Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Педагогика arrow Художественное своеобразие сказки А.С. Пушкина "Сказка о рыбаке и рыбке"

Художественное своеобразие сказки А.С. Пушкина "Сказка о рыбаке и рыбке"

Народное поэтическое творчество для Пушкина - это прежде всего форма национального самосознания. Фольклор как система складывается из жанров, и каждый жанр выполняет свою особую функцию в процессе народного самосознания. Сказка в ряду других жанров - особенное явление. В ней соединились те художественные элементы фольклора, в которых наиболее ярко выразился народный характер и народная мысль о человеке. Пушкин увидел в сказке форму, созданную гением народа и пригодную для создания в литературе психологических характеров, исследования социальной психологии и связанных с ней нравственных философских законов жизни человеческого общества. Но поэт при этом понимал, что не любой тип народной сказки способен служить подобной цели. Пушкин интуитивно выбирал те разновидности сказки, сюжеты, мотивы, которые наиболее легко, естественно, органично поддавались психологизации: бытовую и новеллистическую сказки, отдельные мотивы волшебной сказки с "низким" героем и т.д. [56, с.3].

С таким интуитивным художественным отбором связана и наиболее важная особенность сказок Пушкина, отличающая их, они объединены в цикл, пронизаны многообразными внутренними взаимосвязями, каждый последующий текст дополняет предыдущий постановкой и решением проблем. И хотя каждая отдельно взятая сказка имеет собственный законченный сюжет, все же она представляет собой только часть "метатекста", универсального поэтического целого и потому становится окончательно понятна именно в контексте всего цикла. Это надо помнить учителям, воспитателям детских садов - всем, кто работает с пушкинскими сказками и хочет донести до читателя подлинную мысль поэта. Пушкин - единственный писатель первой трети 19 века, которому удалось создать стройный, внутренне логичный цикл литературных сказок [56, с.3].

В отличие от своего "учителя" Жуковского, Пушкин интересовался, прежде всего, самим фольклором, стремясь познать не только отдельные черты его поэтики, но уловить его поэтическую целостность. Фольклор для Пушкина был не средством, а целью. Изучая художественную форму, поэт хотел понять ее смысловую наполненность, дойти до ее первоначального, древнего мифологического содержания, нередко "очищал" сами фольклорные тексты от наслоений времени, реконструировал их. В своих сказках он пытался в первую очередь сохранить народный взгляд на вещи. Отсюда проистекало бережное обращение с фольклорными источниками сказок. Но этим поэт не ограничивал свою задачу. Сказка нужна была ему, чтобы выразить свои собственные мысли об обществе и человеке, но так, чтобы они органически "прорастали" сквозь народный смысл сказок, дополняли, развивали и углубляли его. Пушкин брал на вооружение природную мудрость народа и своей мыслью возводил ее в ранг глубокого диалектического философского взгляда на земное существование человека. Таким образом, народная точка зрения, угаданная и тщательно сохраненная Пушкиным, составляет первый смысловой "этаж" текста, а точка зрения автора - второй, высший ее "этаж" [56, с.4-5].

Цементирующей силой цикла предстаёт прежде всего идеальное начало - вечно движущая, развивающаяся, самоуглубляющаяся мысль поэта, стремящаяся сбросить сковывающую оболочку традиционной устойчивой художественной формы - поэтического рода, жанра и т.п. Потому в пушкинских сказках могут обрести цельность, найти свое место самые разные литературные и фольклорные поэтические элементы, могут вступать в самые разнообразные сочетания. Такой способ циклизации сродни "библейскому": В "Библии" господствует длящийся ритм исторического (у Пушкина нравственно - философского) движения, которое не может замкнуться и каждый отдельный отрывок которого имеет свой подлинный и окончательный смысл лишь по связи со всеми остальными [56, с.6].

Такая установка диктовала Пушкину тщательный отбор не только конкретных текстов сказок, но и ее жанровых разновидностей, сюжетных мотивов и ситуаций. Пушкин избрал те жанры, в которых наиболее ярко в идейном и эстетическом отношении воплотились "чаяния и ожидания народные", именно: фантастическую чудесную сказку с героями, невинно гонимыми, но по свойственному сказке оптимизму в итоге торжествующими [43, с.157].

Действительно, все сказки А.С. Пушкина построены на основе двух устойчивых, повторяющихся, архетипических ситуаций. В зависимости от этого тексты можно разделить на три группы: сказки о Балде и рыбаке и рыбке основаны на ситуации использования человеком другого существа (человека) в корыстных целях, эксплуатирующих его физические и духовные силы, характерной для бытовых сказок; сказки о царе Салтане и мертвой царевне основаны на ситуации изгнания истинного героя, его поисков и возвращения, что характерно для волшебных сказок; сказка о золотом петушке соединяет в себе обе ситуации, потому является как бы вершиной всего цикла, фокусирует центральный, символический его смысл. Но это единственная сказка, не имеющая народного источника.

Пушкин "надстраивает" над народным собственный смысл и важнейшие нравственные, философские проблемы, переходя из сказки в сказку, волнуют автора и получают в последней сказке обобщающее, символическое выражение.

Сказка А.С. Пушкина "Сказка о рыбаке и рыбке" - один из самых сложных и загадочных пушкинских текстов. У сказки мифологические истоки. Эта сказка - самая эпическая из всех, самая монументальная и по своему обличию очень близка к фольклору. Это история-притча в стихах, созданная по законам волшебного жанра, это волшебная сказка, построенная на основе бытовой (бытоописание из жизни простых крестьян). Сказка начинается с исходной ситуации, где перечисляются члены семьи: "Жил старик со своею старухой / У самого синего моря / Старик ловил неводом рыбу, / Старуха пряла свою пряжу" [38, с.124].

В Болдине Пушкин написал "Сказку о рыбаке и рыбке". Её проблематика и художественное своеобразие определены не законами цикла и жанра, но теми идеями, которые волновали Пушкина в болдинскую осень 1833 года, а точнее - в октябре этого года. С 4 октября Пушкин начал дорабатывать "Историю Пугачёва". Продолжая эту работу до 2 ноября, с 6 по 31 октября он писал "Медного всадника". В то же время завершалась работа над поэмой "Анджело". "Сказка о рыбаке и рыбке" была закончена 14 октября. Только учитывая органическую связь всех этих произведений, можно понять, что именно хотел Пушкин сказать своей "Сказкой" и почему выбрал жанр сказки для реализации своего замысла, что значило в его идейных и эстетических исканиях этой поры обращение к народнопоэтическому жанру [41, с.107].

Как же эту сказку придумал поэт? Пушкин переделал сказку Братьев Гримм "О рыбаке и его жене". Эта сказка была широко распространена среди народов мира. Золотая рыбка живёт в немецких, шведских, фламандских, французских, хорватских сказках. Откуда она появилась? Из прошлого: когда люди поклонялись богам в образе рыб, птиц, животных и искали с ними родство.

Сюжет обеих сказок сходен, в целом близки и образы жены рыбака и старухи. Правда, в пушкинской сказке её ненасытность усилена эгоизмом: она, подобно героине сказки братьев Гримм, не "берёт старика под руку" и не ведёт показывать чудесные дары рыбки. Чем больше она приобретает, тем больше "дистанция" между ней и стариком. В конце сказки братьев Гримм старуха хочет стать римским папой (намёк на папессу Иоанну) [44, с.41]. В первой рукописной редакции сказки у Пушкина старуха сидела на Вавилонской башне, а на ней была папская тиара: Говорит старику старуха: "Не хочу быть вольною царицей, а хочу быть римскою папой". Стал он кликать рыбку золотую / "Добро, будет она римскою папой" / Воротился старик к старухе. / Перед ним монастырь латинский, / на стенах латинские монахи / поют латынскую обедню". Перед ним вавилонская башня. на самой верхней на макушке сидит его старая старуха: на старухе сарочинская шапка, на шапке венец латынский, на венце тонкая спица, на спице Строфилус-птица. Поклонился старик старухе, закричал он голосом громким: "Здравствуй ты, старая баба, я, чай, твоя душенька довольна?" Отвечает глупая старуха: "Врёшь ты, пустое городишь, совсем душенька моя не довольна - не хочу я быть римскою папой, а хочу быть владычицей морскою…" [38, с.43].

Образ старика более сложен. Чтобы сделать какие-то выводы, мы вновь должны вернуться к традициям народной волшебной сказки. Нетрудно найти русскую народную сказку, в которой завязка была бы похожа на пушкинскую: герой каким-то образом становится хозяином волшебного существа. С другой стороны, и поведение старика оправдывается сказочным каноном: "отпустил он рыбку золотую и сказал ей ласковое слово". Теперь читательское ожидание предполагает реализацию мотива "благодарного животного". Бедный старик, добрый и трудолюбивый, должен быть вознаграждён.

После того как фольклористами окончательно был установлен источник, началось сравнительное изучение двух сказок, выяснение отличий пушкинской сказки от немецкой, ее связи с русской сказочной традицией, ее оригинальности. Итогом исследования сказки фольклористами можно признать следующее заключение И.П. Лупановой: "Внимательное изучение "Сказки о рыбаке и рыбке" свидетельствует о том, что в отличие от гриммовской сказки, смысл которой исключительно в морали: "будь доволен тем, что имеешь", - смысл пушкинской сказки гораздо более широк, и, в частности, он заключается в воспроизведении русской народной сатиры на барство, на несправедливое общественное устройство". Подчеркивая социальный характер сатиры пушкинской сказки, И.П. Лупанова показывает общность мотивов этой сатиры с сатирическими народными сказками. [27, с.76].

Что касается начала чудесного, то в этой сказке оно предстаёт перед нами во всей своей красе - мы знакомимся с золотой рыбкой, когда один из членов семьи - старик отлучается из дома на работу. Кто такая рыбка? Вся история начинается с просьбы рыбки о пощаде, когда старик поймал её в свои сети: "Отпусти ты, старче, меня в море, / Дорогой за себя дам откуп: / Откуплюсь, чем только пожелаешь" [38, с.126].

По классификации В.Я. Проппа, рассматриваемой выше, пушкинская золотая рыбка относится к особой разновидности сказочных героев - "волшебным помощникам", которые выполняют желания героев. В сказке "Сивко - Бурко" герой, которому удаётся взять к себе на службу коня, получает награду. В сказке "О рыбаке и рыбке" этого не происходит, всё возвращается к началу. Если сравнивать с народной сказкой, то её начало соответствует сюжету из фольклора: бедному человеку улыбнулась удача, произошло некоторое волшебство, сказочное действие. В распоряжение героя попадает волшебное средство. И старик поступает в духе положительных сказочных героев: "Отпустил он рыбку золотую / И сказал ей ласковое слово…" [37, с.135].

Поимка и пощада животного вынесены в этой сказке к началу. Происходит завязка сюжета. Однако с этого момента сюжетная роль старика меняется, становится второстепенной. Теперь он - лишь связующее звено между благодарной рыбкой и алчной старухой. Позиция сказочного героя, как известно, определяется его функцией. Служба злой и жадной героине изменяет его позицию в сказке. Мотив благодарного животного сменяется мотивом наказания за неоправданные, чрезмерные желания, что свойственно скорее притче или басне, чем волшебной сказке. Встав на сторону отрицательной героини, старик теряет самоценность, его роль в сказке не совпадает с изначально заданной. И хотя старухины желания получают оценку в устах старика (“вздурилась”, “сварливая баба”, “проклятая баба”), он тем не менее не пытается противостоять её воле. Сам герой не делает ничего, волшебный помощник (рыбка) исполняет всё. Он начинает служить злой и жадной героине, которой всегда чего - либо не хватает, и это изменяет его позицию. Встав на сторону отрицательной героини, старик теряет самоценность, он становится лишь исполнителем чужой воли [27, с.87].

По указанной уже классификации Проппа его можно теперь назвать "пострадавшим героем", посредником. Старуху же можно отнести к ложному герою, который стремится к публичности, власти, богатству. Старуха с приказанием отсылает старика к рыбке, сопровождая свои слова угрозами: "Дурачина ты, простофиля!" Ещё пуще старуха бранится / На чём свет стоит мужа ругает / По щеке ударила мужа / "Не пойдёшь, поведут поневоле" [38, с.135].

Почему старик не перечит старухе? Ведь он её называет "сварливая баба", "пуще прежнего старуха вздурилась", "проклятая баба". Дистанция между стариком и старухой увеличивается, хоть и не сразу. Пока старуха просит новое корыто, перед нами бытовая сцена. Но потом старик будто забывает что перед ним жена. Сословные отношения берут вверх над семейными, человеческими. Он боится своей жены, а не столбовой дворянки. Почему Рыбка перестала выполнять желания старухи? Ведь в сказке "Сивка - Бурка" желания не ограничены. Пушкин вводит в сказку моральную проблематику. Только за жадность она наказана.

В сказке очень важна деталь: старуха осталась у разбитого корыта после того, как заставила старика передать рыбке, что она хочет быть владычицей морской, причём сама золотая рыбка должна служить ей на посылках. Это не просто реакция рыбки - это ответ богини, место которой хотела занять старуха, к тому же превратив богиню в свою служанку.

Став "владычицей морскою", старуха посягает на свободу рыбки. Эта сказка об угнетении. Ещё современники Пушкина говорили, что это один из первых манифестов в России против нового жестокого строя. Пушкин раньше других увидел беду, которая надвигалась на Россию вместе со страшной поступью "железного века" - это нарождающийся капитализм, непомерная жадность.

В отличие от других сказок, структура которых изящна, ажурна, движение здесь обобщено. Каждый поход старика к морю это не просто "функция" - это поступок, в котором видна огромная беда, общая драма. Композиция сказки - замкнутый круг:

"Смилуйся, государыня рыбка…"

"…Воротился старик ко старухе…"

"Воротись, дурачина, ты к рыбке…"

"…Пошёл старик к синему морю…"

"Смилуйся, государыня рыбка" и т.д. [38, с.135].

Круг, из которого выхода, кажется, нет. Вся сказка держится на энергии повтора - одного из самых распространённых художественных приёмов русского народного искусства. Принцип повтора сливается у Пушкина с традиционным для народного искусства приёмом нарастания. На земле - от корыта до царского сана. На море - от синей безбрежности до чёрной бури. Всё беспокойнее становится море, но сама золотая рыбка, с неизменным радушием встречая старика, успокаивает:

"Не печалься, ступай себе с богом. / Так и быть: изба вам уж будет".

или

"Не печалься, ступай себе с богом! / Добро! Будет старуха царицей!" [38, с.135].

Есть в этой сказке ещё одно действующее лицо - море. Море выступает как полноправный герой сказки. Самым непосредственным образом откликается оно на все сказочные события. Мы можем проследить, как оно меняется на протяжении всего текста. Когда пошёл старик просить новое корыто, то заметил, что море "слегка разыгралось". Во второй раз пошёл избу просить - "помутилось синее море", но красоту свою не изменило, осталось синим. Неспокойно встретило море старика в третий раз. Когда старик отправился просить царский сан для старухи, то "почернело синее море". В последний раз увидел старик на море чёрную бурю:

"Так и вздулись сердитые волны, / Так и ходят, так воем и воют" [38, с.136].

Спокойное синее море превратилось в грозную стихию, от которой не будет пощады никому. И чем выше поднимается старуха - тем грознее море, и тем неотвратимее восстановление справедливости. Ложный герой наказывается. В этой сказке нет привычного счастливого конца, как в народной сказке "Сивко-Бурко", которая заканчивается победой и радостью: "Сыграли свадьбу царевны с Иванушкой и сделали пир на весь мир".

Пушкин в финале всё возвращает на круги своя:

"Глядь: опять перед ним землянка; / На пороге сидит его старуха, / А пред нею разбитое корыто" [38, с.136].

Эта сказка является своеобразным, чисто пушкинским вариантом широко распространенной в поэзии разных народов сказки о старухе, наказанной за ее стремление к богатству и власти. В русских сказках на этот сюжет старик и старуха живут в лесу, и желания старухи исполняет или чудесное дерево, или птичка, или святой и т.п. Пушкин воспользовался соответствующей немецкой сказкой, где действие происходит на берегу моря, старик - рыбак, а в роли исполнителя всех желаний выступает рыба камбала. Пушкин заменил этот малопоэтический образ золотой рыбкой, народным символом богатства, обилия, удачи.

Другое изменение, внесенное Пушкиным в сюжет, придает сказке совершенно новый идейный смысл. Во всех народных вариантах идея сказки - реакционная. Она отражает забитость, смиренность народа. В сказке осуждается стремление подняться выше своего убогого состояния. Старуха желает получить вместо землянки новый дом, затем стать из крестьянки барыней (а старик при этом становится барином), затем царицей (а старик - царем) и, наконец, самим богом. За это они оба наказываются: в одних вариантах они превращены в медведей (или в свиней), в других - возвращаются к прежней нищете. Смысл сказки в ее народных вариантах - "всяк сверчок знай свой шесток" [57, с.2].

В пушкинской сказке судьба старика отделена от судьбы старухи; он так и остается простым крестьянином-рыбаком, и чем выше старуха поднимается по "социальной лестнице", тем тяжелее становится гнет, испытываемый стариком. Старуха у Пушкина наказана не за то, что она хочет жить барыней или царицей, а за то, что, ставши барыней, она бьет и "за чупрун таскает" своих слуг, мужа-крестьянина посылает служить на конюшню; ставши царицей, она окружена грозной стражей, которая чуть не изрубила топорами ее старика, владычицей морскою она хочет быть для того, чтобы рыбка золотая служила ей и была у ней на посылках.

Рассмотрев особенности поэтических сказок Пушкина и своеобразие "Сказки о рыбаке и рыбке" можно сделать следующие выводы:

1. Наиболее важная особенность сказок Пушкина, отличающая их от сказок первой трети 19 века: они объединены в цикл, пронизаны многообразными внутренними взаимосвязями, каждый последующий текст дополняет предыдущий постановкой и решением проблем. И хотя каждая отдельно взятая сказка имеет собственный законченный сюжет, все же она представляет собой только часть универсального поэтического целого и потому становится окончательно понятна именно в контексте всего цикла. Пушкин - единственный писатель первой трети 19 века, которому удалось создать стройный, внутренне логичный цикл литературных сказок.

2. Пушкинские сказки интересны, прежде всего, тем, что в них прослеживаются не только отдельные черты фольклорной поэтики, но вся его поэтическая целостность. Фольклор для Пушкина является не средством, а целью. В своих сказках он пытался в первую очередь сохранить народный взгляд на вещи и лишь затем выразить собственные мысли, собственный взгляд на жизнь.

3. Все сказки Пушкина построены на основе двух устойчивых, повторяющихся, архетипических ситуаций. В зависимости от этого тексты можно разделить на три группы: сказки о Балде и рыбаке и рыбке основаны на ситуации использования человеком другого существа (человека) в корыстных целях, эксплуатирующих его физические и духовные силы, характерной для бытовых сказок; сказки о царе Салтане и мертвой царевне основаны на ситуации изгнания истинного героя, его поисков и возвращения, что характерно для волшебных сказок.

4. "Сказка о рыбаке и рыбке" сказка является своеобразным, чисто пушкинским вариантом широко распространенной в поэзии разных народов сказки о старухе, наказанной за ее стремление к богатству и власти. Эта сказка, переделанная из немецкой фольклорной сказки бр. Гримм, относится к особой разновидности сказок, с участием сказочных героев - "волшебных помощников". Если сравнивать с народной сказкой, то её начало соответствует сюжету из фольклора: бедному человеку улыбнулась удача, произошло некоторое волшебство, сказочное действие. В распоряжение героя попадает волшебное средство. И старик поступает в духе положительных сказочных героев. Однако, в пушкинской сказке судьба старика отделена от судьбы старухи; он так и остается простым крестьянином-рыбаком, и чем выше старуха поднимается по "социальной лестнице", тем тяжелее становится гнет, испытываемый стариком. Старуха у Пушкина наказана не за то, что она хочет жить барыней или царицей, а за то, что, ставши барыней, она бьет и "за чупрун таскает" своих слуг, мужа-крестьянина посылает служить на конюшню; ставши царицей, она окружена грозной стражей, которая чуть не изрубила топорами ее старика, владычицей морскою она хочет быть для того, чтобы рыбка золотая служила ей и была у ней на посылках. Это придает сказке Пушкина глубокий прогрессивный смысл.

5. Вся сказка держится на энергии повтора - одного из самых распространённых художественных приёмов русского народного искусства. Принцип повтора сливается у Пушкина с традиционным для народного искусства приёмом нарастания. На земле - от корыта до царского сана. На море - от синей безбрежности до чёрной бури. Всё беспокойнее становится море, но сама золотая рыбка, с неизменным радушием встречая старика, успокаивает

6. Есть в этой сказке ещё одно действующее лицо - море. Море выступает как полноправный герой сказки. Самым непосредственным образом откликается оно на все сказочные события. Можно проследить, как оно меняется на протяжении всего текста. Спокойное синее море превращается в грозную стихию, от которой не будет пощады никому. Чем выше поднимается старуха - тем грознее море, и тем неотвратимее восстановление справедливости. Ложный герой наказан.

7. Это сказка с без привычного счастливого конца, как в других сказках которые заканчивается победой и радостью.

Таким образом, в этой сказке очень хорошо показаны суть и характер человека. Человек корыстен от природы. Он всегда будет желать и добиваться чего-то большего, чем он имеет и может иметь. Редко кто знает меру и границу своих возможностей. Александр Сергеевич хотел показать, что за жадность и незнание этой грани люди наказывают себя сами. С одной стороны, старуху можно понять. Бедная женщина, ей надоело жить в нищете, и тут представилась возможность жить хорошо. Она совсем потеряла голову от возможностей и богатства, которые у нее появились. Для неё характерна зависть, злоба, скупость. Во всех сказках добро побеждает зло. В этой сказке добро учит и наказывает зло.А.С. Пушкин показал, насколько смешными выглядят люди в погоне за богатством. "Остаться у разбитого корыта" - итог алчности, жадности, эгоизма старухи, с одной стороны, но и слабости характера, покорности, безволия старика, с другой стороны, итог сказки воспринят не только как торжество справедливости по отношению к старухе - "поделом тебе!", но отчасти и к старику - не сумел воспользоваться чудом, не послужил доброму делу, а ведь чудо было в его руках, ему было дано.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее