Василий Зеньковский

Украинский и российский философ Василий Васильевич Зеньковский родился 4 июля 1891 в г.. Проскурове (ныне. Хмельницкий) в семье священника. Высшее образование он получил на историко-филологическом факультете Киевского университета, где был одним из непосредственных учеников Г. Челпанова. Доцент, а после стажировки за рубежом, окончание которого совпало с началом первой мировой войны, и защиты докторской диссертации с 1915 гг. - Профессор кафедры философии университета. Читал курс психологии и логики.

В 1918 г.. Зеньковский вошел в состав правительства Скоропадского, заняв в нем пост министра вероисповеданий. В 1919 г.. Выехал за границу, сначала в Югославию, где преподавал философию в Белградском университете, а с 1926 гг. Работал в Париже в должности профессора философии Богословского православного института. В 1942 принял сан священника. Умер 5 августа 1962

Зеньковский автор таких работ: "Современное состояние психофизической проблемы". - М., 1905; "Проблема психической причинности". - М., 1914; "Психология детства". - Лейпциг, 1924; "Проблема воспитания в свете христианской антропологии". - Париж, 1934; "Русские мыслители и Европа". - Париж, 1955; "История русской философии". - Париж, 1956. - Т. 1-2; "Н. В. Гоголь". - Париж, 1961; "Основы христианской философии". - Париж, 1961-1964. - Т. 1-2.

В начале своей педагогической и научной деятельности В. Зеньковский выступал последователем неокантианства Г. Челпанова и его основным репрезентатором в Киевском университете. Позже воспринял ряд психологических идей 3. Фрейда и логических Б. Гуссерля, за трудами которых после возвращения из-за границы читал курс психологии и логики, следуя идеалистических позиций, постоянно подчеркивая их. В центре научных интересов В. Зеньковского этого времени стояла проблема природы и своеобразия человеческой психики, а конкретнее - проблема души, в интерпретации которой он стоял на теологических позициях, отстаивая бессмертие души, созданной Богом. Отсюда вопрос детерминации психических актов, в постановке и решении которого Зеньковский опирался на неокантианство на феноменологию Э. Гуссерля. Тайну причинности он связывал с тайнами времени и становления, исходя из признания априорности и иррациональности, отмечая, что в идеальной сфере вообще нет места становлению, нет места времени. Логические связи по своей сути вневременные и не нуждаются во времени для того, чтобы за основанием появился следствие. Последнее особенно проявляется при необратимости времени, хотя, будучи иррациональным, время может впитывать в "себе" идеальные связи или может впитываться этими идеальными связями. Здесь проходит последний предел нашего познания, поскольку феноменологическая подвоенисть бытия, наличие в бытии идеального начала и реального времени ни к чему дальше не сводится.

Продолжая свое раскрытие сути причинности, в Зеньковский пришел к выводу, что причинность ничего в себе другого не содержит кроме имманентного фактора возможности; ее смысл заключается в том, что все, что, бывает, порождающая нечто новое из себя, в соответствии с чем ее содержание нужно искать в создании, где первым признаком причинности есть момент создания причиной своего действия. Момент необходимости, который является независимым от опыта по своему гносеологическим происхождению, находит в опыте свой предел в его применении к причинности. Однако он не имеет органической связи с сущностью причинности, а раз нет априорной необходимости мыслить причинную связь необходимого, то, с другой стороны, объем охвата причинностью необходимости не имеет определенных границ, то это означает, что вопрос о происхождении необходимости сводится исключительно к психологической, а не к гносеологической проблемы. Применяя категорию причинности, мы создаем опыт, а постулирование общей причинности имеет чисто религиозное сознание только в самопричинности, реальность которой находится в религиозном опыте.

Негативно относясь к материализму, отрицая объективность закономерности мира, В. Зеньковский утверждал, что признание вечности материи и силы не дает оснований для выявления господствующих в природе закономерностей. Скорее наоборот, идеальное логическое начало могло порождать материальное бытие. Однако если реальный поток бытия натягивал на идеальный "скелет" живую плоть материи, то это могло быть сведено к идеальной силы, Логосу, потому что ничто не может подчинять себе реальное бытие без Высшей реальности. Не может быть применена к органическому миру и механическая причинность, поскольку органический мир имеет амеханичний фактор - психику.

Кроме того, механическая причинность имеет слепой характер проявления, тогда как органический мир связан с целесообразностью, то есть включает в себя действие конечной причины. Правда, и то, и другое имеет теологический фактор, однако в механическом мире теологический фактор имеет трансцендентный характер, тогда как в жизненных процессах целесообразность имманентная организму. Поэтому, делает вывод В. Зеньковский, психическая причинность является причинностью субъективной и только в идеальном своем содержании она приобретает структурного характера, приводит к феноменологической многообразия. Итак, причинность не является внешним следствием бытия, где должна объяснять факт сменности, наоборот, она в себе не содержит ничего, кроме имманентного фактора изменения, а свой истинный смысл понятия причинности находит в создании и переходах силы. Психическое бытие не может возникнуть из других форм бытия, оно всегда индивидуально. Последнее выступает как немеркнущий проявление Абсолюта, а причинность сама возникает из настоящей causa sui - Божества такой степени, как и свобода выбора человека лежит в нем.

В период эмиграции В. Зеньковский основное внимание уделял вопросам истории философии, истории русской философской мысли, обращая большое внимание на исследование философских взглядов В. Соловьева, Н. Гоголя, Л. Толстого, сам формируясь как историк философии под их влиянием.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >