Кирилл Транквилион-Ставровецкий

Братский ученый (теолог, философ), писатель, церковно-образовательный деятель, издатель-печатник К. Транквилион-Ставровецкий стал одним из первых представителей направления тогдашней духовной культуры Украины, характерной особенностью которой был уход от присущего тогда украинским мыслителям резко негативного отношения к западноевропейской образованности . Отталкиваясь от отечественной традиции, а также переосмысливая достижения западноевропейского Возрождения, он прокладывал путь к формированию ренессансно-гуманистических идей в Украине.

Год и место рождения К. Ставровецкого неизвестны. Образование, вероятно, получил в Замойский академии, свободно владел многими языками, в том числе польском, латинском, греческом, старославянском. Его творчество было тесно связано с культурно-образовательной деятельностью Львовского братства и его школы, других братств, с развитием украинской культуры. В 80-х годах XVI в. К. Ставровецкий преподавал греческий и славянский во Львовской, а с 1592 в В членской братских школах, работал также в Киевском и Рогатинском братства. Организовал свою типографию, где напечатал книгу "Зерцало богословия" (Почаев, 1618), которая содержала изложение христианских догматов, элементов космогонии, сборник проповедей "Евангелие учителное ..." (Рахманов, 1619). В 1621-1625 гг. Был проповедником в Замостье. В результате конфликта с некоторыми православными иерархами, под влиянием резкой критики И. Княгиницким "Зерцало богословия" в 1626 перешел в унию, получил архимандрию Елецкого монастыря в Чернигове, в котором находился до конца жизни. В 1646 напечатал сборник прозаических произведений и стихов "Перло многоценноƀ", которая, как и "Евангелие учителное ...", была очень популярной среди простого народа в восточнославянском мире. Однако духовенство видело в этих произведениях всевозможные еретические высказывания. По царскому указу 1627 в России "Евангелие учителное ..." подлежало сожжению, а другие произведения К. Ставровецкого были запрещены. Умер 1646 в Чернигове.

В философии К. Ставровецкий придерживался неоплатоновского ориентации, рассматривая Бога как творца, мудрого художника, еманентне, всюдисутне мировое начало. Исходя из апофатической теологии и опираясь на Псевдо-Дионисия Ареопагита, он подвергал критике антропоморфное понимание Бога Св. Писания, а также в произведениях многих современных ему авторов. Лишая Бога антропоморфных свойств, он, как и Псевдо-Дионисий, отказывался от положительных черт Бога, подводя читателя к мысли, что наиболее адекватным способом постижения божественной сущности является последовательное отрицание любых свойств, атрибутов, которые наблюдаются и предусматриваются в вещах окружающего мира. Ставровецкий поддерживал мнение о неопределенности Бога, его недоступность для человеческих чувств и разума, таинственность, неуловимость, бесконечность, вечность, в соответствии с чем Бог представал в него как "существо пресущественное, албо битность над все битности, самая существенная битнисть, през это стоащая, простая , неплотная, без начала и без конца, без ограничания "(Из" Зерцало богословия "// Памятники братских школ на Украине. - С. 214). Уместно отметить, что понимание Бога как безличной силы, которую можно обнаружить через познание сотворенного мира, что было распространено в древнерусской традиции, дополненной позже учением исихастов, опиралось в Ставровецкого также на западноевропейские идеи пантеизма с его отождествлением Бога и природы. При рассмотрении вопросов "В разделению и неразделимости божества", "неслиянию персон боэъських", "сьединениы персон бозъских" он различал три ипостаси Бога в их единстве, где первой, высшей, является "отцовська лицо" и, ссылаясь на Псевдо-Дионисия Ареопагита, Василия Великого, Иоанна Дамаскина, утверждал, что ни одно из них не является ни первоначальной, ни последней, все уровни от начала и до конца, извечные и вечные, хотя и не сливаются в одно, потому что Отец является "нерождение", Сын - "рождении "Дух святой -" исхождение ", то есть критикуя арианство, он опровергал и верования, согласно которым существует не только святой дух, Который от Отца исходит, но и святой дух даров - благодать, происходит от Сына, с помощью которых Ватикан обосновывал власть папы.

Окружающий мир К. Ставровецкий рассматривал как созданную Богом единство времени и пространства. Вводя понятие "века", разделял мир на "предбудущий возраст, немиримий, къторого НЕ мерило солнце и луна бегом своим", "возраст при Богу безначальом, время долготы незминной, умом только отчасти постигаеться", "возраст пред созданием неба и земли бил без начала "; настоящий - "при создании неба и земли"; "Будущий - начало имеет, конца не могла будет имита никогда" [Там же. - С. 219).

Роглядаючы проблему "Бог и мир", Ставровецкий разработал учение о четырех мира: невидимый мир духовных сущностей, относящихся к духовной иерархии (ангелов, демонов) видимый мир - мир видимых вещей, в котором живет человек; малый мир - мир самого человека; злобно мир - мир сочетание злых людей с дьяволом, который является творческим началом зла. Опять же отрицание единственности мира не было новым для того времени в украинской философской литературе и, как мы видели, уже Ст. Зизаний отстаивал идею множественности миров. Сам Ставровецкий выбирает середину между единнистю и множественностью, настаивая именно на количественном ограничении множества - четырех миров, подобно тому деления, существовал в народном творчестве, в частности в апокрифах. Свое учение о четырех мира он изложил в "Зерцало богословия", тесно связывая онтологические проблемы с нравственными, эстетично утилитарным признанием мира как красоты и пользы. Описывая эти четыре мира, он показывал, что не весь мир есть зло, а выступает как добро и красота. Мир и природа перестают быть у него простым символом Бога, сливаются с Богом, сами превращаются в божество, откуда радостное и светлое мировосприятие Ставровецкого, представление о мире как невидимую красоту.

С точки зрения Ставровецкого, видимый мир, природа были созданы Богом для человека с целью прославления ней своего создателя. Его основу составляли четыре элемента: светлость огненная, "воздух", вода, земля. Из этих четырех элементов возникли все вещи: с "светлости огненой" - солнце, луна, звезды, весь мир видимого мира; от "воздуха" - Дыхание животного и одушевление зверями и птица, и мужу; от воды - два рода одушевленных: рыба и птица; от земли - Зверево четвероногие и древо плодовтие, и Симена различии "[Там же. - С. 226). Говоря о строении мира из стихий, Ставровецкий обращается прежде всего к античности, в частности к учению Аристотеля, воспроизводя аристотелевской концепции, склоняясь к его мнению о небо как некую субстанцию, которая отличается от элементов. В главах 6-10 второй беседы "О сотворении неба и земли, видимого сего мира и еще в нем" "Зерцало богословия" он подробно описывает названы первоэлементы большого неба, красоту его и всего видимого мира , его роскоши, изобилие, заготовленные Богом для человека. "Видимый сей мир, - отмечает Ставровецкий, - ни нем же, мы человёкы рождаемся, живем и Умираем от своего устроении и естества ест добр", его "с толишнимы красотами, с неизреченнымы сластьемы и с многими богатствами бог созда и готовом для Единственная, видимого и временного смертного тела ". Он -" прекрасное и пресвитлое место ". Это радостное, просветленное мировосприятие сближает Ставровецкого с мыслителями эпохи Возрождения, подобно которых при описании мира он сочетает учения античных философов и христианских авторов. Продолжая тему мироздания из стихий, он показывает их взаемопроникливисть и постоянную борьбу, благодаря чему все в мире, начиная от звезд и заканчивая самыми маленькими пылинками, имеет определенную целостность и единство, последовательность движения, определенную закономерность, предоставленных им Богом. Значительное внимание Ставровецкий уделял изображению явлений природы (грома, молнии), земли, океанов, рек, говоря о шарообразности земли, открытие Америки, ссылаясь на произведения западноевропейских естествоиспытателей и географов.

В центре внимания К. Ставровецкого все же находился не видимый мир сам по себе, а человек, учение о которой составляет содержание третьей беседы в "Зерцало богословия" - "В сотворен человека, которий малым миром нарицаеться". По традиции, идущей от стоиков, человека он рассматривал как двонатурну существо, созданная "с два битность разных" - тела и души. "Тело видимое, - отмечает Ставровецкий, - с чотирох элементов съставлено: пло-тьем земли, кровь от воды, Дыхание от воздуха, теплота от огня. Душа, же невидимая, разумная и несмертельная, ду-новение божбу в тело вложена" (Там же. - С. 235). С телом и душой связаны чувства человека, где "вкус" идет от земли, "обоняние" - яко вода, слишание же - яко воздух, принимает говори издалека и рассуждает их; Зрение - яко огонь - издалека видинием обьемлет всякое тело и осязает его; дотыкваня - вот живой души ". Этими чувствами человек воспринимает видимые и невидимые существа, двойственность" услаждение "- душевные (невидимые) и телесные (видимые).

Ставровецький- ученый подчеркивал не только на двона-турность человека, тела и души, но и отстаивал их единство, подчеркивая, что без тела и тех процессов, которые ему присущи, человек не может жить, а душа, в свою очередь, не может чувствовать , понимать, приобретать добродетели, приближаясь тем самым к свойственного мыслителям эпохи Возрождения признание гармонии души и тела. Как и большинство мыслителей того времени, он считал, что душа разлита по всему телу, которое и является товарищем души. Сам человек в своем "еьставе" с "горная часть небом и дольная землей", являясь одновременно светлым и темным, ангелом и зверем, духом и плотью, смертью и жизнью, где плоть есть смертная, а дух бессмертен, нетленный. Разделением человеческого тела на верхнюю часть - небо и нижнюю - землю Ставровецкий пытался обосновать единство микро- и макрокосмоса, приблизить человека к природе, воплотить человека в Бога, что имело важное общекультурное и философское значение. Воплощение Бога в человека открывало ей возможности также стать Богом, сделать человека высшей ценностью в мире, а человечность - неотъемлемым свойством человеческой культуры, придать проблеме души и тела как морально-этического, так и гносеологического звучание, что, собственно, было одним из важнейших элементов ренессансного гуманизма в творчестве Ставровецкого.

По К. Ставровецким, "ум" и "разум" - не единственное, ибо ум является "саморасльная души, то есть источник всякого разума чоловического. Разум же отвни въ душу приходит" [Там же. - С. 237). В соответствии с указанным он выделял врожденную мудрость, то есть врожденную способность, с помощью которой она может творить добро и зло, и высшую мудрость, которую называл мудростью что является даром и свойственна, как правило, пророкам или апостолам. Всего в "Похвале в премудрости троякие в возрасте сем явленной", вошедшая в "Перло многоцинное", он указывал на три премудрости: "первая найпреднийшая премудрость - в персоне сына божия. Вторая премудрость - дары духа святого, в душах пророческих и апостольских и богословских и в прочих свет, угодницех Бозкое. Третья мудрость - прирожоная в кожной души, годной и негодной "(Там же. - С. 247).

Высоко оценивая небесную мудрость, что есть в науке Сына Божьего и в дарах духа его святого, подчеркивая, что "никто такь НЕ ест любым богу, яко сей, который любит мудрость небесную", не меньшее значение придавал Ставровецкий и "мудрости прирожоной". В духе идей эпохи Возрождения он близко подходил к идее двойственной истины, одна из которых принадлежит богословию, что "ест ведомость и зрение невидимый бытность, нематериален вещей и смыслом нашим неподдеглих и бесплотних существ", "самая единственная ест съкровище света и познание мудрости небесной и источник разума ", вторая -" в фи-лозофиы, которую царие царствуют и сильный правду пишут и закон политический полагаю, а мучители землю держать ". Прославляя мудрость, с помощью которой люди узнают и развивают светские науки, создают законы, получают честь и славу, руководят государствами, К. Ставровецкий с пафосом утверждает: "Ты заблужедшим исправление Ты старым Укрепление Ты бодрость ленивым, Ты мужество трусливым Ты младенцем возраст и красота, Ты паниенства съкровище и высота, Ты нищих съкровище богатство вели Ты грустных и Плачущий вичнее веселие Ты сущим въ тьме безумия просвещения Ты прагнущих славы скорой насыщения Ты Хитроу ремесла показываешь мира ... "(Там же. - С. 248).

Миропонимания К. Ставровецкого, трактовка сути человека, утверждение ее активного земной жизни обусловили его социально-политические идеи, морально-этические взгляды, на которые повлияли традиции древнерусской эпохи, ренессансно-гуманистических и реформаторских идей. Как церковный деятель, он был убежден и убеждал других в том, что главным для человека "Бога знать и увидит эго правдиве", жить и действовать по законам Божьим с чистым сердцем, где чистое сердце означает смирение, "кроткисть", благожелательность всем всего хорошего , подвижничество, трудолюбие, пистництво, сдержанность ("въздержаництво"), трезвость, чуткость и внимательность в молитвах повседневных, нечистоту - зависть, гордость, гневливость, пьянство, кощунство. Именно последнее, как орудие дьявола, и является основой "злобная мира", ведет к моральному падению человека. "Злобная мир" - это мир богачей, светских и церковных владык, которые, приобретя богатства путем вымогательства, лжи, используют его в разврат, тщеславие, гордыню. Вместо того чтобы строить школы, типографии, обогащать науку, они все свое сердце и волю тратят на избрание, пьянство, приумножение дармоедов, угнетения своих слуг, подчиненных, на которых возлагают всякие повинности, заключают в тюрьмы и "в большей чисти верьте бессловных псов и лошадей, нежели брата своего и образ божьей ".

Выступая против такого положения вещей, осуждая его, Ставровецкий приходит к выводу относительно идеи равенства, братства всех людей, утверждая, что Бог создал людей равными и единственными, дарил им душу разумную, дал им все видимый мир и равные им небо, солнце, месяц. Кроме того, люди равны не только перед Богом, но и по своей природе, поэтому нужно сделать все, чтобы человек был человеком, братом и другом, потому что "варвар и скиф будет, аки Эллы и евревнин, аки раб и свобда брат Тебе есть" .

Прибегая к идеализации отношений в раннехристианской общине и хилистичних иллюзий, которые были присущи западноевропейским реформаторам, Ставровецкий воспроизводил на этой основе свой идеал общественной жизни как царства божьего, "Сиона", "Нового Иерусалима" как жизнь по правде. Жить по правде значит жить с чистым сердцем, подражать Христу, из совершенного Бога стал совершенным человеком, показал милость Бога, вырвал людей из тьмы, научил их жить в единой любви и согласии при лице Божием.

Спасение и совершенствования человека заключается в том, чтобы, познав себя, свою духовную сущность, она осознала важность человечности и человеческого достоинства, нравственного обновления как необходимой предпосылки религиозного обновления, активной деятельности, направленной на отстаивание интересов своей Родины, ее культуры, духовных традиций.

Отстаивая свой социально-этический идеал, Ставровецкий, в противовес средневековому аскетизму, утверждал право человека наслаждаться красотой земли и всем сущим, радостями телесных чувств. Способность человека наслаждаться красотой мира является, по мнению Ставровецкого, высоким даром, который человек не должен бороться в себе, а, наоборот, активно использовать. В соответствии с изложенным этического идеала Ставровецкий вводил принцип пользы как основы человеческой нравственности, где материальный достаток, созданный трудом собственных рук и ума, благодаря "художеств" или "земледƀльствия" вполне оправдывается с моральной точки зрения. Он решительно осуждал паразитизм, тунеядство, праздность, призвал возненавидеть "леность и празность проклятую". Его гневный голос и упрек, направленные против указанных недостатков, прозвучали едва ли не впервые в украинской философской публицистике. В повседневной трудовой деятельности на благо людей видел Ставровецкий смысл жизни человека, сам был образцом трудолюбия, подвижничества, высоко ценил свою работу, что было следствием присущих ему ренессансно-гуманистических и реформационных представлений о смысле человеческого бытия, он видел не только в служении Богу, но и в осуществлении человеком своего земного предназначения, активной деятельности, в том числе и художественно-творческой, где можно проявить мудрость человека, его знания, доблесть, благородство, талант, то есть тe ^ что могло естественное в человеке поднять до уровня божественного, удовлетворить ее стремление к земной славе, бессмертию ее имени. В этом он видел назначения своих произведений "Зерцало богословия" и "Перло многоцинное", в предисловиях к которым призвал не только прочитать их, но и с уважением относиться к их содержанию "большой горы ... мудрости небесной и дивниой мир разума» [Там же. - С. 209).

К. Ставровецкий осуждал лицемерие монахов, обманчивой тезисом о христианской простоту оправдывали свой отказ от полезного труда, подчеркивал, что смысл жизни заключается не в спасении пустыне говении, биениях поклонов, а в реальной жизни, где настоящая жизнь - это все "земные тягость ". Остро полемизировал он с теми, кто пренебрегал общественно полезным трудом, отрицал светские науки и образование, противопоставляя им "христианскую простоту", имея объектом своей критики именно аскетизм монашества и И. Княгиницкого. К. Ставровецкий считал, что простота бывает двоякая: первая - это святая простота, как подражание скромности и честности, а вторая - это невигласнисть и беспросветность ленивых людей, которые за красивым словом "христианская простота" скрывают свою духовную нищету и лень. По его мнению, работа не противоречит человеческой простоте и скромности, поэтому, как мы видели, прославлял в своих полемических произведениях науку и философию, показывал их пользу для блага повседневной жизни каждого человека и всякого общества. В утверждении жизненно ценностных ориентиров Ставровецкого роднило с ренессансными гуманистами обращение к языку, ее защита, использование в своих публицистических и научных произведениях. Пронизано живым духом пантеизма учение К. Транквилиона-Ставровецкого закладывало основы формирования пантеистической традиции в украинской философской мысли, что нашло воплощение в творчестве профессоров Киево-Могилянской академии, отразившись наиболее полно в творчестве Г. Сковороды.

Иов Борецкий

С деятельностью Львовской братской школы, развитием братского движения, школ и образования, формированием украинской духовной культуры, национально-освободительной идеологии тесно связаны жизнь и деятельность Иова (Ивана Матвеевича) Борецкого, украинского церковного, образовательного и культурного деятеля. Родился Борецкий в г.. Бирче (теперь село Городокского района Львовской области). Образование получил за рубежом. Высокообразованный человек своего времени, он был преподавателем Львовской братской школы, а с 1604 ее ректором. С 1610 - священник в Киеве, где основал приходскую школу, по его инициативе в 1615 была открыта школа Киевского братства. Назначен ее ректором, очень много сделал на этом посту для укрепления учебной базы школы (закупки учебной литературы, школьных принадлежностей). С 1620 и до смерти (12 марта 1631) И. Борецкий был митрополитом православной церкви в Киеве, ведя борьбу против католицизма и унии, выступая поборником образования среди народа. Призвал передовых деятелей того времени писать книги, открывать школы, сам перевел ряд произведений церковно-духовного содержания, написал несколько полемических произведений, в том числе и полемический антиуниатских произведение "Протестация".

В "Протестации", которую подписали другие православные иерархи, Борецкий обвинял польское правительство в ущемлении украинского народа, православной церкви, которые должны за "безбожников, хуже от евреев-караимов, от Арбан, лютеран, евангеликов и армян, которые в королевстве польском и княжествах русских и литовских проживают ", христиан притесняют хуже турок," хоть и мечом приняли греков, а религию их не преследовали ". С аналогичными обвинениями польских властей в надругательствах над украинским народом выступал Борецкий и в письме к литовского князя Хр. Радзивилла, отмечая: "на нас смотрят хуже, чем на предателей и пойманных преступников, хуже, чем за турок, хуже, чем за язычников, а мы народ верный народ невиновен, народ древне христианский, терпимо на собственной земле своей угнетения от этой Вавилонской блудницы, что впилась кровью ".

И. Борецкий добивался автономии с подчинением церковной власти, прежде всего епископской, только патриарху, или митрополиту, который был бы экзархом, то есть наместником патриарха в Украину. Обращаясь к историческому прошлому своего Отечества, обвинял тех князей киевских, которые, приняв христианство, настроили храмов, но не подумали о школах для народа, в результате чего русские попали под власть Речи Посполитой, часть народа покатоличилась. В дальнейшем это именно допустили русские вельможи, которые тоже не заботились о строительстве школ для простолюдинов, а искали науку римскую, своей не имея.

Полемизируя с католиками, Борецкий призвал не искать там истин церкви и науки, поскольку в них мудрость аристотелевская слово истины подменила. В борьбе с католицизмом и унией Борецкий стремился к воссозданию исторической правды, древних традиций духовной жизни украинского народа, утверждение их преемственности. Так, обращаясь к истории Украины, он пришел к выводу и подводил к этому своих читателей, что восточнославянские народы всегда были свободными, потому что составляли целостное государственное образование, которое и нужно восстановить в новых исторических условиях. При тогдашних условиях именно с этой точки зрения Борецкий был сторонником ориентации сближения Украины с Россией, которая отражала определенное состояние формирования политической ориентации братского среды за пределы несправедливых форм угнетения украинского народа. Он был не только сторонником этой ориентации, но и, как и некоторые московские публицисты XV в., Братские деятели, опирался на производимую ими идею непрерывной династической власти московских князей от времен князя Владимира, используя для доведения этой идеи Густинский летопись.

Названными мыслителями, культурно-образовательными, церковными и общественными деятелями не исчерпывается круг преподавателей Львовской братской школы. В разное время в школе работали или учились такие известные деятели украинской культуры, как Л. Зизаний, 3. Копыстенский, П. Беринда, Г. Дорофиевич, И. Копинский, П. Могила и др. Вроде Львовской была организована и школа Луцкого братства. Весомый вклад в развитие философского образования сделала Замойская академия, открытая 1595 в Галиции (на восточной окраине украинской этнической территории тогдашнего Русского воеводства в г.. Замостье). Образцом для нее стал Падуанский университет, программами которого она пользовалась. Значительную часть учебных программ занимали философские дисциплины - метафизика, физика, этика - с их ориентацией на усвоение элементов аристотелизма, в котором виделся путь к формированию собственных интеллектуальных позиций, начала основ профессиональной философии. Именно с Замойской академии вышло немало известных деятелей культуры и образования с широкой философской подготовкой: К. Транквилион-Ставровецкий, К. Сакович, И. Кононович-Горбацкий, С. Косов, И. Пзель и др. При этом, как мы видим, воспитанники Острожского центра, Львовской братской школы, Замойской академии не замыкались в стенах своих alma mater, а вели плодотворную культурно-образовательную работу в Украине, Беларуси, Литве, сыграв значительную роль в создании и деятельности Киевского братства, способствуя превращению Киева в начале XVII в. в культурный центр, оплот борьбы против антиукраинской агрессивной политики Речи Посполитой.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >