Альбер Камю Миф о Сизифе. Мятежный человек

Альбер Камю (1913-1960) - французский писатель, публицист, философ.

Идея абсурда - исходный принцип концепции А. Камю. Согласно Камю опыт человеческого существования, которое неизбежно заканчивается смертью, приводит мыслящую личность к открытию "абсурда" как конечной правды своей "судьбы" на земле. Абсурдно весь мир, человек обречен на абсурдное существование.

"Миф о Сизифе" (1942). А. Камю предлагает два способа побега от абсурда: первый - самоубийство, второй - «философское самоубийство".

Если для абсурда необходимы человек и мир, то исчезновение одного из этих полюсов означает и прекращение абсурда.

Такой бегством от абсурда является "философское самоубийство" - "прыжок" через "стены абсурда". Ведь абсурд есть первая очевидность для ясно мыслящего ума. Самоубийство, в этом аспекте, является затмение ясности, примирение с абсурдом, следовательно, его ликвидация. В первом случае уничтожено вопросительного, в другом - на место ясности приходят иллюзии, желаемое принимается за действительное, миру приписываются человеческие черты - разум, любовь, милосердие и т. Философсвки доктрины (рационалистические или иррационалистичнои) равноценны религии, если утверждают наличие смысла, порядка, промысла. Очевидно бессмыслица трансформируется в замаскированное, человек смиряется со своей судьбой. Абсурдных стен больше нет: индивидуальное сознание соотносится с универсальным, с Единым Парменида, миром идей Платона или с Богом у Кьеркегора, Ясперса. Но нет и ясности мышления.

Религиозную веру Камю считает затемнением ясности видения и неоправданным "скачком", который змирюе человека с безрассудством существования.

Христианство змирюе со страданием и смертью, но все доказательства существования трансцендентного порядка сомнительны. А. Камю отвергает онтологический аргумент, переняв от картезианства идеал ясности и четкости мышления. Он утверждает: из наличия у нас идеи Бога нам не вывести его существования.

Требование ясности видения означает честность перед самим собой, отсутствие каких-либо уловок, ухищрений, отказ от примирения, верность непосредственному опыту, в который нельзя привносить ничего кроме того, что дано. А. Камю проповедует ясность разумного мышления, когда разум приравнивается видению, истина - свету, ложь - темноте, божество - источнику света или самому свету.

Камю предлагает миф об утверждении самого себя - с максимальной ясностью ума, с пониманием судьбы, выпавшей. Человек должен нести бремя жизни не примирюючись с ним - самоотдача и полнота существования важнее все вершины, абсурдный человек выбирает бунт против всех богов.

"Мятежный человек" (1951) - это история идеи бунта против несправедливости человеческой судьбы.

Если первым вопросом "Мифа о Сизифе" был вопрос о допустимости самоубийства, то эта работа ("Мятежный человек") начинается с вопроса об оправданности убийства. Люди во все времена убивали друг друга - это истина факта. Тот, кто убивает в порыве гнева (страсти), становится перед судом, иногда отправляется на гильотину. Но сегодня настоящей угрозой является не эти преступники одиночки, а государственные чиновники, которые спокойно отправляют на смерть миллионы людей и которые оправдывают массовые убийства интересами нации, государственной безопасности, прогресса человечества, логикой истории.

Человек XX в. предстала перед фактом тоталитарных идеологий, которые служат оправданием убийства. На скрижалях современности написано "Убивай". А. Камю в "Мятежный человек" прослеживает генеалогию этого принципа современных идеологий. Проблема заключается в том, что сами эти идеологии возникли из идеи бунта, которая переродилась в нигилистическое "все позволено".

А. Камю считал, что исходный пункт его философии остался прежним - это абсурд, что ставит под сомнение все ценности.

Абсурд, по его мнению, запрещает не только самоубийство, но и убийство, поскольку уничтожение себе подобного означает покушение на уникальный источник смысла, которым является жизнь каждого человека.

Однако из абсурдной установки "Мифа о Сизифе" не следует бунт, утверждает самоценность другого. Бунт там придавал ценности индивидуальной жизни - это "борьба интеллекта с реальностью, что его превосходит", "отказ от примирения".

В дальнейшем А. Камю меняет само содержание понятий "абсурд" и "бунт", поскольку из них рождается уже не индивидуалистический бунт, а требование человеческой солидарности, общего для всех людей смысла существования.

Бунтарь поднимается с колен, говорит «нет» угнетателю, проводит границу, с которой теперь должен считаться тот, кто считал себя господином. Отказ от рабского удела одновременно утверждает свободу, равенство и человеческое достоинство каждого.

Однако мятежный раб может сам перейти этот предел, он желает стать господином, и бунт превращается в кровавую диктатуру. В прошлом, по мнению Камю, революционное движение "никогда реально не отрывался от своих моральных, евангелических и идеологических корней". Сегодня политический бунт соединился с метафизическим, который освобождает современного человека от всех ценностей, а потому он превращается в тиранию.

Сам по себе метафизический бунт также оправдание, пока восстание против небесного всевластного Демиурга означает отказ от примирения со своей судьбой, утверждение достоинства земного существования. Он превращается в отрицание всех ценностей и становится звериным произволом, когда бунтарь сам делается "человекобогом", и который наследуют то, что так ненавидел в f отвергнутого им божества, а именно: абсолютизм, претензии на последнюю и неоспоримую истину, всезнайство, провидение. В земной рай этот обновленный Прометей готов загонять силой, а за мелкого сопротивления устраивает такой террор, по сравнению с которым костры инквизиции кажутся детскими игрушками.

Вместе с космическим вседержцем боговбивци отрицают и любой нравственный миропорядок. Метафизический бунт постепенно сливается с бунтом историческим.

Сочетание метафизического бунта с историческим опосредованно "немецкой идеологией". Предметом рассмотрения Камю является трагедия философии, превращается в "пророчество", в идеологию, которая оправдывает государственный террор.

Камю ставит вопрос об ответственности мыслителей, из теорий которых можно вывести необходимость массовых убийств.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >