Григорий Сковорода

Родился Григорий Саввич 22 ноября (3 декабря) 1722 в с. Чернухи Лубенского уезда на Полтавщине в казацко-крестьянской семье. Начальное образование получил в сельской школе и путешествующих дьяков. В 1734 г.. Был принят в Киево-Могилянской академии, где учился до 1741 p., Возвращаясь снова к ней в 1744-1745 и 1751- тысяче семьсот пятьдесят три pp. В 1741-1744 pp. служил певцом придворной капеллы в Петербурге, а затем в составе посольской миссии (1745-1750) находился в Венгрии, путешествовал по Австрии, Словении, Польши, Италии, частично Германии. Есть предположение, что Сковорода слушал Канта. Вернувшись в 1753 гг. На родину, вступил в должность учителя поэтики Переяславского коллегиума. Столкновения с епископом Никодимом Стрибницьким заставили его уйти из коллегиума и стать домашним учителем помещика Степана Томари (1757-1759). С 1759 по 1766 гг. Преподавал в Харьковском коллегиуме. За это время побывал в Москве, обошел пешком всю Слободской Украины. Не найдя общего языка с официальными наставниками, Сковорода полностью порывает с коллегиумом, выбирает жизнь странствующего философа-проповедника. 25 лет путешествует он селами Левобережной Украины, соседними областями России, пишет свои философские диалоги, устно и письменно распространяет просветительские идеи. За это время им было написано 18 произведений, сделано 7 переводов с латинского на российско-украинский язык того времени. Среди этих работ наиболее известными становятся "Сад божественных песен", "Басни Харьковские", "Начальные двери к христианской благонравию", "Нарцисс", "Асхань", "Разговор пяти путников об истинном счастье в жизни", "Алфавит мира" , "Икона Алкивиадська", "Жена Лотова",

"Двое", "Благодарный Эродий", "Брань архистратига Михаила с сатаной", "Бедный жаворонок", "Потоп змеиный" и др., Переводы Плутарха, Цицерона. Писал старой украинском языке, обильно украшенной церковно-славянизмами. Умер Г. Сковорода 29 октября (9 ноября) 1794 в с. Ивановка (теперь Сковородиновка Харьковской области). Перед смертью попросил, чтобы на его могиле не ставили крест, а написали: "Мир ловил меня, но не поймал".

Существуют различные оценки творчества Сковороды и его личности. Его называли украинским Сократом, степным Ломоносовым, нашим Пифагором, Лейбницем. Д. Чижевский назвал Сковороду первым восточнославянским философом, выводя его философию с немецкого мистицизма. Есть и противоположные оценки. Г. Г. Шпет называл его "псевдонародным философом", который усвоил несколько моралистических тривиальности, а в конце концов прикрывается библейской мудростью, "засыпает глаза и уши читателя - к его изнурении, к одурманивание библейским песком ... Сковорода от начала до конца - моралист. не наука и не философия как таковая владеют его помыслами, а лишь поиски для себя и указание пути другим, что ведет к счастью и блаженству "(шлешь Г. Г. Очерк развития русской философии. - С. 86). В повести Ю. Мушкетика "Дьявол не дремлет" однокурсник Сковороды, такой же странствующий дьяк, как и он, только жизнелюб, активной деятельной характера, обвиняет мыслителя в том, что тот в своем бегстве от мира не пощадил даже маленькой птицы, не говоря уже за сироту или вдову, остался равнодушным к разгрому Харьковского коллегиума С. Миславским, расправы над гайдамаками, среди которых было немало их однокашников и студентов академии, думал только о себе, утешение своей гордыни (Киев, старина. - 1992. - № 5).

Конечно, легче давать оценки чужим действием и творчества безотносительно ко времени и условий жизни, то, что оцениваешь. Стоит отметить, что Г. Шпет целом не считал мораль философией, ибо философия для него - это чистая наука, чистое мышление, теория сама по себе. И мир, от которого бежал Сковорода - это не природный мир, космос, а мир социальных отношений, общественной жизни, который отнюдь не был идеальным ни во времена мыслителя, ни позже. Это мир зла, и он достаточно конкретен в характеристике Сковороды: "мыр же есть море потопляющихся, страна моровой язвой прокаженных, ограда лютых львов, остров плененных, торжище блудников, улица властолюбная, пещь распаляющая похоти ..." [Сковорода Г. С. полн. собр. произведений. - Т. 2. - С. 101). Именно этот мир он имел в виду, когда говорил, что мир ловил его, но не поймал. Не сводилась к проповеди бездействия и его идея "бегства" от мира как побега от борьбы со злом. В письме к М. Ковалинского достаточно четко дается ответ и на этот вопрос: "Ни о чем не беспокоиться, ни за что не переживать - значит не жить, а быть мертвым, ведь заботы - движение души и жизни, а жизнь - это движение" (Гам же. - С. 350).

Не менее односторонними является суждение о Сковороде как первого украинского и даже восточнославянского философа, Украинский Сократа, а тем более Пифагора или Лейбница. Философия Сковороды росла не на голом месте. Она имела своих предшественников, где довольно трудно установить, кто был первым, а кто следующим, так часто признание первенства - это приписывание одному достижений других. Были традиции древнерусской поры, высокий философский профессионализм К. Транквилиона-Ставровецкого (с которым Сковороду роднит немало совместных мыслей), современников мыслителя (М. Козачинского, Г. Канского), были и инокультурные воздействия (античности, немецкого мистицизма). Еще меньше оснований сравнивать или отождествлять Сковороду и Сократа учитывая язык их философствования и стиль мышления. При определенной общности их ориентации на этико-нравственную проблематику речь Сковороды - это язык образов и символов, тогда как Сократ стремился предоставить каждому суждению и каждой мысли ясного и четкого значения. Что касается сравнений Сковороды с Пифагором, Лейбницем, Ломоносовым, то они вообще неуместны, потому что здесь совсем другие типы деятельности, подходы к постановке тех или иных проблем, характеры их решения.

Каждый мыслитель всегда остается сам собой и его нужно воспринимать таким, какой он есть, а не подгонять под других - "выразителей стремлений трудящихся масс" или "христианских мистиков" с немецкими или другими истоками. Под философией Сковорода понимал "любовь к мудрости", что "направляет весь круг действий своих к той цели, чтобы придать жизни духу нашему, благородство сердцу, светлость мыслям, которая главе всего", то есть способ самосознания и самоутверждения человека в мире. Он действительно сделал из своей жизни свою философию, воплотил философию в свою жизнь как способ реализации практического действия по утверждению собственных идеалов. Именно в этом величие Сковороды как мыслителя, и она не нуждается ни опровержения, ни подтверждения. Последнее сделала сама история, предоставив Сковороде всемирного признания, свидетельством чего является занесение его Имени календарю достопамятных людей, даты жизни и творчества которых отмечаются ЮНЕСКО. У себя на родине Сковорода пользовался уважением и популярностью среди всех слоев смелостью мысли, искренностью чувств, откровенностью в поисках решения вопроса об истинном смысле бытия. Он был всегда веселым, бодрым, умеренным, всем доволен, имел набожность, ученость без чванства и обхождение без лести. Труда Сковороды переписывались и хранились, а их списки распространялись далеко за пределами Украины.

Особенность философии Сковороды, ее специфичность заключается не просто в постановке тех или иных проблем, их систематической разработке, а в ее направленности и методе. Сковорода, по заключению Д. Чижевского, не придавал большого значения теоретической обработке, оформлению устоявшегося, систематизации своих философских идей. Поэтому говорить о его метафизику, онтологию, гносеологию можно только в определенном смысле, вполне предостерегающе, потому законченной и оформленной системы у Сковороды нет, как и нет законченного и подробного ответа на все вопросы, может поставить систематик-философ.

Однако философия Сковороды сплошная и монолитная, построенная в одном стиле, пронизана одним духом, где главным выступает передача внутреннего опыта, изображение пути на "преображение" сердца к высшей духовности. Остро чувствуя какую-то первобытную надломленность бытия, ведет к страданию сердца и душевной унылости, за которыми скрываются страх и забота, он видит выход из них в достижении внутренней свободы независимо от внешнего мира, обращении внутрь к самому себе, преодолении страстей, ложной погони за прелестями мира. Целью жизни для него были радость и веселье сердца, внутренний мир, прочность души. Для достижения этой блаженного покоя и было для Сковороды искусством жизни, философией. Отсюда еще одна особенность его философии - практическая направленность. Когда жизнь философия, а философия человека имеет вызывать ее жизни, то естественно, что в центре внимания философии должны быть поставлены этико-моральные проблемы как практическое завершение и цель философии теоретической. В Сковороды хватает теоретической философии, однако основным для него в человеке есть не «теоретические», «познавательные» способности, а глубже них эмоционально-волевое начало человеческого духа - сердце человека, из которого поднимается, растет и мысль, и стремление, и существование.

При тогдашних условиях этико-нравственное учение Сковороды, как и сама его философия, получает религиозную окраску. При всей неортодоксальности отношение Сковороды к религии, своеобразия толкования ним Бога, достижение высшего блаженства связывается здесь с соединением души с Богом, приобщением к божественному естеству. Гармонизация отношений человека, мира, Бога раскрывается Сковороде через своеобразную промежуточное звено - мир символов. Все это, вместе взятое, дает философии Сковороды вида христианского мистицизма как специфического типа философствования.

Мировоззрение Сковороды имеет четко выраженный пантеистический характер. На .Его мнению, Бог как всемогущая сила, стоящая над миром, природой и человеком, не существует. Бог - вездесущий, невидимая натура, которая выдерживает все, Господь, Царь, Отец, Разум, Истина, закон и глас сущего. Такое толкование Бога отрицало буквальное понимание библейских чудес как таковых, не соответствуют действительности и истинной сущности Бога. Что касается мира, то, с точки зрения Сковороды, он состоит из двух натур - божественной и материальной, которые образуют неразрывное и целостное единство, а не просто находятся одна рядом с другой. Бог во плоти нашей, нематериальный в материальной, вечный в тлении, один в каждом из нас и целый во всяком. Божественная природа имеет первичность перед материальной, потому что в природе сильнее то, что невидимо. Однако ни материя не есть Бог, ни Бог не является материей. Бог находится в материи, вне ее и выше нее. Материя характеризуется в Сковороды выражениями и значениями, трактуется почти как небытие, несуществующее: "место", "поле следов Божьих", "пустая материя", "внешность". В то же время, утверждая первичность внутреннего, божественного, духовного, он подчеркивал вечности и непереходности материи. "Материя, - писал Сковорода, - вечна. То есть все места и все времена наполнила. Только один детский ум может сказать, что мира, этого великого идола и Голиата, когда-то не было, или не будет".

В общем контексте суждений Сковороды Бог отождествляется с природой. "Природа", "Натура" является лишь одним из имен, которыми мы можем определить Бога. «Не Бог все в себе держит? Не сам он председатель и все во всем?" - Спрашивает Сковорода и здесь дает утвердительный ответ, что Бог в дереве истинно деревом, в музыке - музыкой, в доме - домом. В Боге все и все из него, хотя он не является другим конкретным из того, что во всем, потому что он больше всего и все в нем. При этом, состоя из противоположностей, мир не остается без движения, не стоит статично в противоположностях и противоречиях. Напротив, он находится в постоянном непрерывном движении, является своеобразным движением противоположностей, антитез. Мир раскладывает себя, распадается, рассыпается и снова собирает себя в единство подобно тому, как смерть зерна является рождением нового растения. Путь всего создания, которым движет Бог, Сковорода изображает как путь, которым согласно христианскому вероучению идет каждый отдельный человек - из-за смерти к жизни, через умирание к воскресению. Таким путем идет Вселенная, и этот путь можно представить себе как жизнь растения. Жизнь Вселенной - это процесс, где он распадается на множественности и снова собирает себя в одном пункте, в семенах, из которого потом раскрывается, развивается новая жизнь. Настоящая жизнь символизируется у Сковороды пулей и круглыми предметами. Эти формы, по его мнению, наиболее законченные, замкнутые, совершенные. Все в мире движется через противоположности в кругу и таким образом примиряет противоречия, ибо в кругу все возвращается к самому себе и к своему началу.

Система мира в философии Сковороды - храм Божий, его дом, где Бог относится к миру как зародыш к раскрытию, точка в число, множества. Признавая множественность миров, Сковорода, в отличие от К. Транквилиона-Ставровецкого, который исходил из признания четырех миров, выделял трех: макрокосмос - общий, безграничный мир, где существует все порожденное; микрокосм, или мирок, свиточок-человек; символический, или Библия. Библия является символическим миром том, что в ней собраны фигуры небесных земных и преподобный созданий, которые могут стать памятниками, которые ведут нашу мысль к пониманию вечной натуры, которая спрятана в бренной подобно тому, как рисунок спрятан в своих красках. В символическом мире, мире Библии Сковорода стремился обнаружить спрятанное за символическими формами духовную ценность человека, найти идеал человеческих отношений без пагубного влияния плоти.

Для толкования символов и тех проблем, которые поднимаются, Сковорода, как видим, вырабатывает свой метод философствования. Этот метод Д. Чижевский ставит ближе к "диалектического метода" античности, суть которого заключается в выделении в действительности противоположностей и противоречий. По мнению Сковороды, истинное бытие тем и отличается от ние, от "явления", что в нем соединены противоположные признаки, в ние оторваны друг от друга. Так, относительно мира эта антитетика проявляется в том, что в этом мире есть два мира, из которых состоит один мир: мир видимый и невидимый, живой и мертвый, целый и разорванный, а всего проявляется через противоположности - вечное в тлении, жизнь в смерти , правда во лжи, радость в печали. Такой метод для Сковороды, с одной стороны, является средством розглядаты бытия как стоящее на "перепутье", имеет двойственный характер, и которое, с другой стороны, является характеристикой той полноты бытия, в которой соединены, слиты противоположные признаки, которые сами по себе односторонние, изолированные от целостности бытия.

Проблема сущности человека, его назначения и смысла бытия также толкуются Сковороде через признание противоречивости самого человека, отождествляемого с Богом. Она, как и мир, имеет внутреннюю (духовную) и внешнюю (материальную) природу, составляет единство двух существ - "настоящей", "правдивой" и "телесной", "плотской" человека. "Телесная", "чувственная" человек определяется внешней природой и есть "тень, тьма и тления", тогда как "настоящая" человек связан с внутренним существом, которым является Бог. "Ты, - пишет Сковорода, - лунатиков твоей настоящего человека. Ты - риза, а она - тело. Ты - призрак, а она в тебе правда. Ты - ничто, а она в тебе существо. Ты - грязь, а она твоя красота , образ и план ". Как видно из приведенного, Сковорода убежден в том, что внешнее в человеке есть только ее явление, "ние", тогда как сущность скрыта во внутреннем.

Поскольку внутреннее, духовное является действительным Богом и истиной в человеке есть Бог, то истинно человеческое определяется не его телом, телесной организацией, а духом, сознанием, волей, миром внутренних убеждений. Настоящая человек сам божественная, сама для себя бездна, источник, солнце, носителем которых в человеке есть сердце. Как таковое, подсознательное и "сверх-сознательное", оно - средоточие всего хорошего и светлого, пророческого и прозрачного, выше и глубже по сравнению с сознательным психическим жизнью. Именно из-за "чистое", "новое" и "светлое сердце" проявляется истинная человек, осуществляется ее обожания. Последнее возможно потому, что действительно человек тождественна Богу по своему существу, по своему "сердцу". Этим определяются назначение человека и смысл его бытия. Они заключаются в познании Бога, служении ему и любви к нему. Но опять-таки, если Бог тождественен человеку, а человек тождественна Богу, то познание Бога познания самого себя, а служить ему значит служить самому себе. Так же "обстоит" и любовь к Богу. Поскольку действительно человек равен Богу, единственная во всех нас и в каждом целая, то любовь к

Бога одновременно любовью к самому себе, которая символизируется Сковороде образом Нарцисса.

Этико-нравственное учение, занимая центральное место, Сковорода основания земли на двух принципах, а именно: "неравной равенства" и самопознания. Обращение к названных принципов обусловлено следующими моментами. Сковорода осознает, что осуществление, реализация объективных общезначимых ценностей возможно лишь на субъективном индивидуально обусловленном пути обожения, предпочтения человека Богу, где воля Бога становится единственным ее руководством. Однако это не означает, что индивидуальность человека исчезает, погибает вместе с "внешним человеком". Наоборот, она сохраняется, приобретает свою значимость в процессе жизни, нравственного совершенствования, подъем, ведь, с одной стороны, все люди только "тени" настоящего человека, равны перед Богом, а с другой - все они разные.

"Бог, - отмечает Сковорода, раскрывая назван положение вещей, - подобен фонтану, который заполняет равной посуду по их объему. Над фонтаном надпись:" неровная всем равенство ". Льется из разных рурок различные тока в разные посуды, стоящих вокруг фонтана. Меньший посуду меньше имеет, но в этом есть еще более, что все равно полный ". Как "неровная равенство" каждый человек является "мерой вещей" в этической сфере, потому что у бездны человеческого естества непосредственно отражается бездна божественного бытия.

Познавая самого себя, человек способен измерять все собственным меркам. И когда познание самого себя направляется не на внешнюю видимость, которая является лишь "пустая пустота", предмет идолопоклонства, а на внутреннюю суть человека, оно и раскрывает то, что составляет истинную суть, истину в нас самих и всего мира. Жизнь человека - это процесс непрерывного духовного развития, посредством которого является самопознание. Оно способствует нравственному совершенствованию, благоденствию и благоустройства человека, ибо только тот, кто познал свою природу, может быть полезным для "себя и для своей братии". Сначала человек как бы обращена всем существом наружу, на погон, за радостями внешнего мира. Затем она доходит до познания своей природы, самого себя, своих способностей и производит соответствующий своей природе образ жизни. Основу такого образа жизни, адекватного человеческой природе, Сковорода видел в "сродном труда" как действительному выражении человеческой жизнедеятельности, самоутверждении человека.

Потребление материальных благ, наслаждение ими Сковорода не считал основой человеческого счастья. Высшее блаженство и истинное счастье приносит человеку труд по призвание, труд, отображающий природные наклонности человека - "сродна труд". Он был глубоко убежден в том, что каждый человек имеет естественный наклон к определенного рода деятельности, который может сделать человека действительно счастливым, потому что такая работа по врожденным наклоном и одаренностью является желанной, выполняется охотно и наслаждением. "Кратко сказать, - замечает по этому поводу Сковорода - природа запалает к делу и укрепляет в труде, делая труд сладким" [Сковорода Г. С. Разговор, называемый алфавит, или букварь мира // Полн. собр. произведений. - Т. 1. - С. 418). Напротив, "несродна" труд, то есть труд, к которой "лежит сердце", которая навязывается извне, к которой принуждают, является источником большого несчастья. "Коликое мучение, - пишет Сковорода, - трудится в несродном деле? Самое пиршество без охоты тяжело" (Там же. - С. 428).

"Сродности" и "несродности" труда Сковорода придавал большое социальное значение. Причиной всего неразумного, искаженного в обществе он считал труд без призвания, труд из необходимости, принудительный или работу с целью обогащения. Поэтому, осуждая социальные недостатки, Сковорода призвал к нравственному совершенствованию, социального разделения труда преодолением ее "несродности" во всех сферах общественной деятельности. Именно "несродна" труд и является основным источником всех общественных проблем, потому что по глубокому убеждению мыслителя: "Кто умерщвляет науки и художества? - Несродность. - Кто обесчестил чин священнической и монашеско? - Несродность. Она каждому званию яд и убийц ..." (Там же. - С. 444). Отсюда и призыв: "Делай то, к чему рожден, будь справедливый и миролюбный гражданин". Как просветитель Сковорода считал, что идеальным является такое общество, в котором каждый может реализовать свои природные задатки в "сродном" труда, воплотить их в жизнь с помощью образования. Он был убежден в том, что счастье доступно всем, ибо природа никого не обделила. Нужно лишь отвлечь внимание от пагубной похоти и познать в себе "настоящего человека", осознать "к чему она рождена", найти свое призвание и счастье в "сродном труда". Поэтому он и провозглашал самопознания универсальным способом переустройства мира.

Г. Сковорода, разрабатывая свою концепцию самопознания, не возражал роли и значения научного и технического прогресса, однако подчеркивал недостаточность этого прогресса для человеческого счастья, считая более важным для достижения последнего науку о человеке. В соответствии с этим социальный прогресс он ставил в зависимость не от познания внешней природы, а от познания и совершенствования духовных потенций человека, его способностей. На этой основе Сковорода пытался обосновать свое представление об общественном идеале, выводя идею "горней республики", которую часто истолковывают как "духовную республику". Идея "горней республики" представляет собой интерпретацию Библии как символического мира, действительной сутью которого является образ идеальных отношений между людьми, которые строятся в соответствии с их духовной природы и действительно человеческих стремлений и интересов. В этом "новом мире", стране и царстве любви не могут быть "ни старости, ни пола", поскольку в нем нет места для всего "плотского". "Горний" мир строится в соответствии с начал любви, равенства, общности всего. Он противоположен мира зла, но не является потусторонним, куда переселяются люди после смерти.

О таком потусторонний мир у Сковороды вообще не идет речь. Это идеальный, высоконравственный мир, служит идеальным образом действительно человеческого образа жизни, подчиняется космическим (божественным) установкам и поэтому независимый от человека. Идеи этого "горнего Иерусалима" - любовь, равенство, общая собственность ("все там общее") - те моральными императивами, которыми надо руководствоваться как божественными или естественными установками, что для Сковороды одно и то же. Жить в соответствии с природой означает для него не просто следовать естественным факторам, а реализовать свою "сродность" к определенному виду труда в общей системе трудовой деятельности общества. Найти себя, вот в чем должен быть смысл бытия человека, учитывая, что только труд является источником и основой человеческого счастья, центром, в котором концентрируются и переплетаются личные интересы с народными нуждами. По сути, Сковорода не ограничивался проповедью только личного счастья, осознавая важность гражданской жизни, в котором счастлив тот, "кто связал свой частный долг с общим".

В заключение изложенного материала отметим, что, сыграв значительную роль в развитии образования, культуры, философской мысли, Киево-Могилянская академия не смогла создать своей собственной школы, специфически национального типа философствования. Причина этого - отсутствие четкой и последовательной преемственности идей, взглядов, научных поколений, поскольку ее лучших профессоров и воспитанников, как правило, забирали в других центров Российской империи. Что касается взглядов Сковороды, то хоть далеки от жизненной сути были его мысли и сама жизнь, но чистыми и убедительными были его идеалы, которые он сеял среди украинского народа.

Рекомендуемая и использованная литература

Антоний, архиепископ Черниговский. Очерки по истории Черниговской епархии // Киев, старина. - 1992. - № 3.

Аскоченский В. Киев с его Древним училищем Академией. Ч. 1-2. - М., 1856.

Богалий Д. И. Украинский странствующий философ. Гр. Сал. Сковорода. - Харьков, 1926.

Билич А. Мировоззрение Г. С. Сковороды. - М., 1957.

Биполид А. Упоминание Петра Могилы // Киев, старина. - 1993. - № С

Булгаков М. История Киевской академии. - СПб., 1843.

От Вышинского к Сковороде. - М., 1972.

Внговськнй М., Филоненко С Киево-Могилянская академия в XVIII в. // Киев, старина. - 1992. - № 6.

Галяговскнй И. Мессия праведный Исус Христос. - М., 1660.

Гейченко В. Феномен российской интеллигенции // Современность. - 1993. - № 9

Гнзель И. Мир с Богом человеку. - М., +1669.

Голубев С. Киево-Могилянская коллегия при жизни своего основателя Киевского митрополита Петра Могилы. Речь, произнесенная на годичному акте Киевской духовной академии 26 сентября 1890 // Тр. Киев, духовной академии. - 1890. - № 1.

Голубев С. Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники. - М., 1883.

Горский В. С. История украинской философии. Курс лекций. - М., 1996.

Грушевский М. С. Очерк истории украинского народа. - М., 1990.

Евдокнменко В. Ю. Социально-политические взгляды и деятельность Лазаря Барановича // История отечественной философской и общественно-политической мысли. - М., 1969.

Захара И. С. Борьба идей в философской мысли на Украине на рубеже XVII-XVIII вв. - М., 1982.

Исаевич Я. Связи братств с Запорожским казачеством в XVII в. // Киев, старина. - 1992. - № 1.

Исторические фигуры Украины. - Одесса, 1993.

История философии в Украине. - К. # 1987. - Т. 1.

Кашуба М. В. Георгий Конисский. - М., 1979.

Конисский Г. Собр. соч. - СПб., 1835. - Ч. 1-11.

Канский Г. Философские произведения. - М., 1990. - Т. 1 2.

Кононович-Горбацкий И. Учебник по логике // Филос. мнение. - 1972. - № 1.

Крипьякевич И. История Украины. - Львов, 1992.

Литвинов В. Д. Идеи просвещения в трудах Ф. Прокоповича // Филос. мнение. - 1982. - № 1.

Литвинов В. Д. Идеи раннего просвещения философской мысли Украины. - М., 1984.

Логвиненко А. В. Свобода воли и система ценностей в "Алфавите духовном" Исайи Колинського // Пробл. философии. - 1992. - Вып. 94.

Макаров А. Человек Барокко // Современность. - 1993. - № 7-8.

Махновец Л. Григорий Саввич Сковорода. Биография. - М., 1972.

Морозов Н. Феофан Прокопович как писатель. - СПб., 1880.

Ничик В. М. Философия в Киево-Могилянской академии // Филос. мнение. - 1978. -№ 6.

Ничик М. Феофан Прокопович. - М., 1977. Огиенко И. Наша культура. - М., 1992.

Петров В. Лицо Сковороды // Филос. и социол. мнение. - 1996. - № 1-6.

Петров Н. И. Киевская академия во второй половине XVIII в. - М., 1895.

Письма Преосвященного Лазаря Барановича. - Чернигов, 1868.

Прокопович Ф. Философские произведения. - М., 1979-1981. - Т. 1-3.

Редько М. Мировоззрение Г. С. Сковороды. - Львов, 1967.

Рогович М. Д. Мировоззрение М. Коэочинского и его место в истории философской мысли первой половины XVIII в .: Афтореф. дис ... канд. филос. наук. - М., 1978.

Роль Киево-Могилянской академии в культурном единении славянских народов. - М., 1988

Самарин Ю. Стефан Я воровски и и Феофан Прокопович // Сочинения. - М., 1880.-Т. 5.

Серебренников В. Киевская духовная академия с половины XVIII века до преобразования ее в 1819 г. - К., 1897.

Сковорода Г. С Полн. собр. произведений. - М., 1983. - Т. 1 2.

Сковорода Григорий. Исследования, разведки, материалы. - М., 1992.

Смирнов С История Московской славяно-греко-латинской академии. - М. 1855.

Строгий Я. М. Проблемы натурфилософии в философской мысли Украины XV "веко - К., 1981.

Сумцов Н. Ф. Иоанникий Галятовский // Киев, старина. - 1884. - № 1-4.

Сумцов Н. Ф. Иннокентий Гизель // Киев, старина. - 1894. - № 10.

Титов Ф. Старая высшее образование в Киевской Украины конца XVI - начала XIX в. - М., 1924.

Ушкалов И. В., Марченко А. В. Очерки по философии Григория Сковороды. - X., 1993

Философия в Киево-Могилянской академии. Иннокентий Гизель // Филос. мнение. - 1970. - № 1.

Философская мысль в Киево-Могилянской академии. Иосиф Кононович-Горбацкий // Филос мнение. - 1972. - № 2-3.

Чижевский Д. Очерки по истории философии на Украине. - М., 1992.

ЧижевськийД Философия Григория Сковороды. - Прага, 1931.

Чистович И. Феофан Прокопович и его время. - СПб., 1868.

Шиикарук В. Проблемы философской культуры в творчестве Г. С. Сковороды // Филос и социол. мнение. - 1995. - № 1-2.

Шлет Г. Г. Очерк развития русской философии // Сочинения. - М., 1989.

Яворский С Камень веры. - М., тысяче семьсот двадцать восемь.

Яворский С Проповеди. - М., 1804-1805. - Т. 1-5.

Яворский С. Философские произведения. - М., 1992. - Т. 1.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >