Феофан ПРОКОПОВИЧ

В вопросах соотношения философии и теологии, церковной организации, толковании ряда богословских догматов постоянным оппонентом и соперником ст. Яворского был не менее талантливый воспитанник Киево-Могилянской академии, а затем ее профессор Феофан Прокопович. Анализа жизни и творчества Т. Прокоповича посвящено немало работ как в дореволюционный (Ю. Самарин, И. Чистович), так и в советский периоды (В. Ничик, И. Ваня, А. Компан, И. Табачников и др.).

Т. Прокопович (Елисей Церейський - настоящая фамилия мыслителя) родился 18 июня 1677 (справочные издания - 1681 гг.) В Киеве в семье купца. Осиротев в три года, был взят под опеку своего дяди по матери Феофана Прокоповича, настоятеля Киево-Братского монастыря, ректор Киево-Могилянской коллегии. В 1684 он отдал своего семилетнего племянника в начальную школу при Киево-Братском монастыре, по окончании которой осенью 1687 перевел в Киево-Могилянской коллегии. После смерти дяди на способного юношу обратил внимание Киевский митрополит Варлаам Ясинский, который помог ему проучиться в 1696 после окончания философского класса (не прослушав следующего курса богословия) выбыл из числа студентов академии, чтобы углубить свои знания за рубежом. Для доступа в западноевропейские учебные заведения надо было принять униатство, что и сделал девятнадцатилетний юноша.

Во Львове местный униатский провинциал Зеленский поручил ему читать в одной из местных школ поэтику и риторику, а через два года вместе с лучшими выпускниками этой школы отправил в Рим. Осенью (14 ноября 1698) он стал студентом коллегии св. Афанасия, которая готовила проповедников для славянских народов. Здесь Т. Прокопович основательно изучал риторику, историю, философию, обращаясь не до комментариев античной литературы, а к первоисточникам. Много внимания он уделял изучению памятников старого и нового Рима, принципов папского правления и организации католической церкви. Время, проведенное в Риме, расширил его кругозор, обогатил знаниями греческого, латинского и итальянского языков. 28 октября 1701 (не прослушав и здесь курса теологии) порывает с католицизмом и убегает из Рима. Преодолевая трудности, пешком прошел Францию, Швейцарию, Германию, некоторое время учился в г.. Галле, познакомился с идеями гуманизма, просвещения, реформаторства, приверженность к которым сохранил на всю жизнь.

В 1702 г.. Прибыл в Украину, вступил в Киевское братство, приняв в честь дяди имя Феофана Прокоповича. В 1705 за ректорства Гедеона Одорского стал учителем поэтики, через год - риторики, а затем профессором риторики и поэтики. Своей проповедью в 1706 г. ". Словом похвальным в честь Полтавской битвы" обратил на себя внимание Петра I, который взял Прокоповича в Прутский поход. Вернувшись из похода, стал игуменом Киево-Братского монастыря, в 1710 г.. - Ректором академии, управляя ими в 1716 со славой, которой не имели его предшественники. В 1716 по вызову Петра переехал в Москву, а затем в Петербург, где стал советником царя по вопросам образования и церкви. Активный сторонник петровских реформ, Прокопович пропагандировал их назначение и смысл с амвонов петербургских храмов, участвовал в реформе церкви. В 1720 г.. - Архиепископ Новгородский, а в 1721 гг. - Вице-президент Синода.

Т. Прокопович был образованной человеком в России. Его библиотека насчитывала до ЗО тыс. Книг, среди которых были произведения Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Декарта и других европейских философов. Много внимания уделял развитию образования, организации школ. В селе Карповка он организовал свою собственную школу, из которой вышло много известных общественных и культурных деятелей России. Умер в Петербурге 8 (19) сентября 1736, похоронен в Новгороде.

Жизнь и деятельность Т. Прокоповича можно условно разделить на два периода: киевский и петербургский / В первом он выступал ученым, философом, во втором ему пришлось быть больше политиком, деятелем церкви, а наукой и философией заниматься время от времени. Как профессор Киево-Могилянской академии, Т. Прокопович направлял свою деятельность на утверждение принципов, которые были провозглашены великими учеными и философами Нового времени - Ф. Бэконом, Р. Декартом, Т. Гоббс, Г. Спинозой, Дж. Локком, что повели решительную борьбу за перестройку и очищение разума человека от "призраков" и препятствий для завоевания настоящей истины. Т. Прокопович стремился освободить естествознание, историю, литературу от схоластических канонов, гораздо расширив сравнению с предшественниками курсы физики, логики, геометрии, которые читал в Киево-Могилянской академии. Поддерживал учение Галилея, Коперника, выступал за право каждого познавать и защищать истину; начал преподавание математики и физики. Он читал эти курсы на уровне лучших образцов европейской учебной литературы того времени, стремился приблизить философию к точным наукам, связать логику и риторику с жизнью.

Практическая деятельность политика и богослова, стремление быть одновременно ученым и деятелем церкви в петербургский период наложили определенный отпечаток на взгляды Т. Прокоповича. Он пытался примирить веру с наукой, создать такую богословскую систему, которая не только допускала возможность развития науки, но и обосновывала приоритет светского начала над церковью в обществе, прежде всего в государственной жизни. Это и было положено в основу пе-тривськои реформы русской церкви. Осознав, что сила слова сильнее, чем сила оружия, Т. Прокопович своими выступлениями готовил почву почти для всех реформ Петра I, которые соответствовали его собственным взглядам и убеждениям. Он их не менял ни при Петре И, ни при Екатерине И, ни при правлении других правителей, хотя ему пришлось лавировать между ученым и деятелем церкви.

Онтологическую основу взглядов Т. Прокоповича составило учение о творении мира Богом, которому он оказывал Деистический направленности. Создатель мира, утверждал Прокопович, в процессе создания преследовал две цели: не создавать зря и сохранять ранее созданное. Всем созданным существам он предоставил определенное стремление и жажду собственного сохранения, создал вещи так, что когда одна вещь гибнет, то на ее место становится другая вещь, такая же по своей природе. Признавая Бога как творца, Прокопович отмечал, что мир материален по своей природе, а сама материя не создается и не уничтожается. Она развивается по своим закономерностям. Он решительно отвергал взгляды, в которых материя не имеет собственного существования, в том числе и взгляды Платона. "Мысль Платона, - писал Прокопович, - удивительна сказкой: он учит, что форма в идее его самого, что из источника, выливается в материю как в некое хранилище. Ничто не выливается из того, что есть не, разве что пустое бред, каков идеи Платона ". Ничто не возникает из ничего. Мир материальный. Материя едина и в льву, в камне, из материи состоит и человек. Возникновение и уничтожение, круговорот небес, движение элементов, активность и косность и другие текучести и возможности вещей происходят благодаря движению, которое является зачинателем всей жизни.

С материей и движением Т. Прокопович связывал пространство и время, указывая на их объективность, пропагандируя взгляды Аристотеля, Коперника, Галилея, Декарта, Лейбница, пытался толковать основные вопросы натурфилософии, к которой относился с большой симпатией, в духе науки Нового времени. В трактовке мироздания, учение о планетах, небесные светила, земные тела он ориентировался на достижения науки того времени, ссылаясь, в частности, труды Галилея, Коперника, доводя изменчивость небесных тел подобно земным вещам, подводил своих слушателей к идее общей сменности природы и ее развития, обеспечивалось силами и способностью природных вещей. Для обоснования своих взглядов философ постоянно ссылался на многочисленные наблюдения, опыты в области механики, оптики и тому подобное. Это были не только данные опытов Евклида, Архимеда, Пифагора, Аристотеля, Галена, Плиния, но и Бейля, Борелли, Галилея, Везалия, Декарта и других естествоиспытателей. Поставив вопрос о прерывание и непрерывность, конечность и бесконечность мира, высказывал мнение о множественности миров, которая была присуща взглядам Дж. Бруно.

Такие взгляды в значительной степени обусловили понимание Прокоповичем проблем познания, отношение науки и религии, разума и веры. По его мнению, между положениями Св. Писания, законами природы и разума человека не должно быть противоречий, поскольку они гармонично подогнаны самим автором. Когда между данными науки и текстами Св. Писания возникают противоречия, то это не значит, что выводы науки подлежат сомнению или отрицанию. В этом случае тексты Св. Писания надо толковать аллегорически, в соответствии с уровнем представлений и научных знаний современности. Утверждение науки остаются незыблемыми, если они вытекают из истинных ссылок, сделанные логически правильно. Именно так Т. Прокопович советовал относиться к учению Коперника, утверждая, что когда ученики и последователи его с помощью математики и физических аргументов доказывают истинность своего учения, то Св. Писание не должно быть для них препятствием. Он высоко ценил чувство и чувственный опыт, отмечая, что надо больше слушать тех, кто исследует природу тщательно и с помощью опыта, кто является учителем физики. Однако оценивая ощущения и чувственный опыт как основу научного познания, выше всего ценил ум, заявляя, что все должно пройти проверку умом. В общем познания Т. Прокопович рассматривал как сложный противоречивый процесс, где чувственное познание, восприятие вещей проста его участком, основой для деятельности разума, которая производит разумные понятия о сущности вещей, а от них доходит до выработки теорий. Абстрагирующая, обобщающая деятельность разума служит лучшему и более глубокому пониманию и познанию вещей природы и в наиболее высоких абстракциях нет ничего, чего раньше не было в ощущениях. Отсюда диалогичность общего И единичного, а критерием истинности знания возникают чувственный опыт, природа. Относительно теории, то она тесно и неразрывно связана с практикой, является реальной основой науки.

Т. Прокопович настаивал на том, чтобы технические достижения становились достоянием всего человечества, основой его деятельности. Заявлял, что учиться и чужом никогда не поздно, советовал не бояться нового, Иностранного, не стесняться брать все то лучшее, что есть у других народов. Вслед за Декартом высоко ценил принцип сомнения. Выступая против схоластики и слепой веры, он подчеркивал, что не надо верить никому, даже если он лично принимал участие в событии. Такие требования философ ставил в истории, предупреждая против легкомыслия в оперировании фактами, подчеркивая, что в истории должна быть единая цель - изображать все так, как оно происходило. Стремился освободить философскую мысль от схоластического средневекового догматизма, открыто ставил вопрос о свободе философии, о научной систематизации научного знания, не связывая себя даже с признанными авторитетами или принятым философскими системами, заявляя, что философия должна исходить во всех своих действиях только собственным умом, изучать природу и ее закономерности. Эта ориентация Прокоповича позже была продолжена в философских курсах С. Кулябки, М. Козачинского, Г. Конисского.

Взгляды Прокоповича на человека, государство, церковь были непосредственно связаны с его общественной деятельностью и направлялись в обоснование реформ Петра I, где он выступал головой "ученой дружины" - союза политических единомышленников, которые теоретически обосновывали необходимость этих реформ, защищали их. Поддерживая развитие науки, ремесла, искусства, вводя гуманистические светские элементы в образование, Прокопович еще не решался отрицать божественного создания человека, однако открыто высмеивал схоластические попытки поиска в человеке божественного образа, делал попытки показать, что человек величественная и славная своим умом, добродетелями независимо от божества. Человек, по Т. Прокоповичем, полна достоинства и значимости во Вселенной. Все достоинства и добродетели разделены в природе, в ней одной сосредоточены. Она является как бы другой, если не величественной, полнотой совершенства, равной всей природе, знаменнишою от самого неба. Высоко оценивая человека, Прокопович и требовал от нее. Он считал, что основой деятельности человека должно быть активность, честность, порядочность, добросовестность в выполнении своих обязанностей, где продолжительность прожитой жизни измеряется не количеством лет, а тем, что она сделала, какую пользу принесла людям и государству.

Характер деятельности человека Прокопович связывал с ее свободой, понимая последнюю как господство индивида над самим собой, его способность управлять своими действиями, эмоциями и страстями. Для углубленного раскрытия проблемы свободы он вводит понятие "произвол" как свойство разумной души, в частности свободы, которая, когда есть все условия для действия, может действовать или бездействовать, делать то или другое. Благодаря уму человек осознает не только свою свободу, но и влияния, вытекающие из желания, и одновременно сама может активно влиять на поведение других людей. Размышления об активности, деятельность человека, о его возможности благодаря умственные и свободы выбирать между добром и злом убеждают человека в ценности его земной жизни, показывают, что именно в этом мире человек может быть счастливым и должен искать земное счастье. Проблему счастья Прокопович связывал с проблемой жизненных благ, отмечая, что благо и счастье не совпадают, однако наличие материальных благ является необходимым условием для счастья. Счастье можно достичь удовольствием как телесных, так и духовных потребностей. Что касается чести, достоинства, славы лица, то они зависят не от его происхождения, а от собственных деяний, поступков, качеств, которые формируются в процессе человеческой упражнения над ее совершенствованием.

Учение Т. Прокоповича о государстве основывалось на представлениях о ее естественное прохождения, где он, как и другие гуманисты того времени, пытался опровергнуть теологическую концепцию общественного развития как Божьего промысла. Во-первых, одним из центральных положений его учения о государстве была идея единоличного правления царя, и неслучайно Прокоповича часто называют одним из теоретиков российского абсолютизма. Однако следует учитывать, что в условиях того времени, особенно управления Россией Тайным Советом, он прекрасно понимал, что лучше один тиран на троне, чем десять. Во-вторых, идеалом Прокоповича был не просто абсолютизм как таковой, а образованный, то есть представление о том, что во главе государства должен стоять просвещенный монарх, "философ на троне", у которого достаточно образования, воспитания и власти, чтобы планомерно направлять силы государства на свершения просветительских идеалов. Теорию этого просвещенного абсолютизма он разрабатывал на основе трудов Гоббса, Гроция, Пуфендора, представителей абсолютистского направления европейской школы естественного права. Обосновывая эту теорию, он опирался на Св. Писание как на самостоятельный источник доказательств. Каждое утверждение выводилось им как из Библии, так и из природного ума. При этом Прокопович утверждал, что хоть власть дана монарху народом через общественный договор, однако воля народа следует по воле Бога. Защищая абсолютизм и единоличную власть монарха, он доказывал правомерность и необходимость крепостничества, привилегия дворянства, хотя осуждал жестокое обращение помещиков к своим крепостным. Всего для Прокоповича каждое состояние, в том числе и духовенство, должно быть полезным государству, а светская власть должна стоять выше церковной.

Учение Прокоповича о государстве, подчинение церковной власти светской, а не наоборот, как это утверждал ст. Яворский, было той основой, которая способствовала секуляризации духовной культуры и жизни российского общества, чего до сих пор не могут простить ему иерархи русской православной церкви. О некоторых попыток излишне "украинизированных" писателей обвинить Прокоповича в тех или иных грехах, то трудно не согласиться с И. Чистовича, что другое время дал бы другое направление том большом дара, который имел Феофан и при более высоком, или в крайней мере, более спокойном состоянии общества, он использовал бы его на значительно более полезные цели (см .: Чистович И. Феофан Прокопович и его время. - СПб., 1868. - С. 577).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >