А. Новицкий О ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ И поступательность РАЗВИТИЯ ФИЛОСОФИИ

Орест Маркович Новицкий родился в 1806 в с. Филипы (теперь Чудновский район Житомирской обл.). По окончании Волынской духовной семинарии поступил в Киевскую духовную академию (магистр V курса, 1827-1831), затем магистр, а с сентября 1834 экстраординарный профессор философии академии. В 1837 занял кафедру философии Университета Св. Владимира, где как ординарный профессор читал курс философии до 1850 г.. После запрета преподавания философии в университетах (1850) работал цензором. Умер 4 июня 1884 Автор работ: "О первоначальном переводе священного писания на славянский язык". - М., 1837; "Об упрек, делаемых философии в теоретическом и практическом отношениях, их силе и важности". - М., 1837 (эту работу Г. Шпет назвал одной из лучших в отечественной философии того времени); "Руководство к логике". - М., 1844; "Краткое руководство к логике с предварительными очерки психологии". - М., 1844; "Постепенное развитие древних философских ученый в связи с развитием языческих верований". - М., 1860-1861. - Ч. I-IV.

Философ высокого профессионального уровня, О. Новицкий в условиях негативного отношения к философии в Российской империи не только выступил в ее защиту, но и учитывая новейшие достижения мировой философской мысли того времени, в частности немецкой классической философии, сделал попытку по-новому в русскоязычной философии подойти к осмысление ее предмета, задач и назначения, выявление основных механизмов и тенденций ее развития.

Прежде всего А. Новицкий отмечает, что у всех народов с древнейших времен наука была предметом уважения и похвалы, издавна признавали ее особым подарком богов, а сейчас признают ее украшением и лучшим достоянием человеческого рода. Не такой счастливой была судьба философии. Среди торжества других наук она издавна была предметом больше нареканий, чем похвалы. Все жалобы на философию, приходит к выводу Новицкий, возникают потому, что широкая общественность (даже образованные ее представители) не видят пользы от нее и даже признают ее вредной для религии и государства. Все это происходит потому, что в обществе не знают, что такое философия, она изучает, в чем заключается ее назначения, а по незнанию приписывают несвойственные ей функции. Ответ на приведенные вопросы на поверхности самой философии. Достаточно обратиться к ней и сразу можно увидеть, что философия является глубинной потребностью нашего собственного духа, породжуючись в котором она зажигает его новым видением - светом четкого мнения. Распространяясь на все виды бытия, философия занимает все предметы видение, возникает наукой наук, наукой обо всем. Это следует из того, что сознание, выступая с себя, ограничивается посторонними предметами и, видображуючись от них к себе, становится центром познания, а все остальные предметы рассматривает как окружающие. То и другое отражаются в нашем сознании идеально, а не реально, поскольку действительное бытие вещей не зависит от познания. "Сознание заранее берет несколько выше себя и мира, в чем нет ни центра, ни окружности, являющейся бесконечным. Отдавая себе отчет в предметах своего видения, человек мысли своей подчиняет собственное мнение. Именно здесь рождается философия и здесь достигает своей последней черты" . Как науки о все содержанием философии является всеобщие формы и законы бытия. "Она, - отмечает Новицкий, - есть наука обо всем только в том отношении, что приводит к осознанию законов и основ всякого бытия, она является наукой наук только потому, что содержит в себе условия условий, начала и формы всякого видения. Она исключает из своей области все то, что в частности этом может быть подчиненным законам и формам бытия: только эти формы и законы составляют ее истинный смысл, на который не могут претендовать другие науки "(Новицкий А. Н. Об упрек, делаемых философии в теоретическом и практическом отношениях, их силе и важности. - М., 1837. - С. 22).

Выступая в сфере сознания, в сфере философствования, мыслящий дух может обращаться к мысленного бытия тремя главными способностями: чувствами, связанными с фантазией, рассудком и разумом. Самой высокой из этих способностей есть ум, а предметом философии возникают осознавая "Я" "не Я" - то, что осознается, и первая причина того и другого - мир человека и Бог. Они даются нам в мышлении, а философия и является наукой чистого мышления, то есть знания, для которого мысль есть первая и безусловное доверие, которую опыт послуговують разве что только внешней и отрицающей точкой, но истина которой не зависит от опыта, потому что, наоборот, истинный опыт зависит от его отношения к мысли. Этим чистым мышлением философия отличается от всех положительных, эмпирических наук, стремится собой завершить их, свести к единству мировосприятие, сообщить им целостность, полноту, завершенность. Философия дает ум любому виду деятельности, определяет понимание ее смысла и значения. Отсюда ее истинное предназначение для наук: раскрывать умственную сознание, давать мыслям и понятием пространство, последовательность, стройность.

С точки зрения А. Новицкого, философия как наука чистого мышления, имеет дело с общими формами и законами бытия, не может взять последних непосредственно из опыта, их сначала рассматривает наш разум в самих себе как собственную природу созерцания, как законы единства в собственных идеалах, как идеи. Черпая познания всеобщих законов и форм бытия из самодеятельности нашего ума, из его идей, философия не исключает участия других сил души. Наоборот, все они дают помощь философии, все хотят стать органами ее предсказания. Чувство предоставляют философии неограниченное разнообразие природы и явлений нашего собственного внутреннего мира; рассудок создает для нее новый мир мыслей, которые сводят все многообразие явлений к двум главным начал - вещества и духа, но все это только для того, чтобы разум осветил этот двойственный мир своим высшим светом идей и внес в него жизнь, единство и гармонию. Философия требует вечного, непереходящей, а вечное и непреходящее открывается только в идеях; философия требует необходимого, безграничного, а предельное отражается в идеях. Наконец, философия требует постоянного, существенного, а существенное отображается в идеях. "Мир идей, - заключает А. Новицкий, - есть родина философии. Там рождается она, отсюда она черпает свои силы и является в мир странный как предвестник горнего" (Там же. - С. 23).

Относительно опыта и умоспоглядання, то для А. Новицкого является неоспоримым, что опыт и умозрительность действуют одновременно, вместе. Одно из них дает содержание, а второе - форму; одно - единство, действительность, а второе - единство и необходимость. По внутренней связью и ходом мыслей философия отражает единство и систему ума, а по внешним формам методов отражает логические формы рассудка, являясь в своем развитии как дело человечества.

На упреки о вреде философии для государства и религии А. Новицкий словам Шеллинга отмечал, что если это действительно так, то вина в этом должен падать на саму религию и на государство, те условия, в которых функционирует философия. "Все великие люди, - подчеркивал он, - и особенно те, кто занимается философией, суть представители своего народа, они как в фокусе только концентрируют в себе то, что уже рассеяно в народе, приводят к сознанию, что и без того таится в духе народном темно и безотчетно. Таким образом, если философы отражают в своих учениях вредные направления духа, то это естественно поэтому, что такой дух представлен им народом, они возвращают ему то, что восприняли от него сами, возвращают только во втором, более развитом виде; это отток веяний народных же мыслей и чувств, только усилиями новой напряжения мысли, более мощной и деятельной. Только при таких условиях философское учение может оказать значительное влияние на народ, только тогда увлекается он философичными идеями, только тогда принимает их с живым участием и усваивает их с восторгом, когда находит в них отражение своих собственных понятий и чувственности. В противном случае философичные идеи, сами высокие и светлые останутся неопознанными, как чужие духа народном, они не приживутся в общественном мнении, как растение в подходящему для себя почве; сами выразительные и искренние предсказания философов не найдут себе сочувствие, замрут там одиноким звуком в пустом пространстве. Влияние народного духа на философию безусловно столько же, как и действие философии на дальнейшее развитие понятий народа. Так всегда было и будет с философией ... Так с ней и во Франции в XVIII в. НЕ философы развратили народ и довели его до ужасов свободомыслия и произвола, а народ развратил и испортил тех, которые по даром своим могли быть философами "(Там же. - С. 52).

Четкой и недвусмысленной позиция А. Новицкого по вопросу о пользе философии, когда от него требуют обязательного практического результата, определенной выгоды. Он отмечает, что подобного рода пользу имеет смысл только как первое достижение человека в борьбе с враждебными силами природы. В этом отношении можно признать работу и прибыль как главные факторы жизни, признать весь мир фабрикой, торговой биржи. Однако самостоятельный философский взгляд сразу открывает нам то, что все полезное имеет смысл только для достижения высших духовных целей, потому что мы живем не для того только, чтобы работать, а работаем, чтобы жить, жить истиной, осуществлять истинные цели нашей жизни. Когда теряется истинная граница жизни, когда польза возникает выше всего и признается мерой для оценки и суждений о всех вещах, тогда погибает все высокое и благородное в жизни народа, вся энергия его духа. Изобретения паровых машин, построение железных дорог, отмечает Новицкий, становятся тогда гораздо важнее, чем самые значительные открытия в области науки, а неутомимая заботливый человек промышленности, чем подвиг самопожертвования для высшей идеи жизни. Там, где все измеряется исключительно пользой, там нет и не может быть героических подвигов бесполезности, самопожертвование и вообще истинно великих характеров.

Исключительное стремление к пользе становится по своим безусловными последствиями не только ненужным, но и вредным и губительным для духа народного. Поэтому нужно уметь подняться выше привычной пользы, дойти до идеи правды, следовать ей, отдавать отчет в предметах своего видения, и ведет к формированию философии, философского мышления, которое всегда должно быть свободным мышлением, самостоятельным в противовес обычаям и безотчетным гаданием и понятием , направляемых к непосредственному. Философское мышление как живет убеждение в истине, самостоятельная сила духа человека в борьбе с чувственности и привычками должны предстать для защиты самостоятельного убеждения и свободного действия. Требование "привычной пользы" уничтожает саму философию, поскольку одни не осознают в себе внутреннего призвания к ней, а другие - не спешат этим призывом. Тогда появляются "самозванцы философы, люди несчастные и ненужные для философии, которые собственным недостоинство бесславие имя ее во мнении общей, как имя науки бесплодной, не признанные пророки - они выдают мечты свои слабые, незрелые мысли за светлое видение истины, звуки собственного настроения голоса, за небесное предсказания "(Там же. - С.56).

Исходя из приведенного выше понимания сути философии, ее задач, А. Новицкий ставил вопрос о соотношении веры и знания, философии и религии, где делал вывод о тесной связи философии и религии, учитывая также значительные различия между ними. Связь философии и религии он видел в общем для них объекте видения (мир, Бог), а отличие - в способе восприятия мира, формах знания и уровне достоверности. При этом философию он ставил ниже религии, мотивируя это тем, что философия как знание является для немногих и никогда не становится достоянием всего народа, а религия благодаря наличию высших истин становится доступной для всех. Правда, вопрос о связи философии и религии, веры и знания он рассматривал скорее в духе свободно-философском, чем в богословском. Так, рассматривая развитие философской мысли, А. Новицкий выделял три фазы развития философии и четыре отношение ее к религии. На первой фазе философия развивается в пределах религии, однако рассматривает общее с ней в своем содержании и своим особым образом; во второй фазе - философия отделяется от религии, становится независимым от нее, получает свою форму, форму четких и самостоятельных размышлений рассудка. По третьей фазой философия вновь возвращается к религии, пытается примириться с ней, признать разумным то, что религия признает сердцем, сочетать веру с доверием к самому ума. Рассматривая это как модель развития философии в целом, А. Новицкий требует освобождения философии от того типа полезности, которую ей приписывают, высвободить ее от "неестественной" религии. Философия может озарять высшим миром религию, но это не главное для нее. Что касается философской роли религии, то она может ставить вопрос философии, но не решать их за нее. При всех условиях философское мышление должно оставаться свободным и самостоятельным. Свободной и самостоятельной должна оставаться и сама философия - "деятельность мышления, направленная на достижение первоначальных основ бытия, жизни и познания" (Гам же. - С. 84).

В общем контексте размышлений О. Новицкого особое место занимает проблема развития философии, где ощущается значительное влияние немецкой классической философии, философии Гегеля, обращение к которой обусловило четкое осознание ее важнейшей идеи - идеи историзма, того, что противоречия и борьба идей является сущностью самого сознания , что каждая система осмысливается только в своем развитии и в контексте целого. В то же время работы А. Новицкого свидетельствуют, что он отнюдь не следует простому повторению схем и поворотов мысли немецкой классической философии, даже в своих постоянных обращениях к гегелевской триады. Наоборот, здесь происходит разговор равноправных партнеров с учетом как положительных моментов, так и ограниченности немецкой философии, в которой, по выражению Новицкого, при всей ее варварско-схоластической неправильности языка "ощущается сильная и глубокая мысль". Обращение к немецкой классической философии обусловлено в него прежде всего необходимостью осмыслить эту глубокую мысль в общем развитии мировой философской культуры, выяснить общие тенденции, механизмы ее развития, той умственной деятельности, которая является содержанием философии, а ее специфика обусловливается имеющимися условиями конкретной жизни.

Правомерно, что обращение к немецкой классической философии не могло не повлиять на характер историософской позиции А. Новицкого. И действительно, исторический процесс он рассматривает согласно гегелевской схемы, где история - это не произведение самих людей, а влияние абсолютного духа, который развивается по неизменными законами. "Всемирная история является постепенным развитием человечества, как органического развития, стремится к одному постоянного призвание и осуществляет процесс жизни и развития с неизменными законами" [Новицкий А. М Краткое руководство к логике с предварительными очерки психологии. - М., 1844. - С. 292). В этом процессе люди хотя и влияют на него, однако не могут изменить существенных условий и развития всемирной истории. Они могут только задерживать или изменять способ воздействия духа на короткий или длительное время.

Главным в историческом процессе возникает духовное начало, где исторический процесс осуществляется как процесс саморазвития духа, закономерность которого не подлежит отдельному лицу. При этом следует искать основу критического отношения Новицкого взглядам об историческом процессе как произведение великих людей. Не большие люди и не случайности творят историю. Они дают ей только форму и сами являются скорее совокупным продуктом, чем творящих истории. Большие люди только тогда смогут играть роль в истории, когда смогут подхватить идею, которая бродит в массах. Если великий человек, отмечает А. Новицкий, не найдет народных масс, которые поддержат ту или иную идею, она так и пройдет, не оставив следа, а если выступит рано или поздно удобного времени, то появится среди людей как пророк или пам Памятник.

При раскрытии исторического процесса Новицкий выступал против крайних точек зрения, связанных с исследованием человеческой истории. К таким он относил как попытку строить историю только по умозрительными идеями и вечными законами мировой идеи, так и поиски причин развития человечества исключительно в человеческих мотивах. По его мнению, чтобы понимать исторический процесс, нужно правильно и точно отразить факты и обстоятельства, иметь удачный снимок лиц, местности, времени, обычаев, способов мышления, определенного развития причин на том основании, что ведет к тем или иным последствиям, целей, средств , исследовать самые глубокие идеи и побуждения, которые двигают народами, и те элементы развития, которые совершаются человечеством (см .: там же. - С. 294-295). Только при таких условиях возможно правильное объяснение истории, понимание ее.

Во взглядах на историю Новицкий следовал европоцентризма, считая, что конечный развитие всемирной истории обусловлено Европой, хотя при этом не отрицал роли других народов, указывая, что те народы, которые выполнили свою роль в истории, не сходят с исторической арены. Эти народы могут смешиваться с другими или при определенных условиях снова возрождаться и вносить свой вклад в развитие человечества. Историю А. Новицкий разделял на два периода: языческий и христианский. В соответствии с этим выделял и два основных периода развития философии в течение ее истории: давньоязичницький (эпоха непосредственного знания) и христианский (эпоха опосредованного знания, в котором открывается противоположность мысли и бытия, веры и знания).

Как видим, в понимании А. Новицкого поступательный ход философии совпадает с прогрессивным развитием основных событий всемирной истории, предлагает совпадение философских учений с соответствующими учениями человечества, где сама философия предстает живым организмом, который постоянно развивается. При этом, по мнению Новицкого, философия не сводится к той или иной системы. "Философия, собственно говоря, не та или иная отдельная система, система Платона, Аристотеля, Канта, точно так же, как человечество не является только тот или иной народ ... Философия в ее истинном значении является делом человечества, это сознательный развитие всеобщей идеи видения "(Новицкий А. Н. Об упрек, делаемых философии в теоретическом и практическом отношениях, их силе и важности. - С. 37). Характер развития философии обусловлено борьбой различных точек зрения, идей, поскольку наше сознание является вечной борьбой между духом познавая и миром аналогично тому, как вся наша органическая жизнь есть борьба внутренних сил жизни с силами внешними и стихиями разрушения. Познающий дух борется с миром, который познается как начало свободное с началом несвободным, как начало деятельное с началом, прекращает действие. В этой общей борьбе нельзя отбросить одну мысль, потому что исключения из сцены сознания хотя бы одной непримиримой философской мысли означало бы нарушение свободного закона равновесия в поступательном развитии и разрушило бы саму философию, где в целом ничто не может пропасть. "Разумные тела, - отмечает А. Новицкий, - герои-завоеватели новых идей в философии, их временное жизни - все проходит, но их подвиги, их творения, их мысли не последовали за ними, потому что их подвиги есть творение в свете сознания того , что скрывается в недрах бессмертного духа. И теперь творения философов, давно сошли со сцены земного бытия, составлены не в одном храме воспоминаний, и теперь для нас они такие же близкие и живые, как во времена своего происхождения, и теперь черпаем из них мысли, отраженные в мыслях, которые составляют сегодняшнее бытие нашего духа "(Там же. - С. 40).

Как отмечалось, А. Новицкий выделял два основных периода развития философии - давньоязичницький и христианский. Эти периоды он разбивал на степени, направления, создавая интересную и весьма оригинальную концепцию историко-философского процесса, его периодизации. Началом философии, первым периодом ее развития он считал стародавньосхидну философию, связанную с языческими религиями как непосредственными религиями силы, или религиями природы. В своем развитии она проходит две ступени: философию китайцев, вырастает из элементов религиозных, и индийскую, которая развивалась в лоне религии. Первая из них занимается исключительно мысленным бытием и не обращает внимания на процессы самого мышления; Второй главный внимание сосредотачивается на проблеме освобождения души от власти природы. Каждая из них развивается в определенных школах, приобретая своей специфичности, хотя в целом по отношению к жизни человека отражает одну и ту же мысль: человек полностью находится в природе как всеобщей субстанции, где Бог смешивается с миром, Бог и мир возникают единосущный. Такое слияние Бога и мира препятствует отличать душу от материи, а в результате всеобщности бытия человек не находит в себе никакой самостоятельности, отрицает даже свою личность как нечто чуждое для себя. Воля восточного человека погружается в всеобщее, без исследования своего отношения к нему, всеобщее полностью преобладает частичное, божественная идея добра, вступая в жизнь, образует организованную государство без осознания личности и ее сущности. Личность здесь подавляется, порабощается, а само государство принимает форму восточного деспотизма (см .: Новицкий А. М Постепенное развитие древних философских ученый в связи с развитием языческих верований. - Ч. I. - М., 1860).

Продолжением древневосточной философии является древнегреческая, которая формируется на основе религии, однако религия предстает здесь как религия самостоятельности природы, или религия личности. Древнегреческую философию А. Новицкий разделял на два отдела. Первый из них имеет три степени: 1) обращение духа к природе; 2) обращение к философской сознания и человека, или одностороннее понимание безусловного в духовном бытии человека; 3) обращение духа к божественному, к тому, как оно открывается в природе, или как осознание безусловно-всеобщего. С первой ступенью древнегреческой философии Новицкий связывает три направления: а) обращение философского сознания к веществам природы, вещественных ее начал (философия ионийцев) б) обращение сознания к форме вещей и начал, их образуют (пифагорейцы) в) выявление отношения между единственным и множественным числом (от Ксенофана к Анаксагора). Первое направление он рассматривает как продолжение религиозных традиций египтян о первобожества, перенесенных из области веры в область свободного исследования природы, в отрасль знания, стало первым посредником между религиозным сознанием греков и дальнейшим развитием философии (см .: там же. - Ч. II. - С. 57). В отличие от ионийцев пифагорейцы внесли идею основного начала мира как першоединого, безраздельного, однако не как определенного понятия, а как субстанции, полноты всего возможного бытия. В Третьим направлением, что выступает как собственно греческая философия в противовес предыдущим ориентациям на египетские источники, произведенная идея божества как единого и тождественного с миром, которая позже дополняется рядом новых моментов, а именно: выявление бытия множества (атомизм Левкиппа и Демокрита) утверждение безразличия единственного и множественного числа в непрерывном процессе проявлений (Гераклит) выявление видоизменений единственного в множестве (Диоген Апполонийський) видторження множества от единого (Эмпедокл) признание самостоятельности единственного и множественного числа, видоизменений множества, направленной к единому (Анаксагор). В целом А. Новицкий делает вывод, что на данной ступени философия природы, начав свое мировосприятие из вещества (тела) и нечувствителен, завершает его духом, готовя фундамент для нового степени философской мысли (см .: там же. - С. 295).

На второй ступени древнегреческой философии согласно взглядам А. Новицкого происходит обращение к философской сознания и человека, или одностороннее понимание безусловного в духовном бытии человека. На этом степень древнегреческой философии, он отмечает, что здесь человек выступает вперед из круга истин естественно-нравственного деяния, переставляя акценты с мира как такового на мир морали, человека как мерила вещей, где божественное принимает отношение к человеку в виде добра как цели человеческих желаний . Предметом философии становится дух, а сама она утверждается в трех направлениях. В первом направлении отстаивается взгляд на умственные и нравственные стороны человека с индивидуальной "эмпирической" точки зрения (софисты). Второе направление исходит из точки зрения всеобщего, идеального (Сократ). Односторонними последователями Сократа утверждается третье направление, который акцентирует внимание на какую-то одну ориентацию в проблемах. При этом каждый из них выступает как последовательная звено в общем развитии мысли, где третьей ступенью греческой философии является философия божественного как безусловно-общего, философия Платона и Аристотеля.

Философия третьей степени, по Новицким, начинает заниматься собственным развитием идей, обращая внимание прежде всего на правильный способ их развития. Поскольку моральной деятельностью человека есть добро, то оно не может обойтись без познания в самом себе, а в этом познании и заключается мудрость, которая так необходима для человека, тем более, что нравственная деятельность должна осуществляться по определенной степени, которую можно найти только в знании . В Плато на знание является не готова, чисто объективная система, а живой процесс духовного развития мысли, достижения истинно сущего - идеи, где все объективное, пластичное. Изучая взгляды Платона, А. Новицкий обращает внимание и на недостатки платоновского мировосприятие, среди которых называет вывода явлений из идей, разрыв между миром идей и миром явлений, а также теологичнисть рассмотрения природы. Там же анализируется философия Аристотеля, то есть с учетом как сильных, так и слабых сторон его учения. Аристотелем Новицкий завершает первый отдел греческой философии, переходя к другому.

Второй отдел греческой философии Новицкий называет субъективным направлением философской сознания, стремится к определению формальной стороны науки и осуществления ее в жизни практикой (начиная от Зенона до Секста Эмпирика включительно). Основными направлениями второго отдела греческой философии он считал такие: стоицизм, который признает критерием истины субъективную убежденность рассудка, а целью деятельности - подчинение субъекта всеобщему закону или добродетели; эпикуреизм, согласно которому критерием истины является чувственное наблюдение и ощущения, а целью деятельности - удовлетворение индивида; скептицизм, в теоретическом отношении отвергает пригодность критерия стоиков и эпикурейцев, а в практическом ищет высшее счастье в абсолютном спокойствии духа.

Следующие этапы развития философской мысли А. Новицкий проанализировал в аналогичном ключе. Интересным здесь предстает не столько подход его к периодизации истории философии, сколько понимание самого процесса ее развития, те методологические требования, с которыми мы должны подходить к истории философии, анализа взглядов того или иного мыслителя, достижения которого является лишь одним из этапов всеобщего развития философского мышления как такового. Как видим, для О. Новицкого целью усилий человеческого духа, отраженного в истории философии, является постепенное достижение истины, которая заключается не в принятии готового знания, а в самостоятельности его производства и обращения к миру чистого сознания подобно тому, как целью стремлений человеческого духа, в котором отражаются материальные события всемирной истории, является постепенное достижение умственной свободы. Поэтому при изучении истории философии надо учитывать тот факт, что философские учения разных времен, имея между собой внутренние связи, которые заключаются в последовательности их развития, требуют адекватного их изучения и преподавания как замкнутой в себе целостности. Итак, изучая философские взгляды, преподавать философию надо в ее внутреннем единстве и развития, поскольку "преподавание философских учений, ограниченных только хронологическим их порядком, еще не дает понимания их сущности и знания, их внутренних связей и подвижных сил их развития" [Там же, - Ч. И. - С. 1). Приведенные требования А. Новицкий последовательно проводил в своих курсах, указывая не только на значение той или иной философской системы, но и тесные связи ее с общим направлением самой философской мысли, конкретный вклад того или иного мыслителя в этот общий процесс. Так, заслугу Канта А. Новицкий видел в том, что он примирил мнение и бытия, хотя в своей системе не смог примирить веру и знание, что свойственно и его последователям - Шеллингу и Гегелю. На решение этой проблемы он и ориентировал христианскую философию будущего, следуя своей историософской концепции. При этом А. Новицкий подчеркивал, что философия в России не должна быть ни немецкой, ни французской. Она имеет синтезировать все то лучшее, что есть в той и другой, обратиться к своим начал, соединить теорию с опытом, примирить их в верховном Начали всякого бытия идеального и реального. Эта установка в определенной степени обусловила понимание историко-философского процесса философами-профессионалами не только киевской академической школы (Гогоцкий, П. Юркевич, П. Линицкая), но и отразилась в философии всеединства В. Соловьева, поисках представителей философии русского духовного ренессанса - Е. Трубецкого и С. Трубецкого, С. Булгакова, П. Флоренского, В. Розанова, Л. Карсавина, Н. Бердяева и др.

Относительно взглядов А. Новицкого, то воспринимая или не принимая их, интерпретации философии как науки, ее назначения, историко-философского процесса, следует и сегодня помнить его слова: "Философия сама является нежное растение, которое требует не только почвы для нее приличного , но и атмосферы приличной ... Только там роскошно развивается она, цветет и приносит свои плоды, где находит к себе внимание и сочувствие, общую приверженность и содействие. Напротив того, она скоро глохнет среди общих предубеждений против нее; преждевременно упадок мир ее в равнодушия к ней и мизерный плод ее кажется диким и безвкусным без теплой сердечной участия в нем. Это обязательно: где общее мнение признает философию бесполезной, там она и делается никчемной вопреки ее собственной природе "(Новицкий А. Н. Об упрек, делаемых философии в теоретическом и практическом отношениях, их силе и важности. - С. 56-57).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >