Процессуальный порядок привлечения адвоката к ответственности

Процессуальный порядок привлечения адвоката к уголовной ответственности имеет свои особенности, обусловленные особым правовым статусом адвоката, и направлен на создание системы гарантий деятельности адвоката. Согласно ст. 447 УПК РФ адвокат входит в число лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам. Одна из таких особенностей заключается в определении должностного лица, которое вправе возбуждать уголовное дело, и процессуальном порядке возбуждения, предусматривающего дополнительные гарантии от необоснованного привлечения к уголовной ответственности.

Привлечение адвоката к уголовной ответственности не влечет приостановление статуса адвоката, поскольку адвокат должностным лицом не является и, следовательно, нормы ст. 114 УПК РФ на него распространяться не будут. Факт возбуждения уголовного дела в отношении адвоката не входит в перечень оснований приостановления его статуса согласно пункту 1 ст. 16 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Если бы решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката влекло приостановление его статуса, то должностное лицо, вынесшее данное решение, косвенно наделялось правом по приостановлению статуса адвоката, что могло бы влечь различного рода злоупотребления. Такой подход противоречил бы п. 4 ст. 16 указанного Закона, постановившему, что решение о приостановлении статуса адвоката принимает совет адвокатской палаты субъекта, а также нарушал бы принцип независимости адвокатуры путем вмешательства в решение вопросов, находящихся в исключительном ведении органов адвокатского сообщества.

Гарантии прав адвоката в случае привлечения к уголовной ответственности вряд ли достаточны. Специфика правового статуса адвоката не всегда понимается лицами, ведущими уголовный процесс, а ведь попирание прав адвокатов угрожает основам конституционного строя Российской Федерации, гарантирующего каждому право на получение квалифицированной юридической помощи и право пользоваться помощью адвоката (ст. 48 Конституции РФ). ю¤Ф

Предлагается осуществить передачу права возбуждать уголовное дело в отношении адвоката от руководителя следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту прокурору. Необходимость данного изменения обусловлена тем, что существующий порядок создает основу для внепроцессуального давления органов следствия на адвоката, в то время как у прокурора, в отличие от следователей (независимо от их ведомственной принадлежности), отсутствуют побудительные мотивы для использования рассматриваемого полномочия с целью внепроцессуального воздействия на участников предварительного расследования. Адвокату необходимо обладать иммунитетом от юрисдикции только того органа, в ведении которого находится дело, по которому адвокат осуществляет защиту. В настоящее время этим органом является орган следствия. Таким образом, передача полномочия органу более высокого правового статуса, уполномоченному возбуждать уголовные дела в отношении адвокатов, будет способствовать повышению гарантий независимости адвокатов.

По нашему мнению, наделение неприкосновенностью адвокатов в виде применения к ним особого порядка возбуждения уголовного дела не мешает привлечению их к ответственности за совершенные ими преступления и не создает обстановки безнаказанности за неправомерные действия, не поощряя таким образом злоупотребления с их стороны. При предложенном подходе прокурор, а также суд сохраняют за собой право воспрепятствовать незаконной деятельности адвоката. Объем полномочий обвинительных, а также судебных органов не сокращается.

Дисциплинарная ответственность адвоката возникла в результате появления специальных норм адвокатской этики, базирующихся на традициях адвокатуры, и наступала в результате нарушения адвокатом данных норм, разработанных и принятых всем адвокатским сообществом и закрепленных в нормативных правовых актах различного правового уровня. Подобное нарушение норм адвокатской этики квалифицируется как дисциплинарный проступок.

В настоящее время в соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката мерами дисциплинарной ответственности адвоката являются:

1) замечание; 2) предупреждение; 3) прекращение статуса адвоката.

Процессуальный порядок привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности содержится во втором разделе Кодекса профессиональной этики адвоката, и в принятом Советом ФПА в 2006 г. «Порядке рассмотрения и разрешения обращений в адвокатских образованиях и адвокатских палатах субъектов Российской Федерации». В Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» правовое регулирование привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности отсутствует, что ослабляет результат деятельности органов, осуществляющих дисциплинарное производство.

Субъектом дисциплинарного надзора являются квалификационная комиссия и Совет адвокатской палаты, членом которой состоит адвокат. ю¤Ф

Существующая процедура дисциплинарного производства вызывает ряд замечаний и нареканий среди специалистов. Дисциплинарное производство возбуждается президентом адвокатской палаты субъекта РФ и проходит две стадии в виде разбирательства в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ и разбирательства в Совете адвокатской палаты субъекта РФ. Независимо от того, установит квалификационная комиссия в поведении адвоката нарушение или нет, вынесенное ею заключение поступает в Совет. Совет принимает решение либо о прекращении дисциплинарного производства, либо о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности. Квалификационная комиссия исследует только те доказательства, которые представлены участниками дисциплинарного производства, и лишь по их просьбе может запросить дополнительные сведения и документы, на которые участники ссылаются в подтверждение своих доводов. В случае если истцом выступает государственно-властный орган, обладающий всей необходимой доказательственной базой, то необходимости по сбору дополнительной информации может и не потребоваться. В ситуациях, где истцом выступает доверитель, наблюдается противоположная ситуация, так как в ряде случаев основная масса доказательств сосредоточена у объекта обвинения - адвоката. В связи с этим предлагается наделить органы, осуществляющие дисциплинарное производство в отношении адвоката, полномочием по самостоятельному инициированию и проведению расследования, направленному на обнаружение как обвинительных, так и оправдательных доказательств, закрепив указанное полномочие в п. 2 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката.

В п. 2 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» содержится норма о том, что за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную этим Законом, в то время как норм, раскрывающих виды подобной ответственности, данный Закон не содержит. Возможны два варианта решения подобной ситуации, заключающиеся либо в указании отсылки на ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, либо в отдельном регламентировании мер дисциплинарной ответственности в самостоятельной главе Федерального закона об адвокатуре. ю¤Ф

Вопросы, касающиеся апелляции на решение совета адвокатской палаты в части определения субъекта апелляционной инстанции и его полномочий, также не находят однозначного ответа в законе. Точная формулировка п. 2 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката сообщает следующее: «Решение совета адвокатской палаты по дисциплинарному производству может быть обжаловано адвокатом, привлеченным к дисциплинарной ответственности, в трехмесячный срок со дня, когда ему стало известно или он должен был узнать о состоявшемся решении». Утверждение о том, что суд выступает в качестве апелляционной инстанции на решение совета адвокатской палаты, лишь косвенно вытекает из данной формулировки закона. В данной норме также не содержится объект, подлежащий обжалованию. Теоретически судебному пересмотру может подлежать либо решение в полном объеме, либо только на предмет соблюдения процессуального порядка рассмотрения дела. Точное определение объекта обжалования позволяет судить о степени вмешательства такого органа, как суд, в дисциплинарные полномочия органов адвокатуры, что служит барометром гарантий ее независимости в решении данного вопроса. Возможность обжалования решения совета адвокатской палаты субъекта РФ в органы Федеральной палаты адвокатов РФ законодательством и Кодексом профессиональной этики адвоката не предусмотрена.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать