Иосиф Михневич

Синтез шеллингианства, который осуществлялся под влиянием романтической традиции, свойственный И. Михневич, профессору Киевской духовной академии, который в 1839 г.. Стал профессором философии Ришельевского лицея. Философию он рассматривал как науку сознания. Поскольку в сознании, как светлые нашей души, все то концентрируется в центре нашего духа, то получается в окружение предметов, которые существуют вне нас, то поднимается до начала, которое выше всего и содержит в себе все, в ней четко вичленовуеться трех существенных элементы , которые в философии обозначаются следующими именами: "Я" - субъект, осознает; «не-Я" - предмет осознания и ограничения сознания (мир) абсолют - первая вина того, кто осознает, и осознание (Бог). Философия имеет отношение ко всем этим трем элементам и возникает наукой, изучающей все то, которое есть во всем, то есть всеобщие начала, начальные формы, вечные законы и последние цели. Согласно утверждениям Михневича умственная деятельность (как во всем человечестве, так и в индивиде) проходит различные стадии самопознания: промышленное удовлетворения потребностей, появление всеобщности и гражданства, избытка искусственности и просветления истины, когда человек творит науку по науке, создает рациональную "Науку наук - философию ". Он пришел к выводу, что источником философии является сознание (предварительно определяя философию как "науку сознания"), которая проходит разные этапы своего развития, а затем превращает их в предмет своего исследования. Как таковая, отмечал И. Михневич, философия предстает не только как знание субъективное (пидметне, "подлежательное"), но и предметное ("прилежательиое"), поскольку без знания предмета, познается, не бывает знания субъекта познающего. Стремясь в своем видении примирить с собой и все со всем, сознание (со-знание, со-видение) раскрывает свою деятельность в трех актах: стремлении от себя к не-себя (от Я к не-Я, от человека к миру) , от никак себя к себе и от мира человека в первую вине всего - Бога. Указанное, по мнению Михневича, свидетельствует о том, что философия является наука не эмпирическая, а умозрительная, следует из идеи, хотя это не помешало ему утверждать, что основой всех научных знаний является душа с ее силами и действиями, а в самом состоянии ума трудно отделить естественное от сверхъестественного, определить границы и показать степень естественной деятельности ума.

Вопрос о соотношении науки и религии, философии и религии рассматривал Михневич с теистических позиций, заявляя, что первой и основной истиной, на которой держится все наше знание, есть истина бытия Божия - "Бог есть верховное начало и последний конец всего". Наличие этой истины, с одной стороны, ограничивает разум, а с другой - открывает возможности преодолеть эту ограниченность, ведь то, чего не может ум, открывается в слове божьем, а чего не может сделать человек, то Бог поступает. Сама философия имеет два закона: природы, неписаный закон ума, и закон писан, положенный божьими заветами в Св. Писании, в котором изложены Откровение Христова учения. "Перебирая ложные откровения, - заявляет Михневич, - человек пришел наконец к Откровение истинного; ум человеческий возрастными опытами убедился, что тот источник истины, которое он долго искал, но никогда не находил, одно Св. Писание, и плодом этого убеждения вера ума в Христово Откровение, которое, с одной стороны, раскрывало перед ним такую глубину истины, о которой, оставленный самому себе, и мечтать не смел, а с другой - решало для него же важные вопросы, над выяснением которых зря трудился он в течение нескольких веков ". Отсюда требование Михневича, чтобы гордый ум человека не поднимался над разумом Бога, а был в надлежащей послушания веры. Вполне понятно, что в этом требовании оказалась не просто традиция религиозно-духовной философии, которой должен был следовать Михневич, но и ограниченность и неспособность немецкой классической философии, в том числе и шеллингианства, дать ответ на ряд вопросов как онтологического, так и гносеологического характера. Это понимал и он сам, стремясь выйти за пределы шеллингианства, обращаясь к другим системам немецкой философии, благодаря чему производил элементы исторического подхода к соотношению этапов развития философской мысли, что уже было качественно новым в ее осмыслении. Свидетельством этого может быть высокая оценка Михневич философии Гегеля, заслугу которой он видел в превращении философии в науку абсолютного саморазвития мысли, науки сознания.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >