Кирилло-Мефодиевского братства

Синтез идей романтизма и народности в единстве литературного, социально-политического и национально-освободительного аспектов нашел отражение в деятельности и творчества деятелей тайной организации "Кирилло-Мефодиевского братства". Организованное в Киеве в декабре 1845 года. Оно просуществовало до марта 1847 В его состав вошли около ста представителей разночинной интеллигенции. Душой братства были его организаторы: чиновник при Киевском генерал-губернаторстве М. Гулак, профессор Киевского университета Н. Костомаров, бывший студент этого университета В. Белозерский, гениальный украинский поэт Т. Шевченко, культурный деятель П. Кулиш. В социокультурном аспекте братство, по выражению В. Скуративского, представляло собой духовную реставрацию борьбы украинского барокко и очевидный составляющая всеевропейского движения в сторону синтеза христианства с модерновым исторической жизнью вследствие бремени всех возможных и невозможных форм человеческого отчуждения жаждущего какой навечно, фундаментальной человеческой и человечной истины. Отсюда Ее политическое направление: освобождение крестьян от крепостной зависимости, национальная свобода украинского народа. Важнейшие программные документы для Кирилло-Мефодиевского братства написал Н. Костомаров: «Книги бытия украинского народа", известные под названием "Закон божий", "Устав славянского общества" и обращение к крупнейших славянских народов - русских, украинских, поляков. Оценивая эти документы, особенно "Книги бытия ...», В. Скуратовский не без оснований отмечал, что это были не «Конституция" Филиппа Орлика, а не потомственные и довольно сословно-эгоцентричны "диариуши" автономистских старшины, даже не "История Русов ", а первый мощный крик рождения нации. Осуждение автократизму и тирании в этих документах сочеталось с защитой идей социальной свободы и равенства, равноправия и братского союза народов, простым и доходчивым объяснением украинскому читателю, что украинский народ может и должен быть субъектом исторического процесса наравне с другими, а не в унизительном от них положении.

Существуют различные мнения относительно единства взглядов, программных и тактических требований, целей и задач членов общества. Согласно решению ЦК ВКП (б) и ЦК ВКП (б) по вопросам истории, литературы и искусства, принятого в 1947, членов общества были распределены на революционно-демократическое и буржуазно-либеральное крыло, а само движение кирилло-мефодиевцев начали рассматривать как таковой, что шел по тем движениями, которые происходили в России в целом, что дела братьев находили поддержку со стороны передовых слоев русской интеллигенции. Разделение членов общества на революционере в-демократов и буржуазных либералов наши историки выполняли на основании показаний в III отделении студента Андрузского. Эта точка зрения отражена и в "Истории философии Украины" (К., 1989. - Т. 2. - С. 75), где подчеркивается: "За исторических обстоятельств данного времени ... были реальные условия формирования двух линий - революционно демократической и буржуазно-либеральной. Это характеризует Россию в целом, а в ее составе и Украины 40-х годов ... На одном полюсе были Белинский и Т. Г. Шевченко, левое крыло кружка петрашевцев, на втором буржуазные либералы типа В. Боткина, К. Кавелина, Н. Костомарова, П. Кулиша ". Итак, Т. Шевченко стоял на стороне революционных демократов, находил поддержку со стороны Белинского, а Костомаров и Кулиш были буржуазными либералами, к тому же идеологами буржуазного национализма, за что Белинский называл их, особенно Кулиша, оскорбительными словами. Однако эти оскорбительные слова относились и к своему "единомышленника" - Шевченко. По этому поводу Зеров писал: "Дело кирилло-мефодиевцев видимо не вызывала большого сочувствия среди русской интеллигенции. Известный грубый письмо Белинского, где он возмущается Шевченко и Украинский" заговорщиков ".

Деликатнее высказался А. Хомяков в письме к Ю. Са-марина, но и он говорил программу братьев как "вздорность и отсталость", заявляя, что "малороссиян захватила политическая глупость, заблуждение, бестолочь которых более чем очевидна". По показов студента Андрузского, то снова вернемся к М. Зерова: "Больше всего материала для III отделения дал допрос студента Андрузского, который жил в своих признаниях установить разделение братьев на группы. Он указывал на две группы, объединявшие братьев: главная цель - соединение славян воедино, приняв за образец Соединенные Штаты или нынешнюю конституционную Францию; частичная при ней существующая малорусская - восстановление Гетманщины, если можно - отдельно (желание тайное), если невозможно - в Славянщине. Представители главной цели: Костомаров умеренно ; полным последователем цели: Гулак. Представители малороссийской цели: поэт Шевченко и Кулиш, в высшей степени умеренные - Посяда, казенный крестьянин, он только и думал, что о крестьянах ". Шеф жандармов граф А. Орлов поддержал разделение Андрузского, говоря о братьев славянофилов и украинофилов, опасными из которых считал украинофилов, но вместе с тем пришел к выводу, что "все они не заговорникы, а не злоумышленники и восхищаются только: славянофилы - модным направлением наук, а украинофилы - страстной любовью к родине ". "Меры предупреждения" Орлов советовал принять прежде всего против украинофилов, "поскольку мысли последних о восстановлении народности их родины могут повести малороссиян, а за ними и других подвластных России народов к желанию существовать самостоятельно".

На сегодня существуют и противоположные мнения о единстве, целостность взглядов братьев, общность их цели. Так, Д. Чижевский пишет: "Разными духовными путями пришли кирилло-мефодиевцы в Киев, на разные стороны света было разослано их из Киева. Но в Киеве они прошли через определенную духовную общность, блики которой остались у них на всю жизнь". С точки зрения М. Зерова, "мысли и идеи братства, а главное его энтузиазм," апостольской любви к ближнему "нашли себе отголосок в шевченковской творчества - хоть славянофильство Шевченково и его пророческий пафос свойственны были раньше организации братства. Шевченко был голосом той самой поры, переживал те же настроения ".

Поскольку речь идет о тогдашней время, то отметим, что сущность ее заключалась в том, что это был возраст истории, век, когда все европейские и отчасти евразийские народы вспомнили свое прошлое и одновременно начали создавать ретроспективы мирового развития, истории на основе сочетания круга энергии персональной христианской мистики и ее пафоса личности со всей энергией массово коллективно народного существования, всех составляющих-инвариантов народного существования. Высказанное нашло отражение в мировоззрении братьев, где влияние Шевченко на мировоззрение их, в том числе и Костомарова, был достаточно заметен, но студии Костомарова по истории Украины также не могли не повлиять на Шевченко. Идеи Костомаровские историософии не могли не повлиять, соединиться с историософским взглядами и христологией Шевченко, обусловив содержание программных документов и деятельности братства. Относительно единства братьев, то их действительно объединяла братская любовь, уважение друг к другу, свидетельством чему может быть их поведение на допросах, когда каждый из них пытался взять вину на себя, чтобы не вызвать подозрения на других. Конечно, были и определенные различия в их взглядах, понимании путей достижения поставленной цели. Главным, что объединяло братьев, была любовь к народу, отечеству в той форме, о которой говорил Н. Костомаров: "Кто любит свой народ - пусть любит его по-донкихотские, НЕ представлениям, а сердцем и делом, пусть любимы не абстрактное понятие о народе, а народ в действительности ".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >