ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ К КУРСА

Лекция 1

Украина имеет свою богатую историю, на протяжении которой витворювалися высокие образцы материальной и духовной культуры, а в общей казны философской мысли весомый вклад принадлежит украинским мыслителям. Были в этой истории свои взлеты и падения. Как отмечал С. Ефремов, все "потерял украинский народ на длинном и трудном пути своем к настоящему положения: политическую самостоятельность и экономический достаток, свое право и образование, свои законы и суд, свою школу и интеллигенцию ... Имя даже свое потерял в непрерывной борьбе за национальную индивидуальность, сделался народом без фамилии "(Ефремов Сергей. История украинской литературы (от начала до Костомарова). - Мюнхен, 1989. - Т. 1. - С. 10).

За поисками причин объяснения изложенного С. Ефремовым как упрека прошлым и предостережения будущим поколениям далеко ходить не приходится. Выгодное географическое положение Украины, ее богатые природные ресурсы всегда вызывали посягательства на нее более сильных и милитарно организованных соседей, заярмлювалы, колонизировали ее, используя как разменную монету в своих политических комбинациях, пытались стереть в памяти народной все украинское, лишить украинского языка, культуры, превратить украинский народ в манкуртов. На наш взгляд, "троянским конем", который способствовал превращению украинском в народ "Иванов, что рода не помнят", стали различные концепции этногенеза восточных славян, которые составили этническую основу украинской нации.

В свое время М. Погодин выдвинул хитроумную и насквозь шовинистическую сказку-гипотезу о том, что до нашествия татаро-монголов украинском в Киеве не было, а были только русские, которые под давлением завоевателей отошли на север, а потом не захотели возвращаться с обжитых мест . Вакуум, который образовался в Киеве, был заполнен украинском, пришедших на Днепр с Карпат. Почти дословно, однако со ссылками на В. Ключевского, это примирительным обещаниям властей сказку-гипотезу воспроизвел в 1920 внук брата последнего вице-губернатора Украины князь А. Волконский в книге "Историческая правда и украинофильская пропаганда" (Турин, 1920), отдельные разделы которой под названием "О три ветви русского дерева и ... сепаратизм" опубликовал "Русский рубеж", специальный выпуск газеты "Литературная Россия" (1991 - № 7).

Волконский утверждал, что искать в истории России или малороссийской ее части оснований для украинских территориальных желаний или для создания из Украины самостоятельного государства - дело бесполезное. Русские, белорусы, украинцы жили в единой российском государстве, а украинский вопрос было разработано немецкими либералами, выработали план отколоть от России южную часть. Относительно украинского народа, то его не существует, а есть лишь малороссийское племя. Оно вытворилось на ветвях русского народа в xvi в. путем обратного движения к Днепру русского населения, изгнанного отсюда на Запад, в Карпаты и Вислы в XII-XIII вв. С начала своего зарождения и до политического объединения с Московским государством Малороссия никогда не была самостоятельной, не имела своего языка, культуры. Понятие "Украина", "Украинские" появились и стали широко использоваться только в период революции 1917

Украинский язык - это псевдоязык, малороссийское "наречие", которое существует не более четырех-пяти веков. И хотя в 1905 г.. Российская академия признала это "наречие" самостоятельным языком (что стало своеобразной реакцией демократической академии перед революционными событиями 1905 на некорректное отношение правительства к малым народам), этот язык осталась типичным "наречие", на котором говорят только простолюдины. Не нашла своего использования этот язык ни в культуре, ни в литературе. На этом языке писали только бытовые драмы, комедии, народные сказки, поэмы на местные простонародные темы. Из поэтов малороссийским "наречие" писал только Т. Шевченко, которого, по международным критериям, можно считать третьесортным поэтом. Культуры самостоятельной в Малороссии никогда не было. ее культура была неразрывно слита сто лет с польской и 250 лет с общерусской культурой, с которой культура Украины черпала и в нее вкладывала свои лучшие дары. Естественно, малороссийское "наречие" уступало первенства русском языке, поскольку любой провинциализм обречен стушеваться перед интересами всего государства и целого народа. При этом Волконский ни словом не упоминает о русификаторскую политику, запрет украинского языка и культуры, условий, в которых они вынуждены были "стушеваться" перед интересами всего государства и целого народа, произвольно обращаясь с истолкованием самих понятий "Малороссия", "Украина", " украинцы "относительно временных масштабов их возникновения.

Оставим утверждение Волконского на его совести, хотя взгляды такого характера настолько вошли в сознание россиян, они независимость Украины воспринимают как разрушение единого государства, единого общества, от которого отделилась клетка организма России. Характерно, что взгляды, сформированные в течение веков обыденным сознанием и идеологическими влияниями, присущи не только обывателю, но и известным представителям русской культуры - А. Солженицыну, М. Ростроповичу и др. Преодолеть их будет нелегко, если учесть, что в современных условиях к ним присоединяется противопоставление старой имперской высокомерия России и, как обратной реакции, недоверие к Москве, вызванной установившейся комплексом колониальной неполноценности Украины. Это противопоставление с распадом СССР не только не снимается, а наоборот, усиливается при поддержке средств массовой информации, деятельностью отдельных политиков как России, так и Украины.

Кроме сказки-гипотезы Н. Погодина, существуют и другие, более изощренные концепции-мифы относительно этногенеза восточных славян вообще и этногенеза украинского народа в частности, активно отстаиваются как зарубежными, так и отечественными учеными, публицистами, писателями. Наиболее влиятельные из них яфетська, иранотюркська, сармато-скифо-гуннского, норманская и кельтская.

Яфетська концепция подчеркивает, что украинский народ, как и ряд других славянских народов, ведет свою родословную от сына Ноя Иафета. Опираясь на библейские тексты, начиная с древних летописей ее придерживаются авторы православно-христианской ориентации (И. Огиенко, Е. Маланюк), чтобы доказать богоизбранности народов.

Иранотюркська концепция выводит название "Русь" от названия племен иранского происхождения роксолан, считая, что именно они и являются нашими предками. Наиболее последовательно эта концепция отстаивается украинским этнографом К. Сосенко на основе установления им общности элементов украинской культуры с древнеиранская, украинских религиозных обрядов, обычаев, символов, узоров с староиранськимы. На сегодня вывод о иранотюркське происхождения украинском стремятся доказать с помощью вновь обретенных тюркских источников, в которых указывается, что вся территория Украины 6 тыс. Лет назад входила в состав царства Великих Булгар, наследниками которых сейчас казанские татары и марийцы.

Сармато-скифо-гуннского концепция прежде всего отстаивается писателями и публицистами (вспомним известные "Скифы" А. Блока, произведения И. Дзюбы). По ее истоков, то они возникают из отождествления византийскими и готскими источниками соседних народов со скифами и Гуннами. В обнародованных своих выводах составляющей изучения генезиса Руси Г. К. Василенко показывает, что под именем Аттилы древневизантийским и готскими источниками выводится киевский князь Кий, нашими далекими предками есть скифы-гунны (Василенко Г. К. Руси. - М., 1990) . Для доказательства своего заключения Г. Василенко ссылается на отредактированные им и опубликованы отрывки из воспоминаний древнегреческого историка и дипломата Приска Понийського о путешествии византийского посольства в земли славян Поднепровья 448 г.. (Книжник. - 1991. - № 2-6).

Норман концепция связывает создание древнерусской государственности с приглашением варягов, кельтская концепция утверждает, что предками Украинский является кельтские племена древнеримской провинции Норика, жителей которых греческие хронисты называли славянами.

Следует отметить, что тенденция к выводу своей родословной от других «героических» народов, которые оставили заметный след во всемирной истории, свойственна также историкам, публицистам, писателям западноевропейских стран. Однако для них она стала основой для изучения истории своего народа, тогда как мы изучали чужую историю, не зная собственной, или пренебрегали ею. Зато с какой поспешностью хватались украинские магнаты и шляхта за сарматскую концепцию для доказательства своего превосходства над собственным народом, родства с польской шляхтой, заявляя, что польская и украинская шляхта в отличие от простого народа хамского происхождения ведет свою родословную от сарматов. Такое явление наблюдалось и при отстаивании казацкой старшиной своих прав на дворянское звание Российской империи. Правда здесь они были уже не сарматами, а хазарами.

Возможно, это соответствовало действительности, поскольку у нас пришелец всегда становился господином, а свой господин отказывался своего народа, в связи с чем, по справедливому утверждению В. Антоновича, у нас не было собственных высших сословий, элитных носителей и создателей духа национального, принципов национальной культуры. Если они появлялись, то уничтожались чужими панамы или своими "чужаками", что в сто раз были хуже чужих. Работа на "чужого" господина и привела к такому положению вещей, о котором писал С. Ефремов.

Обращаясь к указанным концепций, следует подчеркнуть, что при всей благородства помыслов показать "героичность" украинского народа, привязать его к другим народам, они возвращаются другой стороной - доказательством того, что мы не хозяева на своей земле, а гости, неспособные к сотворению чего-то своего, собственного, что все положительное в истории украинского народа заимствовано у других народов. Конечно, говорить об абсолютной чистоте Украинской расы, ее культуры - бессмыслица. В условиях тех огромных миграционных процессов, которые происходили на территории нашей Родины, можно найти археологические, этнические, антропологические и социокультурные факты в пользу каждой из приведенных концепций, а соответственно и противоречащих им. Ведь не только "зайди" и завоеватели приходили на нашу землю, но и выходцы из нее переселялись в другие места, создавая там новые цивилизации. Так, в 648-678 гг. В Малой Азии проживало около 100 тыс. Выходцев из славянских земель и сегодня многие придерживаются мнения о том, что Иерусалим был основан выходцами из нашей прародины. Разобраться в этом - дело историков, археологов, этнографов, специалистов культуры.

Повышение интереса к прошлому всегда наблюдается на крутых изломах истории, вполне закономерно. Прошлое тысячами нитей связано с современным, а глубокое основание накопленного предыдущими поколениями составляет самосознание этого духовного фундамента. Поэтому и необходимо постоянно, а не время от времени возвращаться к этому духовного фундамента, хотя делать это можно различными способами. Так, одни, опираясь на филологические студии, находят общие слова или их корни в тех или иных языках, обобщают это и делают вывод об общности происхождения тех или иных народов. Вторые идут по пути поиска исключений, специфичности и самобытности, ища их в прошлом, и требуют возвращения к нему. Третьи, изменив систему ценностей, исключительно ориентируются на диаспору, считая, что только она является носителем украинской души и украинской культуры, а в области политики и экономики призывают ориентироваться только на Запад. Связь с другими странами необходим, как и необходимо использование интеллектуального потенциала диаспоры. Однако надо учитывать то, что уже второе поколение (дети, рожденные в диаспоре) не имеет таких конкретных ощущений, как их родители, в восприятии национальной идентичности. Сама их национальное сознание имеет абстрактно-символический характер, преломляясь через ту культуру, в которой они живут и воспитываются (Нагорный В. К., Зелик И. В. Национальное сознание: старая тема, требующая нового освещения // Современность. - В 1992. - № 7. - С. 66). По неукоснительному подражания Западу, то, как отмечает Джордж Г. Грабович, это значит идти по уже готовыми рецептами или играть по давно установленным правилам, и эта игра всегда ведет к проигрышу, поскольку тот, кто делает это, бежит фактически на месте. Единственная альтернатива здесь - стать активным соучастником, внести свою часть в правила игры: своеобразие подхода, новые открытия и обобщения (Грабович Дж. Г. Плоды колониализма и ловушки постколониализма // Современность. - 1992. - № 7. - С. 63). Следует также учитывать, что Запад, Европа - это не просто географические понятия, но и определенный образ жизни, культура, которые складывались веками, определенный менталитет, в котором мы по своему уровню культуры были и будем маргиналами.

Верхом любой вульгаризации исторического процесса, отношение к прошлому и его проектирования на современность и будущее призыв "откреститься от ляхов и москалей" и других инородцев, их культуры и воздействий, признавать только исключительно украинское. В области науки такой подход приводит к обожания, табування предметов, связанных с украинской культурой и историей, историческими событиями и персонажами, наделение их ореолом святости, неприкосновенности и недоступности для критики. На этом основании осуществляется полная дискредитация не только "польского", "московского", но и всего украинского за российский и советский периоды, подвергается все это анафеме как национальная измена. Униженные теперь обожествляются, ценности недалекого прошлого заменяются верованиями идолами прошлого украинского, прежнее состояние унижения компенсируется некритическим подчеркиванием на национальных корнях и национальном прошлом.

Если в науке изложенное возвращается псевдоанализом, то в политике приобретает формы принципа "нация превыше всего", "чистоты нации", проявления действия которого отдельные в нашей действительности. К чему может привести такой вид "Украина-любства" и "ультрапатриотизму" как крайней формы проявления национализма представить нетрудно, а его абсурдность осознавалась еще выдающимися деятелями украинского национально-освободительного движения. Так, В. Липинский, задавая вопросы о независимости и самостоятельности Украины, развитие украинской государственности, подчеркивал, что добиться этого можно при условии, если в ней будут хорошо жить не только украинцы, но и другие народы, живущие на ее территории. Национализм он делил на государственно и державоруйнуючий, называя первый патриотизмом, второй - шовинизмом, отмечая, что национализм должен быть направленным на любовь к своим землякам, а не на ненависть к ним за то, что они не украинские националисты.

В. Липинский призвал направлять все чувства и разум на то, чтобы найти взаимопонимание, общий политический язык с местными "москофиламы" и "польонофилом", создать вместе с ними на украинской земле отдельное государство, достойное сожительства людей, живущих в ней. Мы еще вернемся к рассмотрению взглядов В. Липинского, его выводов, близко к которым были вынуждены сделать и дальновидные деятели и публицисты с УОН. Так, в Постановлении Третьего Чрезвычайного Великого Сбора УОН (1943 г..) Снимается сам термин "москаль", в порабощенных народов СССР засчитывается и сам российский народ.

В платформе Украинской Главной Освободительной Рады (УГВР) уже говорилось о московско-большевистский и немецко-гитлеровский империализм, но нигде не упоминается Россия, русские. Отмечалось, что УГВР одолевает к пониманию и стремится мирного сосуществования со всеми соседями Украины на принципах взаимного признания права на собственные государства в этнографических землях каждого народа. В Универсале УГВР снова подчеркивалось о необходимости жить в добрососедских отношениях и сотрудничать с другими народами, гарантировались полные гражданские права меньшинствам в украинском государстве в условиях признания ими освободительной борьбы украинского народа.

Известный подпольный публицист Иосиф Позычанюк (псевдонимы Д. Ш., Д. Шаха, Шугай) писал, что успех борьбы украинского народа за свою самостоятельность и независимость возможен только в условиях, когда украинская сторона перестанет пропагандировать расистский национализм и выработает универсальные идеи, которые будут иметь силу , которая мобилизует всех, включая русскими (Потичный П. Российско-украинские отношения в политической мысли украинского подполья времени второй мировой войны // Современность. - 1992. - № 7. - С. 15).

В условиях политической и экономической нестабильности национализм как своеобразная реакция общества на опасность и надежда на спасение или обновление нации существовал и будет существовать. Однако надо четко представлять, в какой форме он будет проявляться. Национализм как форма национального пробуждения, направленного на культурное пробуждение, утверждения национальной идентичности и укрепление социальной сплоченности, не имеет ничего общего с национализмом как формой утверждения расово-биологической превосходства одной нации над другой, то есть веры в назначение определенной нации господствовать над миром. С последней уже связывается творения "украинской идеи", "великодержавной Украины", ее мессианского предназначения в мире. Исторический опыт знает последствия проявления как первой, так и второй формы национализма.

Чтобы не попасть в плен к прошлому, надо идти дальше от него и руководствоваться историческим опытом. В контексте истории следует четко определить свое, то, что нам принадлежит непосредственно, и как мы используем то наследие, которое оставили нам наши далекие предки, что в то время не были ни украинском, ни русскими, ни белорусами в современном понимании. Здесь нам придется преодолеть ряд мифов и стереотипов, в том числе и тех, что сложились вокруг утверждение о Киевской Руси как колыбели трех братских народов - украинского, белорусского и русского, предварительно определившись с некоторыми терминами.

Как известно, по мере потери влияния скифов, сарматов, гуннов, по византийским и готскими традициями, именами которых назывались и славянские народы - наши предки, по последним закрепляется название русины, русичи, Русь. Слово "Русь", появившись еще в I в., Документально утверждается в иностранных источниках V в. по отношению к полянских племен, населявших Среднее Поднепровье, перейдя на название государства полян и земли, которые были ею заселены, где первенство повели киевский стол, родовое старшинство киевского князя. В научной литературе в начале XIX в. для обозначения этого государственного образования восточных славян утвердилась название "Киевская Русь". Согласно летописным данным в IX-XIII вв. термин "Русь" выступал в двух значениях: широком - по всем восточнославянских земель и узком - применительно к определенной их части, а именно Киевщины, Черниговщины, Переяславщины, которые в XI в. называют также Украину. В византийских источниках Константин Багрянородный за Среднее Поднепровье закрепляется название "Внутренняя Россия", этимологически связана с территориальными основами страны затем трансформируется в термин "Малая Россия". После того как митрополит Киевский и всея Руси в 1299 окончательно занял в Москве, галицкие князья добились от константинопольского патриарха для своей земли отдельной митрополии, которую патриарх назвал "Микро Русь", что означало "Малая Русь", митропольна Русь. Понятие "Малая Русь" с момента своего происхождения было исключительно связано с юрисдикцией митрополита и до XVIII в., Когда наше Отечество стали называть "Малороссией", не имело административного и этнографического нагрузки.

В исторических документах XVI-XVIII вв. восстанавливается функционирование названия "Украина", которая относится к пограничных земель между Московией, Литвой и Польшей, так же, как она использовалась во времена древней эпохи, то есть Киевская земля. Поскольку эта территория стала центром украинской народной жизни, то название "Украина" приобретает более широкого значения - национального имени, как ранее это было с именем "Руси". Старое название "Русь" нашего Отечества постепенно стирается из ее территорий, срастаясь с новым наименованием. Старое имя "Русь" вытесняется новым "Украина". Правда свои исследования по истории родной земли М. Грушевский продолжал называть "История Украины-Руси", а И. Франко свое Отечество называл "Русью". Что касается Московского княжества, то к XVI в. оно Русью не называлась и его за такую не сочли, хотя после бракосочетания с греческой царевной Зоей Иван III добивается признания титула "царя всея Руси", претендуя на все славянские земли. Россия и после этого не стала называться Россией. Еще при царе Алексее не было русских, а были московиты, рязанцы, новгородцы и др. Россия стала называться Россией только с XVIII в.

Следует отметить, что к отказу от старого названия нашего Отечества побудило колонизаторская политика Российской империи, согласно которой "малороссы" (именно так стали называть нас после вхождения большинства украинских земель в состав Российской империи) рассматривались как нечто более-стоит по сравнению с великороссами, " ветвь русского дерева ", которое не имеет своей собственной истории. Это утверждала официальная российская историческая наука, разрабатывая концепцию династичности российских правителей как прямых наследников киевских князей и Киевской Руси - колыбели трех народов. Выводя историю России с Киевской Руси, большинство российских историков (В. Татищев, Карамзин, С. Соловьев, Н. Ключевский и др.) Приходили к выводу, что Россия основана теми славянскими племенами коренного населения Киевской Руси, которые жили на своей собственной российской территории. Народ, входивший в состав населения Киевской Руси, был одноязычным, однородным, а затем из него возникли разноязычные, однако близки между собой народы. На самом деле основу российского этноса составляли не коренные племена Киевской Руси, а племена, жившие на ее окраинах, - вятичи, радимичи и др., Которые некоторые из русских писателей считал более славянскими, чем другие.

Исходя из изложенного, становятся понятными некоторые моменты, связанные с тезисом "Киевская Русь - колыбель трех братских народов: русского, украинского, белорусского". Справедливая в своей основе, этот тезис была доведена до абсурда великодержавной доктриной правящих кругов России, согласно которой "старший брат" - русский народ несет меньше братьям мир и покой, защиту и согласие. На самом деле это оборачивалось диктатом в отношении "братьев меньших" из-за присвоения себе монопольного права на их историю, культуру, на право распоряжаться собственной судьбой.

На правах сильного, "старшего брата", царское правительство России установил свое монопольное право на всю историю Руси, теоретически постулируя равенство, но на практике утверждая бесспорный российский приоритет. Считалось вполне естественным начинать историю России со времен Киевской Руси как магистрали русской истории, шла из Киева через Владимир в Москву, однако политически опасным было говорить о связи Киевской Руси с историей Украины. Менялись времена и уже "меньшие братья" начали отстаивать исключительное право на древнерусскую наследство, вопреки исторической действительности используя великорусскую историческую концепцию, схему непрерывной трансформации наследования власти одним государством от другой, на этот раз в другом направлении: Киевская Русь - Галицко-Волынское княжество - Большое княжество Литовское. Белые и черные пятна истории Украины заполняются псевдонаучными обобщениями и патриотическими мифами, которые, по оценке Л. Плюща, подобные оригиналов русских патриотических фальсификаций с теми же выводами: украинцы являются найсловьянишимы, древними, самыми культурными и т.д., а наши "хазары" с Рыцарства Святослава готовы к бою за Москву (см .: Плющ А. Имеет перспективы Украинский фашизм? // Современность. - 1993. - № 3. - С. 140, 149). Сегодня некоторые представители западных украинских земель претендуют на одноосибницьке представительство и провод в украинской культуре, образовании, политике, считают себя единственными защитниками всего украинского в противовес "восточным", которые продались "москалям".

Действительно, как отмечает Е. Маланюк, слишком много "властей" и "названий" понесла наша земля на протяжении тысячелетий ее бурной истории, хотя названия не меняют сути вещей. Были скифы, сарматы, гунны, варяги и другие отряды пришельцев, завоевателей, здобитчикив, не раз опустошали не только Русь, но и Европу. Однако они творили культуру, поскольку для этого требуется длительное время оседлости на земле, ее окультуривания. Поэтому приходится признать тот факт, что мы живем на своей земле автохтонно задолго до Иафета, гуннов, сарматов, скифов, варягов, «старших братьев». По данным этнографических, археологических исследований Петрова, продолжительность этой оседлости есть как минимум 7 тыс. Лет (Петров В. Происхождение украинского народа. - М., 1992). В течение этого времени наши предки пахали земли, культивировали города, определенный стиль жизни и мышления, свою ментальность, наиболее типичными признаками которой считаются: эмоциональность и сентиментальность, чувствительность и лиризм, чувство красоты, трудолюбие, любовь к родной матери-природы и своего Отечества, беспокойство и подвижность, индивидуализм и чувство свободы, громадоправство, недостаток авторитарной власти, свободолюбие, почти культовая гостеприимство и т.д. (См .: Маланюк Е. Очерки по истории нашей культуры. - М., 1992. - С. 10; Чижевский Д. Очерки по истории философии Украины. - К., 1992. - С. 64). Задолго до прихода варягов наши предки имели свою государственность, высокую культуру, веками освященные обычаи и традиции, широкие связи с соседними странами складывались не сразу и не сами собой.

Конечно, на всех русских землях уровень культуры был не одинаков. И, видимо, неслучайно, что среди них летописные источники выделяют полян. И хотя руками их авторов водила христианская традиция называть нехристиан "варварами", "язычник", однако нужно признать, что именно поляне были наиболее культурными среди других восточнославянских племен. От Полянского племени пошла Русь, от полян-киевлян пошли истоки архитектуры, живописи, музыки, литературы к разным народам, из которых позже образовался белорусский, украинский и, в известной степени, русский народы. По образцу Киева формировались княжеские "грады" - столице княжеств, к которым с него было вынесено гордое название "Русь". Именно в этом отношении была Киевская Русь "колыбелью трех народов", где украинский народ имеет ту высокую гордость, что является прямым носителем всей культуры Руси, однако не заявляет единоличных прав на нее, поскольку она имеет и других наследников в лице белорусского и российского народов. Что касается Украины, то можно привести слова россиянки Е. Ильиной: "Киевская Русь" приписана "на территории Украины, там жили и творили свою историю предки нынешних Украинский" (Лит. Украина. - 1991. - 26 сент). И мы их наследники. Это наша культура и наша история.

Разобравшись в сути предварительных замечаний, нужно выяснить еще ряд моментов. Мы тысячелетнюю историю, культуру, литературу. Какой же степени мы можем говорить об украинской философии, а соответственно об истории философии Украины? Относительно первой части вопроса Д. Чижевский писал: "Мы находимся в довольно затруднительном положении, когда захотим охарактеризовать Украинский философскую мысль, потому что мы можем с полной уверенностью сказать, что имеем здесь дело только с началами и прикидочными мыслей, которые могут быть развиты в дальнийшому философской творчестве украинских мыслителей будущего ". И далее: "... еще надо ждать своего" большого "философа. Тогда то оригинальное, может есть в зародыше в произведениях предыдущих мыслителей, выступит во весь рост, открыв глубины национального духа, не только перед всем миром, но и перед самим своим народом "[Чижевский Д Очерки по истории философии на Украине. - С. 13-14). Неоднозначный ответ мы также на Друи половину вопрос. Еще в первой половине XIX в. профессор Ришельевского лицея К.П.Зеленецким отмечал, что история философии у нас было не историей философского знания, а историей отношение к нему.

Предыдущие ответы заставляют нас поставить новые вопросы: что же нам осталось? если осталось, то в каком состоянии исследования оно находится? Оптимизм в ответе на поставленные вопросы добавляют нам авторы «Истории философии Украины": "Когда речь идет об истории философии Украины, то как и в истории других народов следует взвешивать на то, что необходимо учитывать продукты философского мышления, философской мысли в виде философских идей , что в фрагментарной форме имеющиеся в различных достижениях духовного творчества. Объектом изучения истории философской мысли в Украине является не только достижение научно-философского познания, приобреталось в украинской культуре, но и совокупность философско-значимых идей, которые в снятой форме отображались в всех сферах духовного творчества народа "{История философии Украины. - К. (1987 - Т. 1).

Если исходить из состояния исследований философской мысли, которую мы унаследовали, то придется признать: достижение здесь у нас значительно скромнее, чем в исследованиях истории Украины в целом, где мы имеем воспоминания С. Величко, Г. Полетики, М. Берлинского, "Истории Русов" псевдо Канского, достижения студий Н. Костомарова, М. Максимовича, В. Антоновича, М. Грушевского, Д. Яворницкого, В. Баталия, И.Крипякевича, И. Огиенко и других корифеев украинской исторической науки. Исследование развития философской мысли в Украине активизировалось только в советский период, однако в специфической для этого времени форме. Взгляды многих украинских мыслителей рассматривались под углом воздействия на них русских революционеров-демократов или марксистской философской традиции. При этом из поля зрения исследователей выпадал значительный слой мыслителей духовно-религиозного и идеалистического направления, взгляды которых рассматривались как нечто несущественное, лишено всякого философского содержания. Идеологическая нетерпимость возвращалась научной нетерпимостью, что было далеко от истины. Потери, понесла украинская культура в период сталинщины, и на сегодняшний день не поддаются учету.

Стремление к объективному освещению истории философской мысли в Украине наметилось во времена "потепление", закрепившись в 70-х годах, и продолжается в наши дни. Так, учеными отделения истории философии Института философии НАН Украины и Западного научного центра были расшифрованы с латинского языка тексты лекций профессоров Киево-Могилянской академии. Из печати вышел ряд работ, посвященных творчеству известных украинских мыслителей (Горский В. С. Философские идеи в культуре Киевской Руси XI - начала XII в. - М., 1989; Бондарь С. В. Философско-мировоззренческое содержание "Изборников 1 073 и 1 076 годов ". - М., 1990; Кашуба М. В., Паславский И. В., Захара И. С. и др. Философия Возрождения на Украине. - К., 1990; Ничья. М., Литвияов В. Д ., Стратий Я. М Гуманистические и реформаторские идеи на Украине (XVI - начало XVII вв.) - К., 1991 и др,). Изданы произведения Ф. Прокоповича, Г. Канского, памятники братских школ. Значительную работу в этом направлении проводит журнал "Философская и социологическая мысль" (до недавнего времени "Философская мысль"), на страницах которого растет количество публикаций по истории философской мысли в Украине, среди которых следует отметить работы В. С. Горского, М. Ничик , М. В. Кашубы, М. В. Поповича, С. Б. Крымского, Я. М. Стратий, Ю. В. Кушакова, М. И. Лука, М. Л. Ткачук, Л. П. Депенчук. В Киевском университете под руководством М. Ю. Русина работает кафедра истории философии и культуры Украины. Появился, наконец, доступ к изданиям из диаспоры, в частности произведений Д. Чижевского, В. Зиньковский. Заслуживает высокой оценки издание 3-томной "Истории философии в Украине".

Осмысление философских идей в духовной культуре Украины, творчества выдающихся украинских философов-профессионалов легли в основу предложенного курса лекций, сложившийся в процессе преподавания спецкурсов по истории философской мысли в Украине, который читался слушателям отделения журналистики Киевского института политологии и социального управления, чтение лекций на гуманитарных факультетах Черновицкого университета, спецкурса для студентов исторического факультета Киевского педагогического университета им. М. П. Драгоманова, курса лекций на философском факультете Киевского национального университета им. Тараса Шевченко.

Рекомендуемая и использованная литература

Берлин И. Национализм: отвергнута сила // Современность. - 1993. - № 3. Василенко Г. К. Руси. - М., 1990.

Волконский А. Н. Три ветки русского дерева и ... сепаратизм // Русский рубеж. - 1991. - № 7.

Грабович Джордж Г. Плоды колониализма и ловушки постколониализма // Современность. - 1992. - № 7.

Грушевский М. С. Очерки истории украинского народа. - М., 1990.

Ефремов С. История украинской литературы (от начала до Костомарова). - Мюнхен, 1989. Т. 1.

История философии Украины. - М., 1987. - Т. 1.

Каныгин Ю., Ткачук 3. Украинская мечта. - М., 1996..

Крипьякевич И. История Украины. - Львов, 1992.

Кулик В. Новый украинский национализм и три этажа вертепа // Современность. - 1993. - № 3.

Липинский В. Национализм, патриотизм, шовинизм // Современность. - 1992. - № 6.

Маланюк 61 Очерки по истории нашей культуры. - М., 1992.

Наливайко Д. Рецепция Украины в Западной Европе XVI-XVIII вв. // Современность. - 1992 - №2.

Петров В. Происхождение украинского народа. - М., 1992.

Плющ Л. ли перспективы Украинский фашизм? // Современность. - 1993. - № 3.

Забавный П. Российско-украинские отношения в политической мысли Украинская

подполья второй мировой войны // Современность. - 1992. - № 7.

Толочко О. Когда упала Киевская Русь? // Киев, старина. - 1992. - № 6.

Толочко П. Русь - Малая Русь - русский народ во второй половине XIII- XVII в // Киев, старина. - 1993. - № С

Чижевский Д. Очерки по истории философии на Украине. - М., 1992.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >