ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, в международном гуманитарном праве судебные гарантии занимают особое место. Они получили закрепление в международных актах, среди которых следует назвать Всеобщую Декларацию прав человека, Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Международный пакт о гражданских и политических правах, Африканскую хартию прав человека и народов, Американскую конвенцию о правах человека, Европейскую конвенцию о защите прав и основных свобод человека, Римский Статут Международного уголовного суда и других, не упомянутых автором. Во многом статьи различных международных документов дублируют друг друга. Приведенные выше нормы, определяя права человека при осуществлении правосудия, распространяют на процедуру расследования и рассмотрение дел по уголовным обвинениям требования обычного судопроизводства. Данные нормы, имея договорный характер, являются обязательными для государств-участников.

Право на справедливое судебное разбирательство выражено в виде совокупности всех прав, реализуемых во время судебного разбирательства, а также имеет и свое значение. Право на справедливое судебное разбирательство не тождественно этим включенным в него правам, но выражено полностью в их сочетании. Одновременно сами по себе права, реализуемые во время судебного разбирательства, находятся во взаимосвязи с правом на справедливый судебный процесс. Поэтому в действительности осуществление указанных прав в совокупности происходит только путем обеспечения всех обязанностей и прав, реализуемых во время судебного разбирательства, поэтому если нарушается одно из указанных прав, то нарушается и все право на справедливое судебное разбирательство целиком.

Наиболее полно рассматриваемое право раскрыто в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решениях Европейского Суда по правам человека. Значение и место прецедентной практики ЕСПЧ предопределено статусом Конвенции. На основании ст. 32 Конвенции ЕСПЧ имеет право решать все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней.

Что касается Российской Федерации, то согласно решению Конституционного Суда РФ признание РФ Европейской конвенции о защите прав человека и Протокола № 7 не означает отказа от государственного суверенитета, в силу чего Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и основанные на ней правовые позиции ЕСПЧ не могут отменять приоритет Конституции РФ. Их практическая реализация в российской правовой системе возможна только при условии признания за Основным Законом нашей страны высшей юридической силы. Особо обращается внимание на то, что в основе Конституции Российской Федерации и Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод лежат общие базовые ценности. Исходя из этого, в большинстве случаев коллизии между двумя документами не возникают, но подобный конфликт возможен, если ЕСПЧ даст трактовку Конвенции, противоречащую Конституции РФ. В такой ситуации, в силу верховенства Основного Закона, Россия будет вынуждена отказаться от буквального следования постановлению Страсбургского суда. Данный вывод соотносится с практикой высших судов европейских стран (в частности, Германии, Италии, Австрии, Великобритании), которые также придерживаются принципа приоритета норм национальных конституций при исполнении решений ЕСПЧ, и нормами Венской конвенции о праве международных договоров. В то же время Конституционным Судом РФ было особо отмечено, что при разрешении подобных конфликтов необходимо избегать самоизоляции, а следует исходить из необходимости диалога и конструктивного взаимодействия. Только таким путем могут быть построены по-настоящему гармоничные отношения между правовыми системами Европы, основой которых будет не подчинение, а взаимное уважение.

Конституционный Суд России может самостоятельно обеспечить большую юридическую силу Конституции РФ и выстроить ее приоритет перед международными актами путем проведения следующих действий:

1) Произвести проверку тех статей или норм Конституции РФ, которые по мнению Европейского суда по правам человека нарушают права. По замыслу судей КС РФ суд, который пересматривает дело в соответствии с решением ЕСПЧ, самостоятельно направляет запрос в КС РФ;

2) Произвести толкование тех статей или норм Конституции РФ, которые оспариваются каким-либо решением ЕСПЧ, в случае если органы государственной власти посчитают какое-либо решение Европейского суда по правам человека нарушают права невозможным для исполнения в России в связи с противоречием Конституции. Данные запросы на толкование Конституции могут дела Президент или Правительство РФ.

В случае вывода Конституционного Суда России о невозможности для исполнения в России решения Страсбургского суда в связи с противоречием Конституции, исполнению оно не подлежит. Также Конституционный Суд отметил, что на уровне федерации может быть принят нормативный акт, который дает полномочия самому КС в сфере обеспечения верховенства Конституции при исполнении постановлений Европейского суда по правам человека. Этот специальный правовой механизм и был закреплен в федеральном законе N 7-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 14 декабря 2015 г.

Большинство жалоб российских граждан связано с нарушением прав в уголовном и гражданском процессе: нарушение разумного срока разбирательства; ограничение доступа к правосудию; нарушение гласности и открытости судебного разбирательства; нарушение принципа равенства сторон; нарушение права на защиту; несоблюдение гарантий независимости судов; нарушение принципа беспристрастности судей; фальсификация протоколов судебных заседаний; нарушение права на возможность обжалования; неисполнение вынесенных судебных решений.

Несмотря на уже более десятилетнее существование Уголовно-процессуального и Гражданского процессуального кодексов, а также недавнее появление Кодекса административного судопроизводства, судебная система Российской Федерации все еще нуждается в совершенствовании. В данной ситуации представляется необходимым ужесточить как контроль за соблюдением прав участников судебных процессов, так и контроль за исполнением судебных решений. Также необходимо производить мониторинг выделения необходимых средств из федерального бюджета на судебную власть и оплату услуг адвокатов, работающих по назначению органов предварительного следствия и суда. Требуется тщательное изучение правоприменительной практики, так как именно ее изменение может стать необходимой мерой общего характера с целью предотвращения новых нарушений международных норм.

Поскольку часть гражданских дел связана с неисполнением судебных актов по причине потери исполнительных листов Службой судебных приставов, можно предложить вдвое усилить ответственность должностных лиц за данные нарушения, а именно, увеличить размер штрафа до пяти тысяч рублей, внеся поправки в действующее законодательство.

Так, целесообразнее статью 431. "Ответственность за утрату исполнительного листа или судебного приказа" Гражданского процессуального кодекса Российской ФедерацииГражданский процессуальный кодекс Российской Федерации : федер. закон от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 02.03.2016 № 45-ФЗ). // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 32. - Ст. 3301; 2016.- №5. - Ст. 389. изложить следующим образом: "Должностное лицо, виновное в утрате переданного ему на исполнение исполнительного листа или судебного приказа, может быть подвергнуто штрафу в размере до пяти тысяч рублей" См.: Приложение 2..

В качестве организационной меры по приведению в соответствие с требованиями законодательства сроков исполнения можно предложить следующее: установить ведение реестра исполнительных листов и процессуальных действий по ним с указанием возможных сроков и конкретных дат проведения действий на сайте Федеральной Службы судебных приставов. Это обеспечит открытость, прозрачность процедуры исполнения судебных актов, а также позволит ускорить процесс исполнения в связи с упрощением контроля со стороны заинтересованных лиц, а также появлением общественного контроля.

Хотя решения Европейского Суда по правам человека, несомненно, оказывают положительное влияние на национальную правовую систему России, способствуя устранению тех или иных недостатков, властные структуры должны предпринимать все усилия для того, чтобы сократить количество жалоб, подаваемых в Страсбургский суд российскими гражданами. Европейский Суд по правам человека, безусловно, и в дальнейшем будет оказывать влияние на внутреннюю правовую систему Российской Федерации, даже с учетом решения Конституционного Суда РФ о приоритете положений Основного Закона страны. Необходимо понимать, что решения Европейского Суда должны служить толчком к решению имеющихся проблем внутри национальной правовой системы, без чего невозможно построить действительно эффективную систему защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >