Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Информационная политика

Законодательство о диффамации

* {Диффамация - (от лат. Diffamo - лишаю доброго имени) - объявление (обычно в печати) действительной или ложной информации, порочащей честь и достоинство гражданина или учреждения, организации.}

Прежде всего следует рассмотреть, как классифицируют судебные процессы о диффамации. В данном случае рассматриваются несколько различных видов судебных процессов. В зависимости от интересов, защищаемых выделяют такие виды судебных процессов (исков):

· Иски о защите чести отдельной личности. Имеется в виду защиту от распространения ложной информации. Иски этого вида могут быть гражданскими или уголовными;

· Иски о защите чести отдельной личности. Имеется в виду защиту от высказываний, порочащих честь отдельной личности, будь то высказывания, распространяемые либо не распространяемые третьими лицами. Или они выдумкой о якобы реальные факты или выражением личного мнения - значения не имеет. Иски этого вида могут быть гражданскими или уголовными;

· Иски о защите государственных служащих, учреждений или символов. Имеется в виду защиту отношение к государственным институтам с уважением. Есть высказывания выдумкой о якобы реальные факты или выражением личного мнения - значения не имеет. Эти иски рассматриваются по уголовным законодательством;

· Иски о защите групп лиц, различающихся по признакам расы, национальности, религиозной принадлежности, пола или по другим признакам. Эти иски также рассматриваются по уголовному законодательству.

В разных странах Конституции Германии, США и Швеции предлагают средства конституционной защиты чести и достоинства человека. Конституция Германии гарантирует такую защиту. В Швеции такая защита установлено Законом о свободе прессы, что является составной Конституции. Учитывая внимание, уделяемое в этих странах праву прессы распространять, а общественности - получать информацию и знакомиться с разными мнениями, конституционное право на защиту репутации не дает преимуществ истцам по делам о клевете.

В большинстве стран клевету является и преступлением, и гражданским правонарушением. В некоторых странах, где ранее уголовные дела по таким вопросам были обычным делом, наблюдается тенденция к более активному использованию гражданского законодательства (например, в Австрии). В других странах гражданские процессы в течение длительного времени были более распространены (Австралия, Канада, Нидерланды, Норвегия). В США уголовные законе о клевете перестали применяться в 1950-е годы (и были бы сегодня признаны неконституционными, кроме норм, применяемых к заявлениям, способных привести к нарушению общественного порядка). В Великобритании нормы, связанные с клеветой, остаются частью общего права и фактически не используются в последние годы. Во Франции, Германии и Швеции уголовный и гражданский процессы могут проходить одновременно и рассматриваться одним составом судей. Причем в уголовном процессе подсудимому может быть присуждена штраф в пользу государства, тогда как в гражданском процессе денежные выплаты начисляются в пользу потерпевшего.

В ряде стран установление истины, подтвержденной фактами, обеспечивает полную защиту от обвинений в клевете (Австрия, Германия, Великобритания, США). В Германии и Австрии истец несет бремя доказательства того, что факты, которые нанесли ущерб, ошибочны. В США также истец должен доказать ошибочность утверждений, по крайней мере когда это затрагивает общественные интересы. Во Франции установления истины обеспечивает защиту, кроме тех случаев, когда факты имеют срока давности более десяти лет, когда они нарушают право на частную жизнь, касающиеся правонарушения, по которому есть решение о помиловании, превышающий срок давности, установленный законом, или втягивает человека, которую было оправдано. Как в Великобритании, так и во Франции ответчик несет бремя доказывания правды. Слабость этого требования заключается в том, что ответчики-журналисты обычно ссылаются на конфиденциальные источники информации.

Даже если факты отражены неправильно, в большинстве стран журналиста не будет признан виновным, если ему не удалось проверить их должным образом (Австрия, Франция, Германия, Нидерланды, США). Более того, в Германии истец должен доказать, что клеветническая публикация была преднамеренной или вызвана небрежностью. На практике, однако, суды более склонны трактовать сомнительные случаи в пользу прессы. В Австрии и Нидерландах ответчик пресса несет бремя доказывания добросовестности и общественного интереса; в Нидерландах журналисты демонстрируют высокий уровень добросовестности при более серьезных правонарушениях. В Швеции ответственный редактор должен доказать, что публикация оправдана (т.е. общественный интерес к информации более весомым, чем интерес по защите возбужденного лица) и информация была искренней или опубликована в общепринятой форме. Таким образом, например, публикация информации о незначительном налоговое мошенничество политического деятеля, была бы оправданной, а публикация подобной информации о частной лица - такой не была. Некоторые страны защищают привилегии для правдивых и точных сообщений о слушании суда, парламентских сессий и других случаев, указанных в соответствующих нормативных актах (Австралия, Великобритания).

В США дело не открывают при отсутствии ложного утверждения о факте. В некоторых странах общественный интерес оправдывает публикацию оскорбительных мнений (Австрия, Германия). Мысли в контексте политических дебатов, особенно высказанные против политика или общественного деятеля, является предметом специфической защиты (Австрия, Германия, Франция). В Австралии, Канаде и Великобритании "справедливый комментарий" служит защитой, если он основывается на фактах, изложенных с искренностью или в самой публикации, или на них ссылаются достаточно четко.

В некоторых странах от истцов, что являются должностными лицами, политическими деятелями и / или другими общественными деятелями. требуют более высокого уровня доказательства или фактического опровержения по поводу как ложных фактов, так и критических мнений. Несколько стран применяют концепцию о общественных деятелей. Во Франции общественные деятели определяются как лица, выполняющие общественную функцию. К категории таких лиц включают министров, членов парламента, государственных служащих, а также любых общественных деятелей или лиц, выполняющих общественный долг, даже на временной основе (например, присяжный засидач или свидетель). На практике от политических лидеров, которые не входят ни в одну из указанных категорий, также требуют высокого уровня доказательства.

Доктрина общественного деятеля наиболее разработана в американском праве, определяет общественного деятеля как каждого из тех, кто "благодаря своему положению имеет такое влияние, что считается общественным деятелем для всех целей" или тех, чья "деятельность влияет на решение общественно важных проблем". Подобно должностных лиц, общественные деятели имеют доступ к средствам информации, чтобы противодействовать ошибочным утверждением.

Остановимся более подробно на рассмотрении этого вопроса. Так, по решению Верховного суда США есть две категории истцов. Одним следует доводить одну меру вины, другим - другую. К первой категории относятся государственные деятели (например, выбраны лица, государственные служащие, включая полицейских и даже учителей государственных школ), публичные деятели (например, знаменитости, звезды спорта и экрана и т.п.) и публичные лица меньшего масштаба (те, что попали в поле зрения общественности в связи с каким-либо событием, которое вызвало интерес; в рамках свободы слова по данному вопросу они общественные деятели). Поскольку эти люди, как правило, специально ищут общественного внимания, обычно имеют доступ к средствам массовой информации и могут ответить на критические замечания в свой адрес, а высказывания о таких людях часто очень интересные для широкой публики, то если они выступают истцами по делу о клевете , им трудно доказывать степени вины ответчика. Они должны доказать, что утверждение в их адрес было высказано с "явным злым умыслом", то есть у ответчика были серьезные сомнения в его достоверности или веские основания считать его ошибочным. В общем, истцу приходится доказывать, что в момент высказывания (или публикации) у ответчика были серьезные сомнения относительно соответствия его истине. К другой категории - частных лиц - предъявляются несколько облегченные требования. Доказательство вины ответчика для них сводится преимущественно к доказательству степени недобросовестности, с которым журналист отнесся к публикации статьи. Ему обычно приходится отвечать на следующие вопросы: принимал ли он интервью в достаточного количества людей, имеющих информацию по этому вопросу, были ли это люди надежные (или, не было в них предвзятости относительно истца), были в журналиста соответствующие документы ?

Иск о клевете иногда подается даже в том случае, если изложенные факты являются точными и соответствуют действительности. Так, например, два предложения, поставленные рядом так, что приобретают характер клеветы, дают основание подать иск, даже если каждый из них - правда. Характер клеветы может иметь также фраза: "Вчера вечером мэр не имел любовной связи на стороне", потому что имеется в виду, что в другое время у него были любовные связи. В некоторых штатах закон не позволяет общественным деятелям искать восстановления поруганной чести на основании намека, порочащей или подтекста, особенно в том случае, когда печатный орган, по всем признакам, не давал своего одобрения. В других же штатах иски на основании намеков или подтекстов рассматриваются так же, как другие иски, даже если технически все изложенные факты соответствуют действительности.

Как правило, правительство и правительственные органы не вправе подать иск о клевете. В этом назначение первого исправления: оно поощряет критику правительства. Отдельные правительственные чиновники, наоборот, вправе предъявлять иск о клевете. Как уже отмечалось, они при этом сталкиваются с особыми трудностями: им надо доказывать наличие явного злого умысла того, кто опубликовал выдумку, которая их позорит, и у него при этом были серьезные сомнения в правдивости этой информации.

До сих пор речь шла о гражданских дела, в которых один человек, физическое или юридическое, ищет возмещения денежных убытков другим лицом. По американской конституции истцу практически невозможно наложить запрет на публикацию, даже если он знает, что напечатано или передано по радио или телевидению будет иметь к нему клеветнический характер. Такого рода "предыдущая запрет" не желательна и не является достаточным средством защиты при иске о клевете. Даже если на карту поставлена государственная тайна, как в деле о документах Пентагона, нельзя запретить объявлять правдивую информацию, заслуживает опубликования. Клевета не является уголовным преступлением. За последние годы не было ни одного случая уголовного преследования за клевету или диффамацию. Это вполне соответствует представлению о том, что власти не вправе наказывать за высказывания мнений.

Своеобразие шведского законодательства, как и американского, в отношении компаний, организаций и правительственных органов также заключается в том, что они не имеют права возбуждать дела о клевете. Как результат, пресса имеет значительную свободу в исследовании и критике деятельности правительства, бизнесменов и других учреждений. Пресса, однако, по добровольным Кодексом прессы имеет профессиональное этическое обязательство предоставлять учреждениям право ответа на опубликованную информацию, их касающейся.

В ряде стран сохранились законы, относят к преступлениям публикации, оскорбляющие национальное правительство, его членов, государственные символы (включая герб, флаг и гимн), монарха или главу правительства, законодательный орган, суды, армию, представителей иностранных государств (это Австрия, Франция, Германия, Нидерланды, Норвегия, Испания). Однако, во всех странах (кроме Испании) такие законы больше не применяются, а обида является наказуемой, только если она подпадает под закон о клевете. Конституционный суд Германии установил, что использование таких законов для ограничения свободы слова и вне закона о клевете неконституционно. Испания проявляет большую терпимость к оскорблениям даже по отношению к королю. В Швеции последние законодательные нормы, защищающие правительственные учреждения от образ, были отменены в середине 1970-х годов на основании того, что в демократическом обществе правительственные учреждения должны быть открытыми и подвергаться любой критике, даже если она основана на лжи. В США решениями Верховного Суда допускается любая критика или оскорбительные высказывания в адрес правительства, а также любых государственных учреждений или символов.

В некоторых странах действуют законы, ограничивающие свободу прессы по выражение поддержки терроризма и признают, что конституционная защита свободы печатных средств несовместим с ограничением на публикацию данных о террористических организациях, включая заявления самих этих организаций, если они не поддерживаются редакцией. Например, в Испании Конституционный суд в 1986 году в своем решении не утвердил обвинительный приговор редактору, что опубликовал заявление организации сепаратистов.

В Канаде и Великобритании законы о таких преступлениях, как распространение подстрекающих документов или пропаганда идей, которые подрывают интересы государства, больше не применяются, а в США признаны неконституционными. На смену им пришли законы, запрещающие пропаганду тогда, когда публикация подстрекает к общественному беспорядку.

Как своеобразный итог современного отношения к проблеме диффамации, рассмотрим Декларацию о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 на заседании Комитета Министров Совета Европы. Эта Декларация подтверждает первостепенное значение свободы выражения мнений и информации, в частности, с помощью свободных и независимых СМИ, для обеспечения права общества на получение информации, имеющей общественное значение, и осуществления контроля за решением общественных и политических вопросов, а также для обеспечения подотчетности и прозрачности органов политической власти, органов государственной власти, без ущерба для действующих в государствах-членах законодательных норм о статусе и ответственности государственных должностных лиц.

В документе одновременно напоминается о том, что свобода выражения мнений предполагает наличие чувства долга и ответственности, о чем должны помнить работники СМИ, о том, что она может быть ограничена на законных основаниях в интересах поддержания баланса между реализацией этого и других основных прав, свобод и интересов, охраняемых Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Под "политическими деятелями" понимают лиц, являющихся кандидатами или избранные в политические органы, или прекратили работать в них, или выполняют политические функции на местном, региональном, национальном или международном уровне, либо имеют политический влияние; под "государственными должностными лицами" - лиц, занимающих государственные должности или осуществляют государственные властные полномочия на этих уровнях. Все они наделены основными правами, которые могут нарушаться в результате распространения в СМИ информации и мнений о них.

Хотя в некоторых правовых системах по политическим деятелями и государственными должностными лицами по-прежнему сохраняются определенные правовые привилегии, направленные на ограничение распространения в СМИ информации и мнений о них, это несовместимо с правом на свободу выражения мнений и информации, которые гарантированы ст. 10 Конвенции. Кроме того, право на осуществление общественного контроля над решением общественно значимых вопросов может содержать право на распространение информации и мнений о лицах, не являющихся политическими деятелями и государственными должностными лицами.

В Декларации особое внимание обращается на такие принципы, касающиеся распространения информации и выражения мнений о политических деятелей и государственных должностных лиц в СМИ.

И. Свобода выражения мнений и распространения информации с помощью СМИ

Плюралистическая демократия и свобода политической дискуссии требуют, чтобы общество получало информацию по всем вопросам общественной жизни, предполагает право СМИ распространять негативную информацию и критические мнения о политических деятелях и государственных должностных лиц, а также право общества знакомиться с ними.

II в. Свобода критики государства и общественных институтов

Государство, правительство и любые другие институты исполнительной, законодательной и судебной власти могут подвергаться критике в СМИ. В связи с их господствующим положением эти институты не должны быть защищены с помощью уголовного законодательства от клеветнических и оскорбительных утверждений. Причем, в тех случаях, когда эти институты пользуются такой защитой, он должен применяться ограниченно, чтобы никоим образом не ограничивать свободу критики. Лица, представляющие эти институты, сохраняют право на индивидуальную защиту.

ИИИ. Общественная дискуссия и контроль за политическими деятелями

Политические деятели решили заручиться общественным доверием и соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии, следовательно, общество может осуществлять за ними строгий контроль и энергично, жестко критиковать в СМИ то, как они выполняли или выполняют свои обязанности.

IV. Общественный контроль за государственными должностными лицами

Государственные должностные лица должны согласиться стать объектом общественного контроля и критики, в частности посредством СМИ, о том, как они выполняют или выполняли свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения открытого и ответственного исполнения ими полномочий.

V. Свобода сатирических выступлений

Юмор и сатира, охраняемые ст. 10 Конвенции, допускают высокую степень преувеличения, даже провокации, при условии что общество не вводится в заблуждение относительно фактического положения дел.

VI. Репутация политических деятелей и государственных должностных лиц

Политические деятели не должны пользоваться большей защитой своей репутации и прав, чем другие граждане, и поэтому в соответствии с нормами национального законодательства за критику политических деятелей к СМИ не должны применяться более суровые меры наказания. Этот принцип также распространяется на государственных должностных лиц; отступления от него допустимы лишь в строго ограниченных случаях, когда это необходимо в интересах надлежащего осуществления государственными должностными лицами своих полномочий.

VII. Защита частной жизни политических деятелей и государственных должностных лиц

В соответствии со ст. 8 Конвенции частная и семейная жизнь политических деятелей и государственных должностных лиц должно быть защищено от освещения в СМИ. Однако информация об их частной жизни может распространяться в тех случаях, когда есть общественная обеспокоенность непосредственно о том, как они выполняли или выполняют свои обязанности, с учетом необходимости избегать причинения ненужного ущерба третьим лицам. В случае, если политические деятели или государственные должностные лица обращают внимание общества на те или иные стороны своей частной жизни, СМИ имеют право подвергать их тщательному анализу.

VIII. Средства защиты от противоправных действий СМИ

Политические деятели и государственные должностные лица должны иметь возможность пользоваться теми же средствами правовой защиты от нарушения их прав со стороны СМИ, и частные лица. Размеры компенсаций за нанесенный ущерб и штрафов, взимаемых за клевету или оскорбление, должны быть соразмерны степени нарушения прав и подрыва репутации других лиц, с учетом любых возможных добровольных компенсаций, предлагаемых самими СМИ и принятыми потерпевшими. За клевету или оскорбление с использованием СМИ не должно назначаться наказание в виде лишения свободы, за исключением случаев, когда такая мера наказания крайне необходима и соразмерна степени причиненного вреда, особенно в тех случаях, когда в результате распространения СМИ клеветнических или оскорбительных высказываний, например, направленных на разжигание ненависти, было допущено серьезное нарушение других основных прав личности.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее