Педагогическое общение

Педагогическое общение - это мощное средство передачи не только информации о содержании ценностей, но и веры в них. В определенном смысле оно в универсальным инструментом воспитания. С психологической точки зрения мы имеем здесь дело с явлением очень сложным, а потому остановимся хотя бы на некоторых его аспектах, знание которых воспитатели очень нужно.

Посредством общения человек утверждает себя в жизни, влияет на него и одновременно через него и сама воспринимает воздействие извне. Как уже говорилось, формируя свое отношение к окружающей среде, ребенок постоянно "советуется" с другими людьми в форме внутреннего диалога - "спорит" или "согласен" с ними, уточняет их и свою позицию, идет на компромисс или отвергает его. Ребенок - не одинокий "Робинзон", она постоянно ведет разговор с родителями, учителями, сверстниками.

Очевидно, что общение происходит не только на вербальном, но и на бессловесный и даже на подсознательном уровнях, образно сравнивают с резонансом, или отзыву одного музыкального инструмента на другой, который воспроизводит звук такой же частоты. При этом допускается, что подсознательное общения адресуется непосредственно подсознания того, кто воспринимает информацию и ведет к ее накопления.

Стоит заметить, что именно наличие подсознательного уровня общения приводит особое влияние не только того, о чем наставник (собеседник) говорит, но и того, как он об этом сообщает - его внутренней убежденности, искреннего отношения к предмету и в целом к тем ценностям, которые он на словах отстаивает. В отличие от канала вербального общения, по линии подсознательного общения ученик сам добывает для себя информацию. И в этом большую роль играют уже готовы его собственные ориентации. Возможно, именно поэтому полученная таким способом информация является для питомца особенно убедительной. Поэтому правдивость и искренность виховника следует считать одним из важнейших условий его положительного воздействия на ученика.

В своем общении наставник не должен переходить "черту меры воздействия", то есть не предлагать свои взгляды слишком тенденциозно, подчеркнуто, чем часто страдает авторитарное воспитание в семье и в школе. Навязывание точки зрения извне приглушает собственную самовоспитуемой инициативу, затрагивает чувства достоинства и нередко вызывает сопротивление. Во всех случаях ученик сам должен почувствовать, "уловить" чужие взгляды, самостоятельно «открыть» их для себя.

Человек защищается от воздействия окружающего мира - психологического, информативного и тому подобное. Психологи указывают на конкретный механизм этой защиты - антисуґестивни барьеры. Если бы их не было, человек погиб бы от информативного давления извне. В связи с этим важное значение приобретает отношение воспитанника к виховника - с доверием, уважением или наоборот.

Если мы душой не приемлем ребенка, а потому производим на нее нехорошее впечатление, то душа чувствует опасность, закрывается "на все засовы". Если же между нами существует взаимопонимание, и ребенок опасности с нашей стороны не чувствует, не боится упреков и замечаний, то антисуґестивни барьеры ослабляют свое действие, наш воспитательное воздействие получает "зеленую улицу".

Мир души, мир чувств формируется в первые годы жизни ребенка, и этот период является для родителей тяжелым. Однако самым тяжелым представляется общения с воспитанниками подросткового возраста. Хороший советчик нужен подростку значительно больше, чем малому ребенку. Между тем приступить к нему, принять подростка - особенно трудно, так же, как принять больного человека за здоровую. В человеке этого возраста быстро нарастают самые жизненные потребности и возможности, с которыми она не может справиться. Подросток "воюет" на все фронта - со школой, учителями, обществом на улице, с самим собой. Любовь и доверие, как тыл на войне, ему особенно нужны. Подросток многое делает не так, не так себя ведет, не так учится. И нам особенно хочется "воспитывать" его, то есть "полоть сорняки" в его душе, в его поведении. Он становится "трудным". И даже классы того возраста в школе считают "тяжелыми". Действительно, завоевать доверие подростка нелегко. Однако другой, обходной дороги здесь нет. В бурном океане жизни человеку необходима гавань - дома или в школе, но прежде всего дома. Без терпения и веры, без любви наставник в семье или в школе эту роль выполнить не может.

Вера в человека как основа педагогического общения. Если ребенок допустила нарушения, то в виховника, как правило, есть склонность к негативной реакции. Ему хочется ее поругать, наказать, "нажать" на нее и тому подобное. В этот момент он намерен видеть в человеке только то, что привлекло его внимание, - отрицательный поступок. Вера в человека - это способность всегда по негативному поступком, даже отрицательной чертой, видеть в ней положительное. А отсюда и способность всегда и везде направлять наше общение не столько против зла в человеке (иногда надо "плохо видеть его"), сколько на развитие, на раскрытие всего лучшего в ней.

Вера в человека - наверное, действует здесь также чувство надежды и любви - помогает направлять наше общение в русло Добра. Этот момент - "как я думаю о ребенке" - имеет колоссальное значение еще и потому, что, как уже упоминалось, передается питомцу чувственно, подсознательно. Ребенок мгновенно улавливает - в интонации речи, в мимике, силе голоса и т.д. - наше отношение к ней. Уди момент уныния, негативного отношения сразу передается ребенку, оказывает противодействие. "... Там, где сталкиваются образа и недоверие, возникает вражда", - писал В. Сухомлинский (Сухомлинский В., 1977, т. 2, с. 237). В то же время, если питомец почувствовал, что мы верим в него, он приклонится к нам и пытаться оправдать доверие.

Самым тяжелым просчетом в педагогическом общении считается, конечно, подозрение. Это - худший урок, который наставник может дать своему питомцу, человек - другому человеку. Подозрение часто касается лжи, воровства, предательства и даже злых намерений. Оно наносит большой вред и тогда, когда для подозрения якобы есть основания, потому что оно - анти вера. И если вера в добро укрепляет и активизирует совести ребенка, побуждает его самого осуждать свой поступок, то чья-то подозрительность утверждает в ней антисумлиння, потому что действует фактор самозащиты, и это подводит питомца к мнению, что каяться нет смысла. Так же как и в судебной практике: нельзя человека называть вором, пока суд не доказал преступление и не вынес свой приговор.

Близким к подозрение есть чувство сомнения относительно ребенка. Что из нее получится? - Часто спрашиваем себя. Нередко трактуем ребенка как потенциального преступника: "не совершал, но мог ..." Отцов и воспитанников, естественно, охватывает опасения за будущее ребенка. Они стремятся своими методами предотвратить ее злым поступкам. У ребенка еще не зародился замысел, еще нет злого умысла, а мы уже предостерегаем ее от скамьи подсудимых. Очевидно, что такие чрезмерные, надоедливые ("Что из тебя выйдет ?!") предостережения против преступления почти наверняка приведут ребенка к нему. Потому что это тоже недоверие, неуважение, взгляд на человека через очки зла.

Педагогическим преступлением является обвинение ребенка в том, чего она на самом деле не делала и, возможно, не намерен делать. Именно "шили ребенку дело", мы воспитываем лжецов, воров, хулиганов. Вспомним, что означает предлагать детям "четыре варианта" задач во время контрольной работы. Разве это не является проявлением недоверия? А функция дневника разве не несет в себе подозрение, что ребенок родителям правды не скажет?

Наконец, должны отказаться от мысли, что наш воспитанник, даже если это наш сын, должен быть идеальным: он таким, каким с. И таким следует его воспринимать.

Вера в человека должна идти еще дальше. Ключ к воспитанию даже "тяжелой", непослушного ребенка лежит в внушении мысли, что она добрая и вежливая. Даром природы является способность ребенка не воспринимать нареканий, когда все слова виховника - "как горохом об стенку". Упреки не воспитывают, а скорее разрушают душу ребенка. Детей, особенно слабохарактерных, необходимо жалеть и внушать им веру в себя. Этим наставник укрепит желание питомца стать лучшим.

Как уже говорилось, наше отношение к ребенку, то, что мы думаем о ней, помимо нашей воли всегда доходит до ребенка. В этот способ он постоянно влияет на развитие его собственного представления о себе, а отсюда - и на собственное поведение. Человек очень часто становится такой, какой ее видят (хотят видеть) люди вокруг нее. Отсюда - подтверждение тезиса: если мы хорошо думаем о ребенке, то это служит главной цели воспитания. Наставник обязан постоянно хорошо думать о своем питомце. Имея это в виду, В. Сухомлинский утверждал, что единственной движущей силой воспитания является стремление быть хорошим. Все остальное - пустая болтовня. В христианской воспитательной традиции это трактуется как попытка приблизиться к идеалам добра, к своему Творцу.

Общение как диалог души. Педагогическое общение основывается на духовном контакте виховника и питомца. Вне такого контакта - с родителями, учителями и т. П. - Воспитание не бывает. В этом случае ребенок ищет контакта с другими, иногда случайными людьми. Существует древняя рассказ о набожного отшельника, который пытался проповедовать Слово Божие рыбам и морским животным. И хотя все его слушали, ни одно из этих созданий не перешло в его веру. Для этого нужна родство душ. Следствие воспитательного воздействия зависит не только от виховника, но и от способности и готовности того, кто науку воспринимает.

В основе духовного контакта часто лежит общность стремлений. Ребенок ищет общения не просто а другими людьми, а с такой душой, с которой может черпать наполнения для своей души. Общение душ развивается успешно, если люди не опасаются друг друга. Примером этого может быть наша доверчивость по незнакомого спутника в поезде, которому мы готовы рассказать все, чтобы "облегчить душу". В глубоком смысле общения - это соединение душ. Но мы не пускаем в свою душу людей, которым не доверяем или каких боимся.

Понятие общения в духовном смысле (сближение душ) противоречит традиционному пониманию термина "воспитание". У него мы вкладываем, прежде всего, стремление наставлять, учить, руководить, объяснять и т. П., Не соответствует идеалам свободы, равенства и братства. Духовное общение не согласуется с властью виховника над питомцем. Наблюдения над провалами в семейном и школьном воспитании свидетельствуют о том, что контакт нарушается, если стороны "говорят на разных языках". Наиболее распространенной формой такого разноязычного контакта и общения является язык команд - язык послушания. Наставник приказывает и требует безоговорочного послушания, а воспитанник молча выполняет, затаив зло или сопротивляется сразу. Такой диалог часто приводит к полному, окончательного разрыва контакта.

Проблема равенства виховника и питомца - студента и профессора, офицера и рядового военнослужащего, отца и ребенка - может вызвать возражения, поскольку речь идет о различных социальных положения, опыт, звания. Все это так. Но есть у этих людей что-то одинаковое для всех - душа. Поверим на мгновение, что душа - от Бога, каждому человеку она дана Творцом, и мы склонимся к мысли, что души людей в определенном смысле равноценны. Именно поэтому душа и выступает универсальным фактором единения людей, носителем универсальных для всех чувств. Мы вообще и не имели бы возможности общаться с людьми не нашего круга и не нашего уровня, не понимали бы наших предков и персонажей древних литературных произведений, если бы у нас не было этой универсальной родства душ. И когда что-то мешает нам в общении, то это собственно чувство превосходства - не душевной, а преимущества в правах, опыте, возрасте, знаниях и тому подобное. Не у всех есть готовность открыть свою душу, действует страх показаться "простодушным", "уступить свои права", "снизить свой статус", отказаться от "преимуществ".

Педагогический талант заключается в умении почувствовать в ребенке равную себе человека, таким образом, выйти на душевное общение с ней. Наставник нужен не великий ум, а доброе сердце, способность «отдавать его детям" (В. Сухомлинский), готовность к признанию равенства душ. Он должен быть безопасным для питомца, пользоваться его доверием.

Если во общением понимать диалог душ, то, конечно, его невозможно планировать. Общение - "случайное" и не предсказуемо. Возможно, именно поэтому какая минута его может вызвать поворот в жизни питомца.

Общение начинается контактом, обусловленным определенными, иногда случайными обстоятельствами, ситуациями. Внешним выразителем души человека есть средства общения - голос, взгляд, лексика, интонация и т. Они отражают намерения говорящего, внушают доверие или сигнализируют об опасности.

Голос его интонациями и оттенками выражает намерения. С голосом матери, его фонетическими особенностями ребенок знакомится еще до рождения. Замечено, что у матерей, голоса которых выражают доброту, дети плачут не так часто и нервно. Они воспринимают не смысл слов, а не речи матери и близких людей, а морально-эмоциональную окраску, насыщенность добротой, юмором и т. Д.

Другим мощным средством воспитания является взгляд. Он бывает различным, несет множество оттенков и значений. И добрый наставник всегда оставляет за порогом своей души взгляд, отражающей негативные морально-оценочные характеристики учеников - насмешки, недовольство, равнодушие, подозрительность, раздражительность и т. Все это, выраженное во взгляде, ранит питомца глубже, чем соответствующие слова.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >