Иван Скворцов

Занимая должность профессора философии академии с 1819 по 1849, И. Скворцов одним из первых осуществил переход от традиционного вольфианству к кантианству и других философских западноевропейских систем, более свободного и нового самостоятельного философствования на основе глубокого и разнообразного знакомства с мировыми философскими идеями. Читая курс истории философии, он преподавал философские учения по первоисточникам, сопровождая их критическим анализом, знакомство с классикой доводил до новейших времен - Бэкона, Декарта, Лейбница, Шеллинга, Фихте, Гегеля.

Особым уважением у Скворцова пользовался Кант, произведениями которого он лично пополнил библиотеку академии. Гегель не нравился ему за рационализм ", в котором православно-академическая философская традиция видела деизм. Кроме истории философии он читал также двухлетний курс логики, психологии, метафизики и нравственной философии.

Общую направленность курса философии И. Скворцова в определенной мере раскрывает его речь "О метафизические начала философии", провозглашенная 29 сентября 1819 "Иисус Христос, - отмечается в ней, - является единственным учителем истины для всех разумных существ. Вне его миром нет истины - слепая и философия, которая не признает его, глупая и мудрость, которая отвергает учение откровения. Мы - христиане, и нам непростительно знать лучше философию любого Аристотеля или Платона, чем философию Иисуса ". По мнению Скворцова, первоосновой мира есть Бог. Мысленный дух человека не есть существо абсолютное и творческая. Истина всегда дана, нами воспринимается и познается. Первым отношением духа к истине отношение восприятия, чувств. Непосредственным чутьем истины является вера в широком смысле этого слова, и эта первая форма познания - основа всего его развития. Следующая ступень - понимание непосредственного содержания истин веры, вывода ее на уровень знания. Отсюда возникают наука и философия. Это знание не является отрицанием любого первичного, данного в сознании. Философ, заявлял Скворцов, который отвергает веру, сам не заслуживает доверия.

Философия должна основываться на вере, признании некоторых позитивных в своей разумной природе возложенных Богом истин. Первая задача философии заключается в том, чтобы через анализ умственной природы нашего духа открыть в них элементы истины, очистить их от примесей и выложить в точных и ясных понятиях. Однако философствующий человеческий разум не может остановиться на этих начальных истинах, а стремится к полному и всестороннего познания целостности всех вещей, полного совершенства истины. Но именно здесь И. Скворцов, поставив вопрос о том, может ли человеческий ум достичь такой системы знания, которая бы удовлетворяла его стремление к истине, доходит до отрицательного заключения, уходя, как и Кант, путем подчинения разума силе божьего духа, где в философии, а в Иисуса Христа находится Мудрость мудрости, Истинная философия. Как видим, оценка Г. Шпета не требует комментариев относительно консерватизма И. Скворцова.

Василий Карпов

По сравнению с И. Скворцовым, который ограничивался формально-логическим сопоставлением философских положений, вид более свободного философствования носили взгляды его ученика В. Карпова, который, закончив в 1825 г.. Киевскую духовную академию, в течение десяти лет преподавал здесь философию. Взгляды В. Карпова носили в целом теистический характер, однако он сделал значительный шаг в освоении европейских методов преподавания философии, которыми менял церковнославянский традицию и схоластику, вольфианству. Кроме Платона (произведения которого он перевел на русский язык) на формирование его взглядов существенно повлияла философия Канта и Гегеля. Философию Карпов понимал как науку, рассматривает бытие одним гармоничным целым в сверхчувственном или мыслимому, поскольку оно может быть выведено из сознания и выражено в системе. ее задача состоит в том, чтобы найти закон гармоничного бытия Вселенной и указать в нем место, значение и отношение человека. Такое понимание философии у Карпова основывалось на двух принципах: самосознания и объединения всех наук в одно целое, а соответственно исследования бытия не в чистом виде, а в целом, едином бытии, что уже само по себе поднимает нас над опытом и вводит в метафизическое . Последнее, по его мнению, не является ни физическим, ни духовным, поскольку действительное духовное, сочетая в себе полноту совершенства, выступает абсолютным, безусловным и бесконечным, стоит выше условий человеческого бытия и деятельности.

Как метафизическое человек также не является ни физическим, ни духовным. Она - результат взаимного ограничения того и другого. Отрасль метафизического, не является духовным, не является недостижимой и, не будучи физическим, доступна чувствам. Она является особой сферой надчуттевости со стороны этих начал. В познании их соотношение существует в виде взаимной связи субъекта и объекта, между которыми существует особый мир - мир мыслимого, что является условием их связи и одновременно звеном, которое объединяет познания с ощущениями. Они царство мысли, а не вещи в себе и односторонними формами проявления нашего "Я".

Методом, формой изложения мыслимого, как второй характеристики, где осуществляется философия, определяется ее предмет, который должен называться систематическим, таким, что объединяет субъективное и объективное начала. Субъективным началом философии является сознание, а объективным - мыслимое как непосредственное осознание. Отсюда Карпов выводит положение о том, что сознание является началом бытия и познания. Психологизуючы последнее, первым моментом познания он считал человека, а первой наукой в области философии выделял науку о самосознании, самопознание, или чувственное в сфере мышления. Именно таким способом Карпов пытался разрубить "гордиев узел" проблемы соотношения веры и знания, отнести дух к недоступной для метафизики области, из-за чего уже не боялся никаких компрометирующих философских выводов, чтобы только они не противоречили истинам Св. Писания. Оставаясь религиозным мыслителем, польза философии видел в том, что истинная философия-действует как установка религии и политике, открывая существенные требования человеческой природы, согласуется с ними, а также с законами веры и условиями отечественной жизни.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >