Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Информационная политика

Угрозы в информационной сфере

Рассмотрение этого вопроса следует начать не с позитива, а с негатива. Кассетный скандал продемонстрировал реальные, а не мнимые возможности Украины в области информационной борьбы. И это дает возможность четко сформулировать именно то, что на сегодняшний день не умеет делать Украина. Перечислим семь таких принципиальных просчетов:

1) неумение работать в ежечасно динамическом режиме, что связано с забюрократизированностью информационной сферы, где все требует согласования и никто не хочет брать на себя ответственность за те или иные принципиальные шаги;

2) неумение качественный информационный продукт, как оказалось в ситуации журналисты уже не «съедают» те сообщения со стороны власти, которые до этого распространялись довольно активно;

3) отсутствие в стране соответствующего учреждения или человека, которые бы несли ответственность за управление информационной сферой;

4) достаточно четко было видно, что может быть реализован российский вариант, который появился после гибели "Курска", когда речь шла о перерастании техногенной катастрофы в медиа-катастрофу, после чего В. Березовский и В. Гусинский покинули страну;

5) отсутствие системной работы по зарубежной общественным мнением, случайные информационные сообщения никогда не были эффективными;

6) неумение разговаривать с собственным населением, например, порождение опровержения более интеллектуально тяжелым информационным продуктом, чем порождение позитива;

7) силовые структуры не ведут собственной информационной работы, что приводит нежелание идти в армию, неумение разговаривать с населением в случае конфликта, как это было с ракетой в Броварах, которая попала не в жилой дом, а в украинскую армию, которая не знала, как себя защитить.

В целом следует признать, что информационная сфера не поддерживается у нас ни на уровне академической - мы не имеем исследовательских центров или институтов в этой сфере, ни на образовательном - мы готовим исключительно журналистов, а это другая специализация, ни на практическом - ведь государственное управление на сегодня заключается лишь в назначении того или иного лица на должность, а это ничто по сравнению с тем страшным объемом проблем, которые там есть.

Модельная информационная война против Украины уже состоялась. Если отойти от содержания обвинений, а присмотреться к тому, о чем говорилось и каким было реагирование государственных институтов, то все это выявило полную неготовность государства к информационной атаки. И для этого не надо искать, с чьей стороны шла эта атака. Надо просто пересмотреть свои механизмы такой работы. Можно сказать, что это касается исключительно невоенной сфере. К сожалению, в случае военной сферы мы можем иметь еще худшие результаты, потому что там будет работать более совершенный и более активный противник. Единственное, что работает в пользу военных, - это то, что, например, среди американских аналитиков появились мысли о том, что информационное доминирование, а это у них уставная требование в случае вооруженного конфликта, реально не дает тех результатов, которые ожидались. Т. Томас перечисляет целый ряд неожиданных последствий, например: ни С. Хусейн, ни С. Милошевич ни были смещены с должностей в результате применения силы, информационное доминирование не остановило распространение слухов или невыгодного для НАТО освещение в прессе, Россия прошла обучение на основе собственных ошибок в Чечне, на сегодня полностью изменив тип своей работы в собственном информационном пространстве. Этот опыт тоже дает Украине возможность построить собственные варианты информационного поведения в случае угроз.

На сегодня каждый участок этой сферы требует отдельных специальных разработок, наработки реального опыта. Можно назвать такие типы задач:

· Работа с противником, которая относится к психологических операций;

· Работа с собственными солдатами, которая ведется достаточно традиционно, что не является правильным;

· Работа с общественным мнением всей страны, например, отдельное направление - это обеспечение призыва в армию;

· Работа с международной общественным мнением, мы сегодня не продаем достаточно оружия еще и потому, что не ведем информационной поддержки этой работы;

· Информационная и дезинформационная работа, без которой невозможно любой этап военной операции.

Есть и собственно "пиаровские" задачи:

· Поддерживать статус армии в общественном мнении страны;

· Сделать сухопутные войска в общественном мнении вооруженных сил и всей стране важнейшим, самым активным родом войск, требует интеллектуальных умений.

Когда мы не занимаемся информационной поддержкой, за нас это делают другие. Армия, как и все государственные институты, теряет поддержку массового сознания, поскольку следует постоянно продуцировать информационные ситуации, которые позволят обществу позитивно смотреть на свою армию. Кстати, при сборе информации для воздействия на чужую аудиторию западными армиями, рассматривается вопрос, есть ли в обществе ощущение героизма относительно военных. То есть работа пресс-служб должна быть совсем другой, но не только их работа: сегодня каждый офицер вооруженных сил должен уметь работать с журналистами, видеть то, что могут увидеть они, работать именно в этих форматах.

В целом следует определить ряд параллельных этапов, которые бы позволили Украине выйти на принципиально новый уровень:

· Накопление чужого опыта;

· Переработка его под собственные задачи;

· Переобучение офицерского состава;

· Переобучение специалистов в области информационной / психологической борьбы.

Мы должны быть готовыми к проведению мониторинга информационного пространства как Украины, так и других государств во вполне конкретные задачи, поскольку каждый этап военного конфликта, начиная от подготовки к постконфликтного ситуации, имеет собственные типы чисто информационных задач. На сегодня информационная составляющая входит в стратегию и тактику современного конфликта. Ставится задача ускорения сбора и обработки информации, чтобы делать это быстрее противника. Американский цикл Сордо (наблюдение - ориентация - решение - действие) дополняется циклом СКОРД, где К означает культурная ориентация, поскольку зависимость мышления и даже программирования (относительно компьютеров) и к национальной ментальности.

Современные военные аналитики уже перешли от информационной войны к войне знаний как войны двадцать первого века. Поэтому аналитическая составляющая принятия решений тоже должно стать важной задачей информационной борьбы, поскольку противник будет пытаться вмешиваться в цикл принятия решений. Самым слабым местом на поле боя является не только ум солдата, но и ум офицера или генерала, принимает неправильное решение. Он будет делать так не нарочно, просто более информационно сильный противник "поможет" ему выйти на неправильное решение. Оценка информации, получаемой умение работать с не вполне достоверной информацией тоже становится важной задачей.

У Украины нет времени, чтобы догнать развитые страны в этом вопросе, хотя в США понимание этой проблематики тоже появилось только в середине девяностых годов. Мы выйдем на понимание этого еще позже, хотелось бы только ускорить эти процессы, сконцентрировав на них усилия и тот ресурс, который еще предстоит.

Если речь идет о войне знаний, то у нас возникают отдельные задания на каждом из уровней: солдата; офицера; разведки; лиц, принимающих решения.

Все они являются объектами воздействия другой стороны, все они реально не являются готовыми к распознаванию манипуляций другой стороны.

Мы должны хорошо осознавать, что процесс влияния идет по схеме:

Сначала появляется лозунг "Землю - крестьянам, фабрики - рабочим", что меняет модель мира, а уже потом имеет место революция. И здесь следует подчеркнуть, что Украина не занимается созданием и защитой собственной модели мира: мы не находимся только накрыты СМИ других государств, мы смотрим исключительно чужие фильмы, то есть и на уровне стратегической коммуникации происходит раздвоение, растроение нашего человека, которая по фильмам хорошо знает, что полицейский должен зачитать ей ее права, а агент ФБР вообще все раскроет, но для нее это все равно остается марсианскими знаниями, потому что не соответствует ее модели мира. И последнее. Достаточно серьезные разработки сделаны сегодня на тему мирной смены власти: никто не стреляет, а власть становится другой. Мы сами почувствовали это на себе, когда вечером ходили со словами "Ленин. Партия. Комсомол", а утром нас повели уже со словами "Рынок. Демократия. Капитализм". "И никто не заметил потери бойца". Все это существенно меняет наши представления о типах угроз, которые есть в современном мире.

Выборы в Югославии 2000 продемонстрировали, как соответствующее финансирование, научное обоснование и подготовка дают возможности изменить власть. 2 недели акций протеста после выборов, а ненасильственным акциям протеста специально обучали студентов на территории Венгрии, заставили власть отойти. В результате С. Милошевич, выдержал две войны и экономическую блокаду, сходит с арены. Сначала была забастовка мусорщиков, затем магазинов и аптек, потом таксистов, потом относились баррикады - и власть не знала, как реагировать, потому что ее механизмы рассчитаны исключительно на силовые действия. И только потом начали захватывать телевидение, но в то время силовые механизмы власти уже были небоеспособными. В шестидесятые годы мирно был отправлен в добровольную отставку президент Индонезии. И сегодня, после снятия срока давности из архивов, подробно известно, как действовали тогда спецслужбы Англии и США. То есть речь идет о действенные механизмы коммуникативной дестабилизации.

Таким образом, в список задач следует добавить еще два:

• защита принятия решений на всех уровнях, начиная с солдата, который сегодня может увидеть сфальсифицировано с помощью компьютера обращения к нему главнокомандующего со словами поражения;

• защита от дестабилизирующих процедур.

И первое, и второе задание не является, на первый взгляд, вариантами действий в силовом поле, где привыкли действовать военные, но последствия мы имеем те же, что и случае силового решения конфликта. И этот мирный список "военных действий" является достаточно большим и к нему тоже нужно быть готовым.

В США первые интересные разработки поступили из ВВС, это был 1995 год, Университет воздушных сил в Алабаме. Почему они пришли к довольно интересным результатам, которые задали методологический взгляд на всю эту проблему? И сегодня самые интересные собственно уставные разработки находят в них именно от ВВС. По нашему мнению, это случилось потому, что они разрабатывали такие проекты, как Война-2010 году или Война-2025 года. Все это дало возможность уйти от конкретики сегодняшнего дня и увидеть принципиальные различия войны нового типа, новой стратегии и тактики. И такой принципиально новый взгляд из будущего должен стать инструментарием для разработки собственных подходов и для Украины.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее