядра, воплощает и выражает главную цель человека, смысл его жизни. Цель может иметь разный смысл, но без ее характера не бывает. "Характер в более узком и свойственном понимании заключается не в существовании таких или других признаков функций или способностей, а на постоянстве (постоянства, устойчивости) и единства прежде главных направлений и диспозиции воли, оказывается в последовательности мысли и поведения", - писал известный украинский педагог Я. Ярема ("Украинская педагогическая мысль Галичины в именах", 2003, с. 160). Характер - не просто сумма компонентов, а определенная их организованность, единство. Все они настолько "характером", насколько нацелены на "главное" как на организующий фактор.

Формирование характера - не обычный развитие отдельных компонентов - стремлений, воли, мышления, ценностных ориентаций и отдельных примет человека, а развитие их с ориентацией на главную цель. "Граница" характера там, где заканчивается подчинение периферии, этой главной цели жизни.

3. В своем единстве характер является явлением динамичным. Как отмечает К. Ушинский, в нем есть "нечто врожденное человеку и что-то такое, что формируется в ней в течение ее жизни" (Ушинский, 1954, т. Б, с. 301). Развитие его происходит от зародышевого, простого к сложному и совершенному. В этом процессе первичные стремление к деятельности перерастают в жизненную цель, первичные реакции - в зрелый характер, первичные осознания - в глубокий анализ ситуаций, а первичное самооценки - в мировоззрение и т.

Итак, характер отличается от простой совокупности тех или иных качеств человека именно тем, что эти качества определенным образом нацелены, ориентированные, сосредоточены и подчинены деле постижения единой цели. В то же время все эти духовные, психические, социальные и другие качества связаны между собой определенной взаимозависимостью и функциональной взаеморозташованистю. В этой взаимосвязанности компонентов характера К. Ушинский видел его силу, а их разрозненность, разорванность, неполноту организации трактовал как слабость характера (Ушинский, 1954, т. 1, с. 448). Людей, которые имеют развитый ум или сильную волю, встречаем немало, но не всегда они будут характерными. Потому характер - это системная организованность всех потенций организма, где каждый фактор играет только ту роль, которая определяется ядром.

Такой взгляд на характер и его функционирования дает основания вернуться к тому педагогически целесообразного его определения, которое дал ему К. Ушинский. Характер - это совокупность тех особенностей, которыми отличается деятельность одного человека от деятельности другой. Впрочем практические задачи педагогики побуждают нас также и к покомпонентного трактовка этого сложного и целостного понятия. Остановимся кратко на этих компонентах.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >