Метод приучения

Сущность метода приучения заключается в том, что наставник добивается привитие определенного элемента поведения, побуждая питомца чаще его переживать в процессе деятельности. Примером может быть становления привычки ребенка правильно вести себя за столом, говорить "спасибо" или "пожалуйста", мыть руки перед едой, помогать в домашних делах, тщательно выполнять домашние задания и тому подобное. Конечно, этот метод широко применяется прежде всего в семейном (дошкольном) воспитании. Иногда в педагогике его трактуют как упражнения в правильном поступке.

Характерной особенностью этого метода является то, что он сразу ориентирует на глубже усвоения ценностей - на уровень привычек, которые характеризуются устойчивостью и определенной надежностью. Именно с этой точки зрения он и заслуживает внимания.

Как считает К. Ушинский, нервы человека стремятся навыков и привычек. И чем меньше ребенок, тем быстрее действие перерастает в привычку. В старшем возрасте, наоборот, формирование привычек требует все больше усилий. И речь идет не только о возрастных особенностях самой нервной системы, но и, в первую очередь, об определенной их "загруженность" или "незагруженность" другими привычками и навыками. Учитывая это, формированию новых навыков и привычек поведения могут мешать уже имеющиеся, часто противоположного содержания стереотипы - "антинавыки" и "антипривычки". Вот почему, по мнению К. Ушинского, хорошая привычка - это нравственный капитал, положенный человеком в свою нервную систему; капитал этот растет непрерывно, и процентами с него пользуется человек в течение своей жизни (Ушинский, 1975). Наличие сформированных в раннем детстве навыков и привычек - это большая выгода для человека. Получив раз победу над собой, она постепенно закрепляет ее и на поддержку нуждающимся все меньше усилий. Трудности, над которыми человек не раз получала победы, перестают быть слишком тяжелыми.

Так, приобретя через самодисциплину навыки всегда складывать свою одежду и свои вещи в порядке, ребенок позже делать это без труда над собой. Выработанная привычка вставать рано впоследствии работает без проявления больших напряжений свободы. Воля освобождается для преодоления других, высших целей. Однако, как подчеркивает К. Ушинский, насколько хорошие навыки и привычки является "выгодным" и "удобными", такой же степени вредные привычки, выработанные в результате небрежности воспитания, доставляют беспокойство и требуют удвоения усилий для их преодоления. Плохие привычки - большие враги человека. Для их устранения недостаточно единичных усилий, потому что привычка, устанавливаясь понемногу и в течение времени, искореняется так же понемногу и после длительной борьбы с ней (Ушинский, 1975).

Воспитание должно ориентироваться на формирование привычек и навыков. И особенно благоприятные условия для этого есть в семейном воспитании, потому что здесь есть широкие возможности для повторной и часто повторяющейся действия. Методы воспитания привычек (приучування), если наставник овладел им, даст ему возможность подвигаться в своей деятельности все вперед, не начиная каждый раз здания с начала и сосредоточивая сознание и волю питомца на приобретении новых, полезных для него принципов, потому что предыдущие его уже не утруждают , превратившись в его природу - в бессознательную или подсознательную привычку. Словом, привычка является основой воспитательной силы, основой воспитательной деятельности (Ушинский, 1975).

Метод приучування не является новым в нашей педагогике. Однако, как и другие применяемые до сих пор методы, он часто приводит к муштры, особенно когда активно переносится на воспитание подростков и старшекурсников. Популяризатором именно такого авторитарного трактовка метода приучування был А. Макаренко и его последователи. "Наше поведение, - писал он, - должна быть сознательным поведением ... но это вовсе не означает, что в вопросах поведения мы всегда должны апеллировать к сознанию ..." (Макаренко А., 1958, т. 5, с. 435 -436). Очевидно, в этих рассуждениях идея тотального волевого воздействия на воспитанника практически делает невозможным его волеизъявления, а затем и тормозит развитие мотивации положительного поведения.

Так вот, этот метод может оставаться в арсенале демократической педагогики, но при условии, если в нем сочетается многократность действия с полноценной верой и убеждением самого питомца. Инициатива деятельности должна идти от него. В этой связи стоит еще раз обратиться к взглядам К. Ушинского. Он не отрицал рефлекторной основы воспитательных привычек, но в анализе структуры воспитательной упражнения на первое место выдвинул формирования воспитательного задачи и пробуждение в ребенке потребности в той или иной действия, то есть предусматривал активность самого воспитанника.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >