Философская тенденция в постмодернизме

В неклассической философии показателен также распространенный и наиболее популярный сегодня философский постмодернизм (англ. Букв. То, что после модерна).

Вопрос о сущности и время возникновения постмодернизма до сих пор дискуссионный. Бесспорно лишь то, что он возник как художественное явление в середине 50-х годов XX в. в США в архитектуре, скульптуре, живописи, а затем стремительно распространился в литературе и музыке. Для его художественной практики характерны такие стилевые особенности: сознательная ориентация на эклектичность, мозаичность, ироничность, игровой стиль, пародийное переосмысление традиций, неприятие разделения искусства на элитарное и массовое, преодоление границы между искусством и повседневной жизнью.

Теоретико-методологической основой постмодернизма стал французский постструктурализм с его направленностью на осмысление всего неструктурного в структуре; на выявление апорий и парадоксов, возникающих при попытке объективного познания человека и общества с помощью языковых структур; на построение новых моделей смыслообразования; на создание новой практики открытого чтения, преодоление герменевтических и аналитических моделей толкования. С таким особым комплексом идей и представлений мировоззренческого характера постмодернизм стал широкой идейной течению нашего времени с целью осуществления экспансии во все области социально-гуманитарного знания и общественной жизни, претендуя сначала на статус общей теории современного искусства, а затем особой ментальности, на законченное выражение "духа времени ". В литературе использование постструктуралистських подходов в постмодернизме повлекло феномен деконструктивизма - представление о преобразовании в современном познавательном поле языка в самостоятельную силу, угрожает единству человека, и о культуре, как сумму текстов любого ее феномена. Как следствие, до 80-х годов XX в. в духовной культуре общества оформился идейный комплекс, сочетающий постмодернизм, постструктурализм и деконструктивизм и толкуется как наиболее адекватное духу времени отображения интеллектуального и эмоционального восприятия эпохи.

Распространение постмодернизма обусловило также его экспансию в область философского знания. Толчком была публикация книги Римского клуба «Пределы роста» (1972), в которой содержался вывод о неизбежной глобальную экологическую катастрофу в мире, если человечество не откажется от нынешнего экономического и научно-технического роста. Под влиянием этого вывода французский философ Жан-Франсуа Лиотар (род. В 1924) в книге "Состояние постмодернизма" (1979) впервые в общем виде раскрыл характерны философские признаки постмодернизма. Его теоретиками также стали такие французские философы Жак Деррида (род. В 1930), Жиль Делез (1925 - 1995), Мишель Фуко (1926-1984), Феликс Гваттари (1930 - 1992), Жан Бодрийяр (род. В 1929), Ролан Барт (1915-1980) и др.

Мода на постмодернизм в современном мире обусловлена общественным недовольством положением дел во многих сферах культуры, особенно в искусстве и самой философии. С момента возникновения постмодернизм рассматривается как феномен искусства философии во Франции, а с 70-х годов XX в. - Как факт европейской культуры. В рамках постмодернизма понятие «модерн» обозначает мышления об эволюционных процессах в науке, философии, религии, начало которых в Европе датируется XVII в. В узком смысле "модернизм" - художественная и литературная течение в культуре конца XIX - начала XX в., В основе которой лежит идея множественности форм рациональности в искусстве вообще и искусстве философии в частности.

Сама идея множественности, плюрализма рациональности отражает многозначность действительности. Однако в мышлении она усваивается сложнее, чем идея однозначности, выверенности, жесткой детерминированности. Очевидно, это обстоятельство стало одной из причин облегченного толкования идеи множественности преимущественно как всеобъемлющей, эклектики, тотального эксперимента без ограничений и любой функциональности, как очередного кризиса искусства - от музыки до кинематографа, литературы, философии, культуры в целом.

Постмодернизм собственно и возник как альтернатива такого рода негативному толкованию действительности, не вписывалась в концепции ни философской классики, ни философского модерна, которые претендовали на универсальность. Плюрализм как реальность и как новая модель восприятия культуры и общества в целом не мог быть аргументирован воспроизведением базовых исходных идей философской традиции, начинается от Платона, Гегеля, Маркса. По этой причине возникла настоятельная потребность в проституток рациональности. Однако вместо нее разработку постмодернизм привлек к философии иррационализм преимущественно в виде семантической теории и интуитивистской методологии. Это привело к освобождению собственного мнения от любых ограничений эпохи, привело к деконструювання таких составляющих компонентов мировоззрения, как "Бог", "я", "цель", "содержание", "реальный мир", "истина", "абсолютная истина" и др. В то же время философский постмодернизм реконструирует, иногда абсолютизируя до абсурда, такие краеугольные положения классической философии, как учение об относительной истине (заменяя гносеологический детерминизм релятивизмом) требует усиления антидогматизма; отмечает отказе от жесткого доктринерского монополизма; отрицает поиск искусственных противоположностей (что вообще рассматриваются только как символические) настаивает на отказе от двойного рассмотрения явлений мира, то есть предлагает отказаться от бинарных оппозиций типа "рациональное - иррациональное", "конечное - бесконечное", "старое - новое", "дух - материя", "материализм - идеализм" и ш .; рекомендует переход с позиций классического антропоцентристская гуманизма па позиции гуманизма универсального, экологическое измерение которого охватывает все человечество, природу, космос, Вселенная (постмодернизм широко использует метафоры; метафорическая сознание для его представителей г нормой) утверждает иррационалистичнои статус мышления.

Итак, постмодернизм отказывается от логицизма, от абсолютной истины, релятивизуе теорию, переходит, по сути, на позиции агностицизма. Для его сторонников знания не просто становятся кумулятивными, а все больше базируются на незнании, что получает распространение. Овладевая миром, мы расширяем горизонты знаний о нем, однако увеличивается и наше незнание о мире. На основании этого постмодернисты делают вывод о невозможности существования в смысле знаний элементов абсолютной истины или результатов диалектики абсолютного и относительного знания. Мысли и знания в постмодернизме - идеологизированные тотальности текстов и лингвистических конструкций.

Согласно постмодернизмом, рождаясь, люди па осваивает мир не самая и не напрямую, а не деятельностью, а с помощью языка, текстов, слов, доставшиеся по наследству. Мышление, не научилось мыслить самостоятельно, пользуясь словом, текстами, ограничивает спектр значений транслируемыми содержанием, поэтому человек, идя на поводу средств массовой коммуникации, создает для себя мир, в котором вместо настоящих чувств и мыслей ей предлагают запасные образования, в результате чего она живет в фантомной мире псевдодумок, псевдопочуттив и псевдоподий. Так возникает "серая" большинство, которое слепо верит в одну специально транслируемую для нее истину. Теоретики постмодернизма подчеркивают, что задача состоит именно в том, чтобы прорваться в зазеркалье языка, а точнее текстов, с целью постижения скрытого пространства Ризом.

Ризома (от фр, корневище) - понятие в постмодернизме, фиксирующий принципиально позаструктурний и нелинейный способ организации целостности и сохраняет возможность собственной подвижности и соответственно реализации ее внутреннего творческого потенциала самоконфигурування. В философию был введен Ж. Делезом и Ф. Гваттари в одноименной совместной работе.

В метафорической постмодернистской сознания ризома воспринимается как корневище, коренные или стержень системы (корень), с одной стороны, и мочковатыми или почковидные системы (корешки), радикально отличаются от корня или луковицы - символа потенциальной бесконечности, которая содержит скрытое стебель, с другой стороны . Bona является системной звеном (клубень), в которой спрессованные самые разнообразные виды деятельности - лингвистический, перцептивный (бессознательное), познавательный. Самой по себе языка и его универсальности нет, утверждает сторонники постмодернизма, есть только состояние диалектов, говоров, специальных языков. Ризома потенциальная и нестабильная, поэтому является источником трансформации изолированной среды, что имеет собственный творческий потенциал. Bona НЕ киберпе-тичпа, то есть не подвластна командам центра, синергетическая (сознательная). Иллюстрацией синергетизму Ризом является программный для постмодернизма текст "Трагедия языка", в котором речь идет о транспортных средств, как произошла странная событие. Наблюдатель не понимает, как это тралилося. Текст превратился в его глазах. Вполне простые и понятные предложения сами по себе начали двигаться. Они испортились, перекрутилися, чтобы уже в следующее мгновение исказиться снова. Это хаос, но хаос кажущееся. На самом деле он таит в себе потенциальные возможности бесконечного числа новых организационных трансформаций, обеспечивая безграничную плюралистичность Ризом.

В рамках Ризом в принципе невозможно выделение фиксированных точек. В Ризом есть только середина, из которой она вырастает и выходит за ее пределы. К Ризом невозможно применить четкое дифференцирование внешнего и внутреннего. Она развивается, варьируется, расширяется, воплощает, но никогда не может быть финалом.

Фундаментальной категорией постмодернистской философии также "ацентризм", уточняющий и развивает содержание Ризом о деструктурнисть социального пространства, в котором теряется избранность любых точек, он перестает восприниматься как система мест. По метафорой Ж. Бодрийяра, нет больше мест, на которых лежат, нет больше стульев, на которых сидят, является литое функциональные лежания и сидения, свободно синтезируют различные позы, а значит, всевозможные отношения между людьми. Аналогично невозможны ни элитарная, ни массовая культура как таковые. М. Фуко утверждал, что власти также есть везде и идет отовсюду. Идею децентрализма постмодернизм эксплуатирует в широком диапазоне: от децентрализованости текстов любого назначения в радикального отрицания идеологических, философских и социальных моделей. Как констатирует Ж. Лиотар, в постмодернистской культуре все бывшие центры притяжения, образованные национальными государствами, партиями, профессиями, институтами и историческими традициями, теряют силу. В постмодернистском социуме стратегий ни одна не имеет привилегий перед другими.

Итак, ацентричнисть социального и культурного пространства в постмодернизме программная. Если системы для классической философии являются иерархическими, содержащие центр значение и субъективизации, то ризома является нецентрализованного иерархической системой без центрального руководящего начала.

Постмодернизм отказывается также от евро- и этноцентризма. Он отстаивает создание единой универсальной культуры, единой науки, истории, религии. Правда, всемирной мировоззрение он считает делом будущего, а потому плюрализм культурных традиций предлагает принимать к сведению как мировоззренческие ориентиры и духовные миры других людей и народов. При этом среди предложенных постмодернизмом путей реализации своих утопий не идет об устранении реального идеологического регулирования духовной жизни людей, зато хватает предложений на этот счет, например, лингвистического порядка.

Философский постмодернизм в принципе отрицает возможность достоверности и любой объективности, понятие "справедливость", "свобода", "правота", "вина" объявляет утратившими значение, потерю ценностных ориентиров воспринимает положительно, "вечные ценности" рассматривает как тоталитарные и параноидальные идефикс (от фр. маниакальная идея), препятствующие творческой реализации. Идеалом является первоначальное состояние неупорядоченности, состояние скованная возможностей. Теоретики постмодернизма утверждают, что в мире царствуют два начала: шизоидной - начало творческого становления и параноидальне- начало удушающего порядка. Любое состояние порядка немедленно должен быть подвергнут деконструкции, то есть лишен смысла, путем инверсии базовых понятий. В мире господствуют желание, а в мире желаний все возможно, поскольку это шизофренический мир. Философия - также шизофрения, правда, не тождественна клиническим формам шизофрении, она - процесс, а не цель, производство, а не его проявление. Социум - второстепенный по логике желаний, поскольку ограничивается опытным интересом, тогда как желание относится к более глубокого сознательного слоя. Социум - маргинальный. Он постийпо разрушается и меняется. Подобную позицию активно отстаивал Ж. Делез. Он утверждал, что шизофрения и паранойя - это два противоположных способа мышления. Первый - положительный, а второй - отрицательный. На понятиях паранойи основываются государственная власть, идентичность, сходство, истинность, справедливость, отрицание и др. Они позволяют власти выстраивать свою иерархию. Сила философа-мыслителя - в оппозиции к власти во всех ипостасях. Отсюда основная задача шизоанализ - освобождение потоков желания из-под власти параноидальпого структурирования.

С позиций противопоставления способов мышления в философском постмодернизме рассматривается и проблема свободы. Согласно Ж. Бодрийяру быть свободным в обществе потребления на самом деле означает свободно проектировать свои желания па производимые товары и впадать в успокаивающее регрессию (зависимость от вещей). Индивидуальных желаний и потребностей нет, есть "машина производства желаний", которая заставляет нас наслаждаться. В самом акте потребления, в очаровании покупки воспроизводится бессознательное и управляемое восприятие человеком всей социальной системы норм. Все, что освобожденное, неизбежно начинает бесконечно размножаться, изменяться в процессе частичного распада и рассеяния. Понятие аксиологии "прогресс", "богатство", "демократия" теряют смысл, но их воспроизведения продолжается. Они распространяются миром и проникают везде, перетекая одно в другое. Секс, политика, экономика, спорт и т. Д. теперь везде, а значит, нигде. Политика является сексуальной, бизнес - спортом, экономику нельзя отличить от политики. Ценности уже невозможно идентифицировать. Культура стала транскультурою, политика - трансполитикою, сексуальность - транссексуальностью, экономика - трансекономикою. Отчуждение больше нет.

В постмодернизме вся реальность мыслится как текст, дискурс (от лат. Искать, бродить, у постмодернизми- рассуждать в языковой сфере), рассуждения. Ничто не существует вне текста. Культура любого исторического периода оказывается как сумма текстов, или интертекст. Понимание текстов возможно лишь в "дискурсивной поле культуры", то есть только в связи с другими текстами, но не с "буквальным" значением или нормативной истиной. Неизбежное наличие предыдущих текстов - интертекстуальность - не позволяет рассматривать любой текст как автономный. Итак, язык - непостоянное среду, она не может иметь непосредственное содержание или быть истиной. Отсюда - важнейший тезис постмодернизма о несамототожнисть текста и ненадежность знания, полученного с помощью языка, и, как следствие, о проблематичности той картины действительности - эпистеме, что существует в ту или иную историческую эпоху. М. Фуко определил эпистему как познавательное поле. В каждую историческую эпоху существует специфическая более или менее единая система знания. Она реализуется как языковой код, языковая норма, бессознательно определяет речевое поведение, а следовательно, мышления индивидов. Эпистема всегда внутренне зависима от структуры властных отношений, является "тотализуючим стилем", что легитимизирует власть, а потому она не может быть нейтральной или объективной.

Эту одну из исходных и главных идей постмодернизма и весь связанный с ней критический пафос, что вызывает установку на оппозицию к власти языковых структур, невозможно понять вне кардинальными изменениями социокультурной ситуации, которые произошли в мире, прежде всего в западном обществе, под глобальным влиянием системы массмедиа, что мистифицируют массовое сознание с ее иллюзиями. Эти изменения обусловливают фундаментальную, онтологическую трансформацию культуры. Наиболее репрезентативной в интерпретации этих изменений является теория гиперреальности (от англ. Ее ад реальность) Ж. Бодрийяра. По его мнению, гиперреальность исчезает тогда, когда культурные представления и знания теряют связь с социальной и человеческой реальностью, которую они должны отражать, и становятся автономными - симулякрами. Симулякр - это псевдорич, замещающего "агонизирующую" реальность, которая стирает различие между реальным и воображаемым; видимость, что не обладает никакими референтами (отношениями к объектам действительности). Связь образности и реальности, согласно Ж. Бодрийяру, проходит несколько этапов преобразований, характеризующихся нарастанием эмансипации кодов от референции: отображение объективной реальности меняется ее перекученням, затем - маскировкой ее отсутствия и, наконец, потерей любого свя связи с реальностью, заменой видимости симулякром. Весь современный мир состоит из симулякров, которые не имеют оснований для существования в одной реальности, кроме собственной; это мир сопоставимых знаков, то есть совершенно искусственный мир.

Таким образом, отношения человека с миром в постмодернизме фундаментально трансформируются. Уже пихты НЕ апеллирует к реальному объекту, поскольку в мире, где доминируют искусственные модели, допускается расхождение между "словами" и "вещами". Субъект, лишенный объекта, не может сравнивать свои представления с объектом и оказывается в полной зависимости от гиперреальности. Человеческая жизнь становится обманчивым, аутентично, вызывает ощущение пустоты и бессмысленности, хаоса и дисгармонии, нестабильности и общего дезорганизованности мира. Так постмодернизм раскрывает внутренний механизм процесса мистификации общественного сознания, происходит под влиянием средств массовой информации, доказывает ненадежность, недостоверность, неистинность знания, делает расплывчатой, туманной "разделительную линию" между миром и знанием.

Рассматривая как текст литературу, культуру, общество и историю, постмодернисты уподобляют сознание личности определенной сумме текстов. "Ничего не существует вне текста", поэтому любой индивид неизбежно находится внутри текста, ведет к "смерти субъекта", благодаря чему происходит речи. В этом процессе "поглощение субъекта текстом" завершается трансформация "сущностной человека" модерн в "человека отношений", характерную для постмодерна. Новый субъект постмодерна может быть осмыслен как калейдоскоп фрагментов идентичности, "привязанных" к локально-исторических и культурных обстоятельств. Преобразование субъекта на текст делает его отношение к самому себе как к чему-то постоянному, что существует независимо от мира знаков, которыми он опутан.

Постмодернизм обосновывает невозможность независимого индивидуального существования, доказывает, что индивид постоянно, и прежде всего бессознательно, оговаривается в процессе своего мышления языковыми структурами. Эта позиция, общая для всего постмодернистского образа мышления, получила название "теоретического антигуманизма". ее суть - в признании того факта, что независимо от сознания и воли индивида, через него, над ним и вне его оказываются силы, явления и процессы, над которыми он не властен, а потому индивид не может быть пояснительным источником при исследовании любой которого "социального целого".

Итак, постмодернизм разрушает идеологическую позицию предыдущей философии, основанной па представлении о субъекте как центр мироздания, пренебрегает теоретической традиции рассмотрения индивида как суверенного, независимого, самодостаточного и тождественной своем сознании человека. Такое представление о человеке в наше время стало необоснованным и даже бессмысленным.

Этот вывод постмодернизма безосновательный. Он обусловлен слабостью приведенных аргументов, неубедительностью предложенных способов и средств сопротивления личности стереотипам массового сознания, сложностью, расплывчатостью и разнообразием разработанных им альтернативных программ достижения человеком своей цели, поэтому его постулаты нельзя полностью и беспрекословно принимать, поскольку они ориентируют личность на недоверие к большим базовых идей, наработанных человечеством, обеспечивающих единство знания, организует общество и является средством его легитимизации.

Анализ философствования постмодернизма был бы неполным без выявления его точек столкновения с наукой, позволяет более реально оценить его место и роль в той духовной трансформации, которую переживает современный мир. С 70-х годов XX в. неклассическую науку ситуации па рубеже XIX-XX вв., изменила постнеклассическая наука. Возник новый тип знания, принципиально отличный от того, который называют классической наукой, или наукой Нового времени. Он характеризуется повышением субъективности, гуманистичности, самокритичности, просмотром таких классических характеристик знания, как объективность и истинность.

В классическом типе науки критерием научного познания является сосредоточенность внимания исследователя на характеристиках объекта при элиминации всего того, что связано с субъектом. Неклассический забор науки учитывает соотнесенность характеристик объекта и средств познания, используемых субъектом. Постнеклассический тип соотносит знания об объекте не только со средствами, но и с целевыми установками субъекта, осуществляющего познавательный процесс.

Постнеклассическая паука исследует не только сложноорганизованные системы, но и сложнейшие системы, открытые и способны к самоорганизации. Объектом науки становятся комплексы, неотъемлемым компонентом которых является человек (глобально-экологические, биотехнологические, медико-биологические и т. Д.). Внимание науки переносится из повторяющихся и регулярных явлений па "отклонения" всех видов, на побочные и неупорядоченные явления, изучение которых побуждает к исключительно важным выводам. На смену таким постулатам классической науки, как простота, устойчивость, детерминированность, выдвигаются постулаты сложности, вероятности, неустойчивости. В результате изучения различных складпоорганизованих систем, способных к самоорганизации (от физики и биологии до экономики и социологии), формируется новое нелинейное мышление, новая "картина мира", основными характеристиками которой являются неравновесие, неустойчивость, необратимость. Вместе с понятиями флуктуации, бифуркации и когерентности они образуют, по сути, новую базовую модель мира и познания, дают науке новый язык.

Формирование всего комплекса идей нелинейности, вероятности, хаоса и др. происходило в 70-80-е годы XX в. одновременно в разных отраслях как естественнонаучного, так и социогуманитарного знания. Это связано с развитием междисциплинарных исследований образования упорядоченных структур, теории самоорганизации - синергетики Г. Хакена (Германия), теории диссипативных структур И. Пригожина (Бельгия), теории катастроф Т. Рене (Франция) и др. Предмет теории самоорганизации (синергетики) - сложные системы в условиях неустойчивого равновесия и их самоорганизация вблизи точек бифуркации, где малое влияние оказывается значительным и непредсказуемым по своим последствиям работы системы в целом. Объект - не то, что существует, а то, что возникает.

Согласно синергетикой, в мире нет универсальных законов, которые делали возможным бы его познания в классическом понимании. Это означает деонтологизацию знания, усиление роли субъекта в процессе познания, как раз и может быть интерпретировано как отрицание реальности объекта. Усложняется вопрос о критериях реальности, демаркации между реальным и вымышленным, встает вопрос о полионтологичнисть бытия. Итак, синергетика осуществляет радикальную переоценку ценностей. Boнa претендует па просмотр онтологии мира, линейной модели прогресса, кумулятивной модели знания.

Проблему корреляции постмодернизма и современной науки поставил Ж. Лиотар. Сегодня уже очевидно существование параллелей между постнеклассической наукой с ее неопределенностью, неполнотой, неверификованистю и методологическими установками постмодернизма. Если "современный" мир, в том числе социальной, характеризуется категориями детерминизма, универсальности, определенности и направленности развития, то постмодернистская социальная теория использует категории неопределенности, нелинейности, многовариантности. В ней происходит примирение с плюралистической природой мира и ее неизбежным следствием - амбивалентностью и случайностью человеческого существования.

Таким образом, развитие современной науки, проведения междисциплинарных исследований, формирование определенных теорий выдвинули на первый план проблемы, решить которые методами и средствами классической науки невозможно.

Необходимые нетрадиционные подходы. В их реализации есть место и для постмодернизма, какими бы противоречивыми и экстравагантными на первый взгляд ни казались его идеи, подходы и предложения.

Философская тенденция в постмодернизме - свершившийся факт. Она выражает умонастроения той части общества, которая критическое отношение к миру человеческого бытия объединяет а творческим поиском альтернативных решений. Философия была и является наиболее полной ответом па вызовы времени. В ее многочисленных направлениях, течениях, школах и тенденциях всегда содержатся зерна абсолютной истины. Найти, исследовать и показать пути их практического использования - актуальная, почетное и жизненно необходимая задача философии. Философская тенденция постмодернизма не может быть здесь исключением.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >