Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Внешняя политика Украины

Внешняя политика Даниила Галицкого

Даниил овладел Галичем в сложное время, когда происходила нашествие монголо-татар на Русь. Кроме того, вновь подвело голову боярство, а параллельно активизировал свои усилия по захвату Галича Ростислав Михайлович. Во время нападения татар Даниил отправился в Венгрию, возможно, просить помощи, но ее не получил. Татары разрушили галицко-волынские города. Только Кременец, Данилов и Холм смогли устоять перед вражеской армией. Если венгерский король Бела IV надеялся, что его государство избежит татарского нашествия, то он ошибался - 11 апреля 1241 на р. Сайо татары разгромили венгров, а впоследствии и хорватов. Теперь уже сам Бела IV был вынужден скрываться на далматийському побережье. Разорили татары и Польшу - 9 апреля у м. Легнице князь Генрих II Набожный потерпел поражение. Европа замерла в ожидании катастрофы, но татары, узнав о смерти хана Угедея, начали возвращаться обратно. В низовьях Волги они образовали государство, известное в истории как "Золотая Орда", под власть которой попали русские князья, в том числе и галицко-волынские. К счастью, Польшу и Венгрию такое участие миновала.

Разорение русских земель и их зависимость от Орды, которой необходимо было постоянно платить различные налоги, ослабляли эти территории. В соседних Польше и Венгрии появился соблазн воспользоваться ситуацией. Король Бела IV принял Ростислава Михайловича в себя и выдал за него в 1244 дочь Анну. В том же году летописец записал: "Ростислав Михайлович, вымолив в тестя много угрей, просился, чтобы выступить на Перемышль". Успеха этот поход не имел, поскольку присланные Даниилом Галицким полки сумели вытеснить венгров. Стало очевидным, что помощи одних венгров мало, и тогда Ростислав Михайлович обратился к полякам. Как известно, Даниил Галицкий поддерживал Конрада Мазовецкого в его противостоянии с Болеславом Стыдливым, сыном Лешка Белого. Ростислав Михайлович обратился к вдове Лешка Белого Гремислава (дочери Ингваря Ярославича) и ее сына Болеслава Стыдливого, который, как и Ростислав, был тестем Белы IV. Летом 1245 союзные войска, к которым присоединились недовольные Даниилом бояре, двинулись к Ярославу, - состоялась большая битва, определившая дальнейшие отношения Галицко-Волынского княжества с Польшей и Венгрией. Даниил Галицкий выслал к Ярославу полк своего дворцового Андрея, запросил помощи у Конрада Мазовецкого и литовского князя Миндовга, а сам с братом Василием, собрав войска, двинулся к Ярославу. Под городом состоялась жестокая битва. Галицко-волынские полки оказались сильнее, и коалиция была разбита. К полков попал венгерский воевода Филя, которого Даниил приказал убить. Был убит также нескольких бояр провенгерской ориентации. Эта битва позволила Даниилу Галицкому твердо овладеть внутреннюю ситуацию в государстве и заставила Польшу и Венгрию надолго забыть об агрессивных планах.

Однако вскоре после победы под Ярославом наведались татары. Ханский посланник потребовал от Даниила отдать Галич. Это заставило князя выбраться в октябре 1245 в столицу Орды - Сарай * 10. Батый довольно мягко принял Даниила Галицкого, но князь был вынужден не только выполнить татарские обычаи (пить кумыс), и признать себя вассалом Батыя. Летописец с горечью отметил: "... О, лихиша бедствия честь татарская! Даниил, который был князем великим, владел с братом своим Русской землей, Киевом и Владимиром, и Галичем, и другими краями, сейчас сидит на коленях и холопом себя называет ! А они дани хотят, и угрозы идут, и он жизнь не надеется О, бедствия ты, честь Татарськая ... Пробыл же князь у них было двадцать пять, а потом одпущений был ... и поручена была земля ему ". Картина, нарисованная летописцем, не слишком утешительная, но жизнь продолжалась, и зависимость от татар, которую рассматривали как безусловное зло в отдельных случаях, как это ни странно, оказалась благом. Летописец впоследствии отмечает, что Бела IV, когда узнал о счастливом возвращении Даниила от Батыя, захотел выдать свою дочь за сына Даниила Галицкого - "боялся потому что он его, потому что тот был уже у татар ..." Даниил Романович не сразу дал добро на такой брак, переговоры вел митрополит Кирилл, выслан через Венгрию в Константинополь к святости. Даниил также лично ездил в Белы IV на переговоры, на которых договорились о браке Льва Даниловича и Констанции.

* 10: {Сарай - столица Золотой Орды близ современной Астрахани.}

По этому случаю Даниил Галицкий вернул Беле IV взятых в плен под Ярославом венгров. Брак был заключен 1247, и он знаменовал поворот в отношениях с Венгрией. Бела IV того же 1247 предоставил своему зятю Ростиславу Михайловичу Славонию, а 1264 Мачву * 11, чем продемонстрировал, что галицкий вопрос отныне закрыт. Этот шаг оценили Романовичи. Союз с Белой IV важен для Даниила еще и тем, что его можно было использовать для борьбы с татарами. Татарский направление политики князей Романовичей стал основным - ему подчинено все остальное, что так или иначе делали братья. Этому, в частности, была подчинена градостроительный политика братьев, заложивших новые и укрепляли уже существующие города.

* 11: {Мачву - ныне северо-восточная часть Боснии и Герцеговины.}

В борьбе с татарами Даниил Галицкий не прочь был использовать и Рим. Контакты с римской курией князь начал через папского посланника Плано Карпини, высланного в Орду. Еще осенью 1245 Плано Карпини имел переговоры с Василием, но тот без брата не шел на какие-то кардинальные шаги. Встреча Плано Карпини с Даниилом Галицким состоялась в марте 1246 у Дона. Разговор был о возможности заключения унии и, очевидно, о помощи Рима галицко-волынским князьям. После этого Даниил выслал посла в Рим, и уже 3 мая 1246 в булле папы Иннокентия IV говорилось: как мы узнали, вы стремитесь к почитание апостольского престола и послушания нам ". Но на этом фактически дело и остановилось. Потому что посланник прежде интересовался церковными делами, в частности, изменением обряда, зато очень расплывчато говорил о реальной военной помощи. Такая позиция Рима несколько охладила князя. Летом 1247 Плано Карпини возвращался от татар и в Киеве его приветствовали в июне. Тогда же он встретился с Даниилом Галицким. Восемь дней гостил посланник в князя, разговаривая и о татарах, и о церкви. Князья передали через Плано Карпини Папе Римскому письмо, в котором соглашались признать превосходство папы и выслали вместе с этим посланником еще одно посольство от себя, которое должно просить помощи от татар. В ответ Папа Римский прислал серию булл к Даниилу и Василька. В одной из них читаем: "Мы, прислушавшись к вашим просьбам, вас самих, ваши королевства и семье, владения и все ваше имущество, как движимое, так и недвижимое, которым вы в настоящее время благоразумно владеете или в будущем справедливо с Божьей помощью владеть, принимаем и святого Петра и наше покровительство, дарим его вам и вашим наследникам ". Однако и на этот раз дело ограничилось формально-церковными вещами, а о реальной военной помощи речь шла только на словах и то в отдаленной перспективе. В булле говорилось, что в случае татарского нападения, князь Даниил должен был сообщить прусских рыцарей, они - папу римского, который и думать, как бы противостоять татарам. Становилось очевидным, что надеяться на действенную помощь от римской курии не стоит. Отношения с Римом снова остыли.

Кроме упомянутых переговоров галицко-волынских князей с курией и ее посланцами, проблему церковного объединения и татарской опасности рассматривали еще 1245 на I Лионском соборе. На него вступил "архиепископ Руси" Петр (с ним возникла проблема в общении, потому что он не знал ни одного языка, кроме русского). Кто был этот архиепископ и кем направлен в Лион, сказать трудно - существует ряд версий историков, но среди них и версия, что к этому мог быть причастен Даниил Галицкий, а в упомянутом Петри видят будущего киевского митрополита Кирилла, который был ставленником галицкого князя.

В 1251 венгерский король Бела IV в письме к Папе Римскому писал, что благодаря его стараниям князь Даниил возобновил свой интерес в Рим и вскоре вышлет послов к Папе. Начался очередной раунд переговоров. На этот раз, чтобы поощрить Даниила Галицкого, ему предлагают королевскую корону. Даниил Романович резонно замечал, что не против коронации, но такой шаг будет означать демонстративный разрыв с татарами, поскольку это произойдет без их ведома и согласия, а следовательно приведет недовольство и, пожалуй, карательную акцию. Поэтому вопрос о принятии королевского титула, по мнению Даниила Галицкого, необходимо связать с реальной военной помощью. Замечания князя были логичными, и римская курия вынуждена была отреагировать - Папа издал буллу, адресованную Польши, Чехии, Моравии, Сербии и Померании с призывом крестового похода против татар. Очевидно, римская курия спешила, и уже 1253 на Русь отправился легат папы Иннокентия IV

Опизо с королевской короной. Даниил Галицкий встретился с ним в Кракове и не проявил особого желания короноваться, не имея реальной военной помощи (хотя Опизо ее обещал), но убедили князя его мать Анна и польский князь Болеслав Застенчивый, который тоже обещал помочь в случае необходимости. Коронования прошло без особых приготовлений, в присутствии только польского (Мазовецкого) князя Земовита Конрадович да еще и во время похода против ятвягов в отдаленном городе Дорогичине. Исследователи предполагают, что, возможно, это было сделано сознательно, чтобы меньше раздражать татар. Независимо от обстоятельств коронования, оно имело очень важное значение, уравнивая Даниила Галицкого с другими соседними обладателями. Это хорошо понимал летописец, с тех пор постоянно называет Даниила королем. Стоит отметить и то, что коронован было Даниила Романовича как короля Руси, а не только Галичины и Волыни, что еще больше поднимало роль Даниила Романовича в его попытках объединить Русь. Учитывая то, что помощи от римской курии Даниил Галицкий так и не получил, медленно прекратились и контакты с ней. Папа Римский еще неоднократно обращался к Даниила Романовича, но, очевидно, безрезультатно. Римская курия даже просила обладателей соседних государств силой повлиять на Даниила, но и это не увенчалось успехом.

Потепление отношений Даниила Галицкого с Венгрией после Ярославской битвы и бракосочетания Льва Даниловича и Констанцы, вскоре получили продолжение в совместной борьбе за так называемую австрийское наследство. В 1246 в битве с венграми на р. Лейте погиб герцог Австрии Фридрих II Бабенберг. Прямых наследников герцог по себе не оставил, поэтому разгорелась борьба за австрийские земли. Первым претендентом оказался чешский королевич Владислав, женат на племяннице Фридриха II Бабенберга Гертрудой. Однако в январе 1247 он неожиданно умер. Папа Римский Иннокентий IV, заинтересован в том, чтобы Австрия осталась в его сфере влияния, начал помогать венгерскому королю Беле IV. Последний был готов повоевать за лакомый кусок Австрии его сил было мало, чтобы соревноваться с коалицией чешского короля Вацлава I и императора Фридриха II Гогенштауфена. Тогда Бела IV обратился с просьбой о помощи к своему родственнику - Даниила Галицкого. Тот не спешил оказывать помощь, учитывая татарскую опасность и отсутствие очевидных выгод из удаленном и опасного похода. В 1248 Гертруда вышла замуж за маркграфа Германа Баденского и Папа Римский буллой от 14 сентября 1248 признал за ним право на австрийские земли. Это на некоторое время сняло остроту вопроса, хотя Даниил Романович уже двинулся с войском на помощь свату и должен был встретиться с ним в Братиславе. Вооружение и вид Данилова войска приятно удивили венгров и немцев. Неожиданное продолжение австрийская дело получило в октябре 1250, когда неожиданно умер Герман Баденский. В декабре того же года умер и Фридрих II Гогенштауфен и на некоторое время было не до Австрии, тем более, что сын умершего - Конрад IV - вмешался в итальянские дела и начал покорение Сицилии. Наиболее последовательным в стремлении захватить Австрию был чешский король Вацлав I. В 1251р. чешский королевич Пржемысл ОттокарИИ вступил с войском в Австрию и провозгласил себя герцогом. В феврале 1252 он для укрепления своего положения женился значительно старше его Маргаритой, сестрой Фридриха II Бабенберга, которая передала ему права на родственные имения. Несмотря на то, что это произошло без согласия Папы Римского, в дело решил вмешаться венгерский король Бела IV. Не имея "свободных" сыновей и желая получить сильного союзника, Бела IV обратился к Даниилу Галицкому с предложением женить сына на племяннице Фридриха II Бабенберга Гертрудой, которая по соглашению Папы Римского, находилась под его опекой. Такой поворот событий, очевидно, заимпонував Даниилу Галицкому, и он согласился. Какой была договоренность между Белой IV и Даниилом, точно не известно, но в ней должен был быть какой-то существенный интерес для венгров, иначе Бела IV не старался бы так активно. В июне 1252 Роман Данилович женился на Гертрудой Бабенберг. Вскоре проявилось лицемерие Белы IV, который потребовал от Романа Даниловича отдачи некоторых территорий в обмен на несколько городов в Венгрии. Роман Данилович отказался, а Бела IV пробойкотував военную помощь князю. Это привело к тому, что 1252р. Гертруда и Роман Данилович были блокированы чешскими войсками Пржеми- слава Оттокара II в г.. Гинберг южнее Вены. В 1253 на помощь сыну отправился Даниил Галицкий с большим войском и с сыном Львом. Вспомогательные полки прислал князь Василько. В поход отправились союзные Даниилу Романовичу литовские князья Товтивил и Едивид и польские князья Болеслав Застенчивый и Владислав Казимирович. Войска Даниила пришли к Опавы * 12, но дальше из-за пассивности польских союзников не решились идти. Летописец с гордостью записал, что "не было же в земле Русской ранее никого, кто воевал бы землю чешский, ни Святослав Храбрый не ходил сюда, ни Владимир Святой". Поход Даниила Романовича НЕ сломал ситуации в пользу его сына Романа, который в конце 1257 оставив Гертруду и покинул Австрию. Папа Римский Иннокентий IV сумел примирить Чехию и Венгрию, король которой Беле IV досталась в качестве компенсации Штирия * 13. Такой ход событий охладил уровень русско-венгерских отношений, но в целом они были добрососедскими.

* 12: {Опава - Верхнесилезского город, вине на территории Моравськосилеаького края в Чехии.}

* 13: {Штирия - герцогство, присоединенное в Австрию в последние годы XII в.}

Также относительно дружественными были отношения Даниила Галицкого с Польшей. Кратковременное противостояния с Конрадом Мазовецким в 30-х годах XIII в. через Дрогичин вскоре забылось и в сороковые годы. Даниил и Василько Романовичи активно поддерживали князя Конрада в его борьбе за Краков с Болеславом Стыдливым. Во время кампании 1243-1244 гг., Помогая Конраду Мазовецком, Даниил Галицкий захватил Люблин и на время там задержался, укрепляя замок. Князь Василько дошел до Вислы, дворцовый Андрей воевал у Сандомира, а воевода Вышата действовал на Подкарпатье. В августе 1247 Конрад Мазовецкий умер. Летописец по этому поводу отметил: "... умер князь великий лядский Конрад, который был славный и добрейший. И сожалел ним Даниил и Василько. Потом умер его сын Болеслав [в 1248]. А Мазовше Болеслав отдал брату своему самовитого, послушав князя Даниила ". Болеслав, Мазовецкий князь, был семейно совмещенный с Даниилом Романовичем - женат его племянницей - Анас- Таси. Поэтому Земовит (самовитого) был около 1248 женат Даниловой дочерью - Предславой. Другая дочь Даниила Галицкого - Саломея - была 1228 выдана за схиднопо- морского князя Святополка (Святоплук). Князь Земовит активно помогал Даниилу Галицкому в его антиятвязький и антилитовская борьбе. В общем хорошие отношения брать Романовичи удерживали и с Краковом.

Зато русско-литовские отношения были напряженными из-за частых нападений ятвягов и литовцев. Пока был жив Роман Мстиславич, то ятвяги и литовцы опасались совершать нападения, а смерть князя и дальнейшая межкняжеские борьба ободрила их и приступы стали обычным делом, хотя и волынские князья время от времени совершали походы в ответ. С усилением власти Даниила Романовича и освоения им Волыни, ситуация начала выравниваться, хотя нормальной ее назвать все равно было трудно. В 1219 г.. Часть литовских князей прислала послов к князю Даниилу, прося мира. Исследователи предполагают, что "добрая воля" литовцев была вызвана тем, что в это время датский король Вальдемар II Победитель начал большой поход в Прибалтику, угрожая и Литве. Упомянутое соглашение не сняла целиком литовской проблемы, ибо литовские князья, которые не заключили соглашения, дальше продолжали беспокоить волынские земли, но нападений все же стало меньше, а литовцы, союзные князю Даниилу, активно использовались последним в его противостоянии с польским князем Лешка Белым. В конце 20-х годов XIII в. испортил отношения с Литвой пинский князь, совершивший нападение на литовцев, когда их войско было в походе на Польшу. Поскольку пинский князь был вассалом волынских князей, то литовцы восприняли этот шаг как недружественный выпад со стороны Даниила Романовича. Уже в 1228-1229 гг. Они напали на Брест, 1238 повторили нападение, а в 1243-1244 гг. Вторглись в волынские земли.

На тридцатые годы пришелся процесс формирования литовского государства, во главе которой стоял князь Миндовг. Власть его не была прочной и распространялась на южную часть литовской территории с замком Ворутою. Более развитой была северная часть с Вильнюсом, где правил старший брат Миндовга - долго- спрунк. Последний умер где-то перед 1229, а его сыновья Товтивил и Бдивид были еще маленькими. Это позволило Миндовга взять под свой контроль большую часть Литвы. При объединении Литвы Миндовга было выгодно поддерживать хорошие отношения с Даниилом Романовичем. Но с укреплением его власти, литовский

начальник начал интересоваться русскими землями, подводя мелких князей перейти под свою власть. Объективно это приводило к столкновению интересов двух государств. Кроме того, Даниил Романович совершил несколько походов против ятвягов, которые беспокоили его земли, стремясь установить контроль над их территорией. В 1248 г. Князь Даниил совершил большой поход по направлению к р. Нарев и далее вплоть до опред. В 1254-1255 гг. Прошел крупнейший поход на ятвягов. Летописец отметил, что "рать была так велика, что можно было наполнить болота ятвяжских войском". Основные ятвяжские центры были уничтожены, а сами ятвяги обязались платить дань галицко-волынском князю. Разгром ятвягов поощрил Даниила Галицкого отнести их территорию в состав своего государства. Чтобы мазовецкие князья согласились, им отправили часть взятой да- НИПИ. На ятвяжские земли претендовал Тевтонский орден, поэтому нужно было договориться с ним. В конце 1254 Даниил Галицкий заключил с немецкими рыцарями соглашение, по которому орден признавал Даниилом и мазовецким князем Земовита треть территории ятвяжской земли.

Территориально владения Галицко-Волынского государства начали граничить с землями Миндовга и противостояния стало делом времени. Поводом для разрыва послужило то, что Даниил Галицкий принял к себе Товтивилла и Викинта, племянников Миндовга, изгнанных им. Но эти племянники были одновременно родственниками Даниила Галицкого, который 1252 вторично женился - на дочери Довспрунк. Таким образом, Товтивилл и Викинт были его шурин. Еще 1250 Даниил Галицкий совершил поход на так называемую Черную Русь (земли к северу от Верхней Припяти). В 1251-1252 гг. Объектом удара князя Даниила стал Новгородок - тогда галицко-волынские войска не смогли взять город, но разрушили его окрестности. Противостояние с Литвой облегчалась тем, что она была языческой, и борьба с государством часто подавалась как богоугодное дело. Неоднократно общие Антилитовские выступления Тевтонского ордена, Польши и Галицко-Волынского государства мотивировались собственно этим, но 1251 хитрый Миндовг принял католичество и одновременно королевскую корону, лишив коалицию религиозной мотивации для нападений. Более того, после крещения и коронации литовского правителя Папа Римский обратился к

Миндовга с просьбой, чтобы тот повлиял (в том числе и силой) на Даниила Галицкого, который свернул свои контакты с папской курией.

Успешные походы против ятвягов и литовцев в первой половине 60-х годов XIII в. повлияли на Миндовга, который еще во время тех кампаний присылал послов к князю Даниилу с предложением договориться. Общим знаменателем стал династический брак - дочь Миндовга, неизвестная из имени, была выдана замуж за Швар- на Даниловича. Кроме того, Роман Данилович получил от Миндовга Новогрудок, ранее принадлежал сыну Миндовга Вайшалгасу, последний еще и уступил ему земли Черной Руси (Вслоним, Волковыйск). Сам Войшелк принял монашеский постриг и отправился на Афон, но вскоре вернулся и основал монастырь на Немане.

Очередное напряжение с Литвой наступило из-за вынужденного поход князя Василька Романовича с татарским темником * 14 Бурундаем на Литву. Миндовг, обиженный на это, отобрал у Романа Даниловича предоставленные ему ранее волости. Противоборство продолжалось до смерти Миндовга 1263

* 14: {Темник - военачальник в монголо-татарскому войску, который командовал ТУМЕН - формированием 10 тыс. Воинов.}

Внешняя политика Даниила Галицкого после татарского нашествия была направлена прежде всего на поиск союзников для борьбы против татар. В отдельных случаях галицко-волынский князь добивался от соседних стран нейтралитета, чтобы иметь более надежный тыл. Поездка Даниила Галицкого в Орду и вынуждена покорность Батыю не сломали князя. Дальнейшие события показали, что когда даже не оправдались надежды на помощь западных стран, то князь продолжил борьбу самостоятельно, одновременно ища союзников среди русских князей. В 1251 дочь Даниила Галицкого была выдана замуж за Владимиро суздальского князя Андрея Ярославича. Брак скреплял союз этих земель в будущей антитатарских борьбе. Однако Андрей Ярославич слишком быстро выступил против татар, и уже 1252 татарский темник Неврюя сумел разбить его войска, а сам князь был вынужден признать превосходство Орды.

Кроме стратегической задачи - независимость от Орды (а было очевидно, что сделать это за короткое время не удастся),

Даниил Галицкий принимал меры по достижению тактических целей. С приходом татар часть населения южной Киевщины и Низовья, то есть территорий, непосредственно прилегающих к ордынских кочевий, начали проявлять желание подчиниться непосредственно татарам, минуя русских князей. Или это ан- тикнязивський движение было действительно движением "снизу", или, возможно, инспирирован татарами, трудно сказать, но он был смертельно опасным как для этих князей, так и для государственных интересов в целом. Смириться с этим Даниил Галицкий не мог, а потому начал широкомасштабные акции по наведению порядка и возвращение этих территорий под свой контроль. Еще во время похода галицко-волынских полков на Литву, татарский темник Куремса (племянник Батыя) совершил поход на Понизье, назначаючы там своих баскаков * 15, имевших управлять доверенным им округой. В Бакоте местный наместник Милой перешел на сторону Куремсы и в Бакоту был назначен баскака. Даниил Галицкий, вернувшийся из литовского похода и узнал об этом, решил наказать предателя. К Бакоты отправился князь Лев, захватил милой и отослал его к отцу, но Даниил помиловал вероломного наместника и отправил его обратно. Однако вскоре Милой снова предал князя и подвергся татарам. Также посадник Кременца Андрей вел двойную политику, и это для него закончилось трагически - татары убили его. Таким образом, действия Куремсы можно рассматривать как попытку расширить территорию непосредственного контроля татар.

* 15: {баскак - представитель хана в завоеванных землях, который должен был собирать дань и контролировать местные власти, в частности подавлять проявления неповиновения (тюркское "баскак" означало "придушувач").}

Даниил Галицкий, выбрав удобный момент, когда верховный монгольский хан Менгу воевал в Азии, а ему помогали золотоордынские войска, решил провести широкомасштабную карательную акцию против общин, "примкнули" к татарам. Зимой 1257 воевода Данила Галицкого Дионисий Павлович захватил Межибож, полки Льва Даниловича ворвались на Побужье, громя "татарских людей» (то есть населения, признало власть татар), а сами князья Даниил и Василько воевали Болоховську землю (территорию в верховьях Случи и Южного Буга). Весной 1255 Шварно Данилович совершил поход в бассейны рек Случи и Тетерева - тогда были взяты Городок, Симоць, Жедечив и Звягель, после чего "пришли билобережци, чернятин- эти и все болоховци с покорностью к Даниилу". Особенно пострадал Звягель, жители которого приняли наместника от князя Швар- на, но только тот отошел, то они снова взбунтовались. Летом 1253 в Звягеля отправился Даниил Галицкий с братом Василием и сыновьями Львом и Шварном. Помощь прислал еще и литовский князь Миндовг. Город был взят, а дальше, как отметил летописец, Даниил "... город зажег, а людей вывел и отдал их на разделение, - то брату своему, а то - Львове, других - Шварно- ви". Когда литовцы, которые опоздали, подошли к городу, то увидели только "самые главные и псов, бегали по городищу".

Куремса не мог не отреагировать на эту акцию, и осенью 1255 двинулся на Волынь. Романовичи были застигнуты врасплох, но не растерялись. Василько собирал войска во Владимире, а Даниил - в Холл мы. Под Владимиром войска Куремсы были разбиты, и тогда он отправился в Луцк, но и здесь не смог ничего взять и был вынужден с позором вернуться домой. Победа над Куремсой была крайне важна, потому что было доказано, что с монголо-татарами можно успешно воевать (это была первая такая победа русских князей). Но 1257 ханом Золотой Орды стал Берке (1257-1267), который начал проводить более жесткую политику. Вместо Куремсы 1258 был прислан темник Бурундай, который, по словам летописца, был «безбожный, февраль, с множеством полков татарских, с большой силой". Прибыв в галицко-волынские земли, Бурундай сообщил, что идет походом на Литву и поставил перед Даниилом условие - если князь хочет подтвердить дружбу с татарами, то должен пойти с ним. Понятно, что отказ означал бы войну и волей неволей приходилось идти на своих союзников. Даниил сам не пошел в поход, а отправил Василька, который за свои действия получил похвалу от Бурундая.Наступного 1259 Бурундай неожиданно появился снова. Этим временем во Владимире Василько выдавал замуж за черниговского князя Андрея Всеволодовича свою дочь Ольгу. На свадьбе Даниил, Лев, Шварно и многие другие князей и бояр. Весть о приходе Бурундая огорчила князей и испортила праздник. Навстречу татарам с подарками поехал Василько со Львом и Холмский епископ Иоанн. Даниил Галицкий, не смел поехать, опасаясь, что будет схвачен. Бурундай встретил князей у Шумская и повел разговор с нажимом и гневом, требуя разрушить все укрепления. Князья были вынуждены выполнить этот приказ. Были уничтожены городские укрепления Луцка, Владимира, Кременца, Стижка, Данилова и Львова. Только мещане Холма отказались разрушать городские укрепления, а Бурундай через один город не стал воевать. После этого Бурундай привлек галицко-волынские полки к своему походу на польские земли - Люблин, Сандомир и Краков. Даниил Галицкий отправился сначала в Польшу, а затем в Венгрию, где пробыл до 1262 р. Имеются основания предполагать, что татары решили устранить его от власти за "Куремсину войну", и Даниил, не будучи уверен, не схватят его, вынужден был оставить галицко-волынские земли.

Поход Бурундай не просто ослабил Галицко-Волынское государство, - он разрушил планы Даниила Галицкого выбиться из татарской зависимости и деморализовал общество. Были сведены на нет как внутреннюю (массовое строительство укреплений и городов), так и внешнюю политики (вынужденные походы на Литву и Польшу испортили отношения с этими странами). И все же заслуга Даниила Галицкого была большая - он не смирился с татарской превосходством и до последнего дня противодействовал татарам.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее