Основные факторы формирования материнства и отцовства

Исследуя феномен родительства, психологи и социологи имеют дело, прежде всего, с двумя разными, но взаимозависимыми явлениями - отцовством и материнством.

Психология материнства в последние годы оформилась в самостоятельное направление исследований, рассматривающих ее как часть личностной сферы женщины и как условие развития ребенка. Среди авторов таких исследований мы называем: Л.Л. База, В.И. Брутмана, А.Я. Варга, А.И. Захарова, С.Ю. Мещерякову, С.А. Минюрову, Р.Ж., Г.Г. Филиппову, И.Ю. Хамитову и других [7; 25; 39; 40; 58].

Психология материнства является одной из важных областей современной психологической науки и практики. По мнению С.М. Дождевой, на фоне быстро развивающейся области психологической помощи анализ фазы взаимодействия будущей матери с ещё не рождённым ребёнком представляется достаточно новым и актуальным, поскольку в это время весь комплекс материнских ожиданий, эмоций может быть не только отслежен, но и психологически проработан в конструктивном направлении [20].

Беременность, роды и материнство - это определённые ступени формирования зрелой женской идентичности. Эти этапы связаны между собой, таким образом, что от того, насколько полно женщина проживёт предыдущий этап, зависит возможность прохождения следующего.

Безусловно, важным этапом в становлении материнского поведения является период от зачатия до рождения ребёнка.

Р.В. Овчарова указывает, что период беременности определяется изменениями самосознания женщины, направленными на принятие новой социальной роли и формирование чувства привязанности к ребёнку. По характеру преобладающего переживания многие исследователи делят период беременности на три этапа: принятие женщиной решения о сохранении или прерывании беременности, начало движения плода, подготовка к родам и появлению ребёнка в доме [44].

Г.Г. Филиппова, Р.В. Овчарова, С.Ю. Мещерякова, Н.Ю. Герасимова, Л.Б. Шнейдер, В.И. Брутман, М.С. Радионова, С.А. Минюрова, Т.С. Зубкова, Н.В. Тимошина, А.А. Сараева, С.М. Дождева, Сосновская Н. выделяют в качестве важных факторов, влияющих в этот период на последующее материнское поведение, «желанность - нежеланность» ребёнка, особенности протекания беременности и субъективное переживание женщиной беременности. Наиболее благоприятной ситуацией для будущего материнского поведения являются желанность ребёнка, наличие субъектного отношения матери к ещё не родившемуся младенцу, которое проявляется в любви к нему, мысленной или вербальной адресности, стремлении интерпретировать движения плода как акты общения. Ощущения, которые испытывают женщины, вынашивающие желанную беременность, обычно эмоционально окрашены в приятные тона. В этот период беременности обычно возникает внутренний диалог матери с ребёнком. Если уже во время беременности женщина научится общаться с будущим ребёнком, то после родов ей наверняка будет легче понимать его [3; 8; 17; 20; 26; 39; 40; 44; 50; 52; 58].

По мнению Г.Г. Филипповой, понимание и удовлетворение потребностей детей - это и есть материнская компетентность.

М.Я. Студеникин приводит различия в психоэмоциональном состоянии беременных женщин, готовых и не готовых к материнству (таблица 1, приложение 1) [41].

В семидесятых годах XX века итальянский психоаналитик С. Фанти обосновал существование эмбриональной стадии психического развития человека. За основу будущего отношения матери к ребенку принимаются эмоциональные контакты матери с плодом, продолжающиеся в младенчестве. Этот опыт актуализируется во время беременности и отражается в содержании материнства.

С точки зрения социальной психологии материнство может быть рассмотрено как результат социализации женщины при формировании структуры личности во взаимодействии с микро и макро группами [57].

В.И. Брутман, М.С. Радионова считают, что отношения матери с ребёнком определяются её собственной историей, до и после рождения. Так, внутренние конфликты и тревоги, относящиеся к прошлым стадиям развития, оживают в данной кризисной точке человеческой жизни (беременности) и воздействуют на реальный образ ребёнка. Эти конфликты могут включать как положительные, так и отрицательные проявления как своего «эго», так и партнёра женщины. Для того чтобы могло сформироваться чувство привязанности к ребёнку, женщина должна во время беременности интегрировать реальность и подсознательные фантазии, надежды и мечтания, относящиеся к ребёнку. Таким образом, чувство привязанности матери к ребёнку возникает не вдруг - после его рождения, а проходит длительный путь становления [8].

Смысловое переживание материнства рассматривается С.А. Минюровой и Е.А. Тетерлевой как психологическое новообразование в сфере самосознания женщины, принявшей на себя родительскую роль. В структуре смыслового переживания материнства выделено четыре фактора: “сопереживание ребенку на основе собственного детского опыта - жесткая родительская позиция”, “поиск путей сближения с ребенком - отсутствие опыта решения подобных ситуаций в детстве”, “предоставление ребенку быть свободным от взаимодействия - наслаждение собственной свободой” и “вытеснение образа ребенка - неприятие собственной воспитательной функции”. Эти факторы рассмотрены как биполярные образования, отражающие столкновение смысловых позиций, центрированных вокруг проблемных мест переживания материнства [40].

Таким образом, в процессе беременности постепенно складывается образ себя, как матери.

Важную роль в формировании представлений о материнстве и будущем ребёнке играют знания, транслируемые через семейный фольклор, включающий в себя семейную историю и предания, традиции и обряды, образцы должного поведения (семейная модель материнства) и традиционные тексты (культурная модель материнства) [33].

Долгое время рождение и воспитание ребёнка считалось женским занятием. Роль отца сводилась, как правило, к поддержке жены и ограничивалась эпизодической помощью ей в рождении и воспитании ребёнка. Но рождение ребёнка - это кризисный этап не только в жизни женщины, но и семьи в целом. Следовательно, к рождению ребёнка должен быть готов и мужчина. [31].

Особенности отцовства, различные аспекты роли отца мало изучены, хотя данные вопросы являются актуальными и практически значимыми при составлении программ психологического сопровождения семьи.

И.С. Кон отмечает, что отцовство, как совокупность социальных и индивидуальных характеристик личности, включающих все уровни жизнедеятельности человека, связано с объективными характеристиками личности Для мужчины это проблема личностного развития, проблема принятия своих чувств и их контроля. Осознание себя отцом приводит к осознанию необходимости жить «правильно» [30].

Существует большая разница между мужчинами в принятии роли отца. Одни мужчины лишь декламируют своё отцовство, взваливая все проблемы, связанные с воспитание детей, на мать; другие же, наоборот, разбираются до тонкости в самых сложных вопросах воспитания.

В исследовании П. Поповой были выделены некоторые аспекты принятия роли отца мужчиной, это - уважение и привязанность к отцу со стороны матери;

- особенности родительской семьи мужчины и его отношений с отцом;

- возраст мужчины (не слишком рано, когда существует опасность легкомысленного отношения к отцовству и не слишком поздно, когда ответственность за судьбу детей может испугать);

- участие отца в общении с ребёнком до рождения и в период младенчества; участие отца в родах [46].

Для отцовско-детских отношений важным является оформление брака, - это означает, что отец живет с ребенком и имеет хорошие отношения с его матерью.

Н.А. Коркина считает, что современные отцы во многом менее авторитарны, чем даже поколение современных дедушек, более эмпатийны и знают больше о повседневных проблемах и заботах своих детей. Молодые отцы начинают посещать специальные курсы по подготовке к родам и родительству, присутствуют на родах. Всё чаще пары говорят "Мы беременны". Но, несмотря на всё больший вклад отцов в воспитание и уход за детьми, сильно распространён стереотип о неадекватности, слабости и отсутствии умений современных отцов. Отец, по сравнению с матерью, чувствует себя некомпетентным и неумелым при взаимодействии с ребёнком, и это может приводить к уменьшению или даже избеганию контактов с ребёнком [31].

Однако, согласно исследованиям А.А. Сараевой, экспериментально доказано, что психологически подготовленные отцы охотно любуются новорожденными, испытывают физическое удовольствие от прикосновения к ним и практически не уступают женщинам в искусстве ухода за ребенком. Это способствует и возникновению более тесной эмоциональной привязанности отца к ребенку. Предполагается, что, чем раньше отец приобщается к уходу за младенцем и чем увлеченнее он это делает, тем сильнее становится его родительская любовь [50].

Традиционные роли отца и мужчины оставались неизменными на протяжении многих поколений. В настоящее время стереотип отца претерпевает серьёзные изменения. Как указывает в своей работе Н.А. Коркина, раньше отец был воплощением власти и инструментальной эффективности, сейчас от мужчин ждут ласки и нежности, мягкой и активной заботы о детях, власть отцов в семье уменьшается [31].

Сегодня формируется новый тип отца, который психологически и эмоционально "участвует" в беременности, присутствует при родах, включён в кормление, лечение, игру и воспитание ребёнка.

О.А. Карабанова характеризует современный тип отцовства значительным разнообразием параметров участия отца в воспитании ребёнка, например:

доступность;

включённость в совместную деятельность;

ответственность;

мониторинг, то есть информированность о занятиях ребёнка, его местонахождении, интересах, желаниях, потребностях [27].

В детях отец, как и мать, видит возможность самоактуализации, и в силу этого на ребёнка возлагаются определённые отцовские ожидания в отношении его достижений, карьеры, результатов. В ребёнке для отца воплощена возможность продолжения рода.

По мнению психологов, родительская любовь имеет гендерную специфику. Так Э. Фромм отмечает, что материнская любовь по своей природе безусловна, не связана с достоинством и достижениями ребёнка. Отец же выполняет функцию социального контроля и является источником требований, норм поведения, санкций.

Отцовская любовь формируется на протяжении первых лет жизни ребёнка, она - требовательна, условная, это любовь, которую ребёнок должен заслужить. А мать изначально признаёт самоценность ребёнка и строит отношения по типу альтруистической любви, готовности к самопожертвованию, самоотдаче [60].

По мнению Ю.В. Борисенко, А.Г. Портнова, ребёнок вызывает эмоциональный отклик у отца далеко не всегда потому, что мужчине гораздо сложнее, чем женщине, воспринимать ребёнка как продолжение себя. Женщина подготавливается к общению с ребёнком задолго до его рождения и в процессе родов. В период беременности у женщины появляется новый сенсорный опыт, начинается процесс духовного принятия ребёнка. Мужчина отлучён от этого общения, поэтому чувство отцовства, эмоциональное восприятие ребёнка затруднено.

Следовательно, активное участие отца в воспитании маленького ребёнка способствует формированию надёжного типа привязанности, благополучному эмоциональному его развитию. Поэтому лучше с самого начала, когда это гораздо проще, входить в роль настоящего отца [6].

Чтобы отцы наравне с матерями были полноправными родителями, и их вклад в воспитание не ограничивался функциями обучения и контроля, необходимо включать мужчину в эмоциональное общение с ребёнком, и первичный уход за младенцем.

Таким образом, возникает модель отцовства, в рамках которой отец реализует новую модель эмоционального отношения к ребёнку - условную отцовскую и безусловно-принимающую материнскую любовь [21; 25].

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >