Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Общая психология

Историческое развитие речи и его основные функции

О рождении слова, его истории известно очень мало, но существует несколько теорий, которые пытались объяснить происхождение слова и установить его исторические корни. Осуществлялось это преимущественно абстрактным путем: представляли себе гипотетически человека, который еще не владела языком и на основании аналогии строили гипотезы о том, как могла возникнуть речь. Но созданные таким образом теории не могли решить проблемы генезиса речи. Безосновательными оказались теории, особенно популярны в XVIII в., Согласно которым речь - продукт определенного рода социальной договоренности: для того, чтобы договориться, нужно было обладать речью. Аналогичной была и теория инстинктивного происхождения речи, которая не могла объяснить различия языка человека от "языка" животных. Значительное распространение получила теория "ономатопоэтического" происхождения речи, названа "вау-вау" -теория (Макс Мюллер) звукозображення путем подражания признается этой теории основой языка, у детской речи наблюдается ряд таких слов ("тик-так", "мяу-мяу" и т.д.). Такие слова есть и в языке взрослых, но их относительно немного, они не являются основными корнями, а главное - звуковая речь строится по принципу, отличным от звукозображення.

Определенный интерес вызывает и теория Нуаре, согласно которой слова возникают из звуков, которые в трудовом процессе проявляются в виде непроизвольных вздохов, которые вызываются напряженной работой. Такая связь самопроизвольно установлен в коллективе, участвует в трудовом процессе между действиями и сопроводительными звуками, и создает речи. Признание связи речи с трудом как коллективной деятельностью - положительный момент теории Нуаре. Но в ней выпускается из виду специфический характер этой связи - различия сигнификативного отношение от того ассоциативного или рефлекторной связи, из которого следует Нуаре.

Опираясь на исследования, которые выявили у некоторых народов наряду со звуковым вещанием кинетическое, или линейное, "ручное" речи (Кешинг), Марр выдвинул положение, что генетически первичным было НЕ звуковое, а линейное, кинетическое речи. Жест рукой, который эскизно, сокращенно отражает трудовую операцию, становится знаком, который ее значит. Такая связь был наглядным и поэтому непосредственно доступным примитивной сознания. Благодаря кинетическом речи развилось мышления, и, как следствие, стало возможным возникновение звукового вещания с присущими ему абстрактными связями между словом и его значением.

Значения слов складывались тогда, когда еще не было понятий. Эти значения вырастали из чувственных образов действительности, то есть из представлений. Слова выступали здесь "центрами кристаллизации" определенных комплексов представлений. Подтверждением этого может быть изучение древних и современных примитивных языков, в которых процесс словообразования происходит иногда прямо на "глазах", специально для той ситуации, о которой идет речь.

Антрополог Б. Малиновский опубликовал одно наблюдение, в котором он показывает, что язык некоторых народов, которые стоят на низком уровне культурного развития, трудно понять без знания ситуации, в которой этот язык воспроизводилась. Так, непонятно, о чем говорят эти люди в темноте, когда нельзя видеть ситуации, жестов, поскольку только благодаря знанию ситуации, а также интонации слово приобретает определенное значение.

К таким языкам относятся, например, языки американских индейских народов. Первое, что бросается здесь в глаза, - это размытость "основе", из которых состоит словарный фонд этих языков. Для каждого конкретного случая слова комбинируются человеком так, чтобы воспроизвести определенную ситуацию.

В анголкинських языках отсутствуют имена, глаголы, падежи, спряжения, категориальные отношения еще не выделились в структуре языка, а обозначаются соответствующими значащими словами. Например: слово "место-холод-де-сюда-быстро-перемищуеться-живое" означает то же, что фраза "он бежит сюда с севера".

Если основания, то есть элементы слов не очень определенные, то сами слова очень конкретные и образные. Например, у ненцев нет слова "снег" вообще, но есть около сорока слов для обозначения разновидностей снега. У жителей Тасмании есть слова для обозначения каждой разновидности австралийской акации, но в них отсутствует слово "дерево". Аналогично в арабском языке слово "лев" имеет 500 названий, а верблюд - 5 744.

Второй источник, подтверждающее первичный, образный характер словесных значений - это этимология, то есть исследование происхождения и изменений значений слов. Наиболее яркий материал в этом плане дают агглютинативные языка. В них все уточнения значений слова достигаются наращиванием (agglutinare - склеивать, приклеивать) до корня разных частей. Например, в самоанский языке слово "мат" образуется из двух частей: и - значит "я", имеет - значит всякую связь и отношения. Буквально получается определения чего-то, что имеет определенное отношение ко мне ("для меня", "со мной", "и я" и т.д.), а фактически это слово означает "лицо", "глаз", "смотреть". "Нас поражает существующая конкретность, образность: вместо местоимения" я ", то, что максимально характерно для образа человека и обычно в первую очередь видится, когда образно представляют человека ... лицо, глаза" (П.И. Блонский).

Ярко наблюдается это образное основание во многих словах, производных от "мата". Например: матамата (смотреть - смотреть) означает рассматривать, наблюдать. Матаьу (мрачное лицо) - жадность, зависть, страх. Матапуаьа (лицо свиньи) - гадкий, чудовищный. Матамулы (окончательное лицо) - решать.

Это также справедливо и для флексивних языков, к которым относится и русский. Например, слово "верста" походите от "вертеть", "поворот", "заворот", частично "заворот плуга в конце нивы". Отсюда - "борозда", "линия борозды", "путевая мэра". Слово "понятие" происходит от древнерусского "я-ты" - "схватить руками, взять" (для сравнения "объять", "обнять") и другие.

О том, что исходные значения слов связаны с представлениями, свидетельствуют исследования детской психики, проведенные психологами Ж. ИИиажета А. Валлоном, которые показали, что от двух до шести - семи лет мышления ребенка почти полностью протекает на образном уровне. Кстати, в этот период ребенок усваивает практически огромный словарный фонд и достигает свободного владения языком. Таким образом, формирование языковых значений и употребления языковых символов возможно на образном уровне отражение реальности.

Наконец, исследования Л. Б. Ительсона и ассоциативные эксперименты американского психолога Диза показали, что у взрослого человека значение повседневных слов в подавляющем большинстве (около 96%) раскрываются "о себе" на уровне представлений.

Таким образом, слово может означать понятие. Но слова не возникли для определения понятий. Словесный код отображения действительности возник на образном уровне ее отображения, а слова - код представлений о реальности. В ходе развития язык по своей структуре стала выражать определенные отношения реальности или распределять все объекты на определенные семантические классы. Например, для индоевропейских языков это такие отношения, как "действовать - объект действия", "действие - состояние", "характеристика действия - действие" и т.п., и такие классы, как "предмет", "свойство", "активность".

Присмотревшись к этим отношениям и категорий, нетрудно увидеть на них отпечаток ситуации возникновения языка. Совершенно понятно, что это трудовая ситуация или шире - ситуация практического взаимодействия с окружающим миром, которая была главной в жизни первобытного человека.

Итак, речь возникла в работе, обслуживала ее и несла яркий отпечаток этого своего происхождения в главной функции. Сама логика трудовой деятельности свела человека с категориями причинности, субстанции, принадлежности (свойства), отношений в пространстве и времени, орудия и цели, множественности и количества и т.п., закрепились в самой структуре языка, превратились в способы описания и интерпретации реальности языке.

Итак, как справедливо отмечал А.Р. Лурия, пожалуй, вся история речи "является историей эмансипации слова от практики, выделения речи как самостоятельной деятельности, наполняет речи и его элементы - слова - как самостоятельные системы кодов, иначе говоря - историей формирования речи в таком виде, когда она стала заключать в себе все необходимые средства для обозначения предмета и выражения мнения ".

Тенденция от частного к общему, абстрактному наблюдалась и в развитии письменной речи. Это наглядно можно наблюдать на примере идеографической письменности, ярким примером которой выступает китайская письменность, представленная различными иероглифами - первоначальная китайская энциклопедия в картинках. Но в ходе исторического развития иероглифы испытывали интенсивной эволюции - меняли свое значение, название. Например, иероглиф "хамелеон" незаметно в процессе течения веков потерял свое первоначальное значение и стал означать "быстрый, вертлявый", а иероглиф "вяленый кусок мяса" - "старый, дав".

Аналогичные процессы происходили и в египетском иероглифическому письме. Ваза с водой, вытекающей становится иероглифом, означающим слово "прохладный". Изображение лилии (герба Великого Египта) получает название "юг", заячьи уши - "трусость", человек с поднятыми руками - "радость" и другие.

От идеограммы письменная речь переходит к фонетическому звука. Сначала в ассиршцш идеограмма сопровождалась фонетическим знаком последнего состава, что позволяло ее дифференцировать. У греков буквенный знак означает звук, так появляется алфабетична письменность. Постепенно письменная речь избавляется образности, но все равно она опосредованная устной речью, развивающейся независимо от нее и становится более приспособленной для выражения абстрактной мысли.

Вопрос о специфике речи было бы неполным без учета тех функций, которые оно выполняет. Таких функций три, они взаимосвязаны между собой. Первая - сигнификативный (знаковая) выражает способ обозначения. Именно благодаря этой функции речь человека отличается от «языка» животных, ведь каждое слово у человека вызывает образы, представления о предмете, явлении и связывается с ними в мышлении, воображении, памяти. Звуки животных не означают объектов и явлений , а выражают лишь состояние голода, удовольствие, страха, опасности.

Вторая функция речи - обобщение, заключается в том, что слово означает не только конкретный отдельный объект, явление, но и целую группу подобных объектов и явлений.

Функция речи, которое является средством общения, называется коммуникативной, то есть функцией передачи информации, а также чувств, представлений, различных отношений. В коммуникативной функции различают три стороны: информативную, выразительную и выявления воли.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее