Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Внешняя политика Украины

УКРАИНСКАЯ КАЗАЧЕСТВО В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ (до 1648)

Международный контекст появления украинского казачества

Юг Украины давно был местом столкновения кочевых народов и оседлой славянского населения. Мощные государственные образования (Киевская Русь, Галицко-Волынское княжество, как впоследствии, впрочем, и Литовско-польское государство) с попеременным успехом пытались взять под контроль малозаселенные степные просторы и перенести черту оседлости как можно дальше, однако в древние времена такое господство никогда не было продолжительным , потому что амбициозные стремление отдельных правителей оказывались бессильными перед природными, географическими и цивилизационными факторами.

Поэтому именно пограничье между кочевым и оседлым миром было относительно подвижным и сложно говорить о существовании четкой границы между ними. Зато можно предположить, что эти два мира не могли существовать в непосредственной близости и объективно требовали образования своеобразной "нейтральной зоны". Так, большинство степной территории славилась своим плодородием, но в то же время оседлое население хорошо чувствовал грань, за которой земледельческая колонизация начинала быть слишком опасной. Потребность в буферной зоне чувствовали и кочевники, чей захватнический образ жизни основан на внезапных набегах и таких же быстрых отступлениях (и при этом желательно, чтобы оседлое население не слишком нуждалось, потому что чем богаче жертва, тем лучше добычу, хотя основной ценностью набегов был " человеческий товар »).

Эту "буферную" или "нейтральную" зону современники называли Диким Полем (лат. Campus desertus - пустынное поле) или просто Полем (тат. Гейгат), а один из крымских ханов назвал ее "Божьей землей", которая не принадлежит ни великому князю литовскому , ни ему самому. Однако ее "пустынность" не нужно преувеличивать - всегда находилась определенное количество людей, которые решались жить даже в "зоне повышенной опасности", и предпочитали степной свободе, по сравнению с выгодами оседлой жизни (пенабагато безопасного, учитывая частые нападения кочевников). Для этих степных жителей особенно привлекательными были земли так называемого Великого Луга в нижнем течении Днепра (отсюда другое название - низ), богатые зверей и достаточно плодородные (однако здесь охота и рыболовство значило несравненно больше по сравнению с плодородием земли). Наверное, определяющим фактором здесь все же была особенность поверхности местности - многочисленные балки, урочища, овраги, разветвленная речная сеть (Днепр, его рукава, и притоки), острова, плавные, изредка попадались и лесистые местности. Все это делало немногочисленных местных жителей не такими уж беззащитными перед степными угрозами. Именно здесь и создались благоприятные условия для возникновения казачества.

Уже само название «казак» идеально подходила к жителям этой "ничейной" земли, поскольку в тюркских языках "казак" могло означать разбойника, повстанца, авантюриста, бродягу, а в более позитивном смысле - сторожа, наемника, или просто - свободного человека, которая прекратила связи со своей предыдущей социальной группой, со своим родом. Для сравнения, среднеазиатские казахи именно так (в положительном смысле) и трактуют происхождение своей самоназвания * 19. Термин "казак" трепляеться в письменных источниках с XIII в., Однако его значение не было привязано к четкой социальной или этнической группы. В XV в. населения степи, названное "казаками", могло исповедовать как христианство (славянское население), так и мусульманство (казаки-татары), и только потом образовался образ казака как защитника христианской веры (хотя на на- чала своего существования даже казаки-слов "травы не отличались особой религиозностью, а казаки-татары упоминаются еще и во второй половине XVI в.).

* 19: {Когда частила племен, входивших в Узбекского ханства, в конце 50-х годов XV в. подняли восстание под руководством султанов Жанибека и Керея против хана Абулхайра. После этого эти племена откочевали в западное Семиречье (Жетысу, бассейн р. Чу), который считается районом этногенеза казахов. Эти племена назывались "узбек-казак" (узбеки-повстанцы). Впоследствии осталась просто форма "казак", которая трансформировалась в современную "казах". Итак, названия "казак" и "казах" является этимологически родственными.

[1] По другой версии, С. Кошка погиб не 1602, а 1628 и успел принять участие в Цецорской битве 1620, во время которой попал в плен к туркам и был вынужден работать гребцом на галерах, а осенью 1627 поднял восстание в турецкой галере в порту Митилена (Митилини) на о. Лесбос, после чего сумел доказать галеру к берегам Италии, откуда вернулся на Украину.}

Возникновение казаков как жителей достаточно пространного погра- ниччя (не только между государствами, но и между цивилизациями) уже само по себе вплетено в международный контекст. Первое упоминание об украинских казаках (а ими оказались "киевляне" и "Черкасс") относится к 1492, когда они ограбили турецкий корабль у Тягин (Бендер). Следующие упоминания касаются конфликтов с южными соседями - "черкасские" казаки напали на кафинських купцов (за что хан грозил даже организовать поход на Украину). К тому же, в 1523-1524 гг. Великий князь Сигизмунд решил организовать пограничный корпус из казаков, чего, однако, не произошло, учитывая нехватку средств, но пограничные старосты Семен Полозович и Криштоф Кмитич, которым была поручена дело вербунку казаков, таки совершили поход под Тавань (остров и переправа на нижнем Днепре, которой когда-то пользовались итальянские купцы, а позже татары для походов по ясырем) и в течение недели не пропускали через переправу татар, погромивши многих из них.

Дело обороны от татар, нападения которых стали особенно интенсивными и разрушительными с конца XV в., Воспринимало общество благородно и не осуждало, а наоборот. Первые походы казаков преимущественно получали одобрение и поддержку (в основном моральную) со стороны великого князя, так как не шли в разрез с внешней политикой Великого княжества литовского, а организаторами этих походов были представители местной власти (которых поздняя традиция уверенно причисляла к числу "первых казацких гетманов" ). Некоторые из руководителей казачьих походов активно развивали личную деятельность на международной арене - например, Евстафий Дашкевич успел побывать на службе у великого московского князя, после этого, будучи черкасским старостой, вел активную политику на южном направлении (хотя параллельно ходил с трехтысячным казацким отрядом еще и на Московию, несмотря на свою давнюю службу), вмешивался в татарские дела - поддерживал кандидата на крымское ханство Ислам-Гирея против Сеадат-Гирея. Но, все же, это не был казацкий предводитель, хотя в его военных акциях наверное участвовало немало казаков.

В 1533 Е. Дашкевич прибыл вместе с послами своего друга Ислам-Гирея на пйотрковський сейм и внес проект, по которому советовал построить на Днепре замки, а вокруг них создать города и удерживать там 2 тыс. Казаков. С этого проекта ничего не вышло, но, по словам М. Грушевского, тогда "казачество и не нуждалась государственной опеки". Хотя стоит уточнить, что для развития казачества нужна была не так опека, как благосклонное отношение со стороны правительства. Именно вскоре и произошло изменение государственной политики в этом направлении. Дело в том, что Великое княжество Литовское постепенно перешло от попыток противостоять татарам собственными силами до недальновидной, но временно удобной политики задабривания татар. И здесь казаков (вместе с пограничными старостами) стали воспринимать как препятствие в "нормальных" отношениях с татарами. Проведенные расследования нескольких инцидентов обнаружили, что пограничные старосты являются соучастниками казацких нападений и даже берут часть из казацкой добычи. Поэтому 1541 великий князь литовский послал циркуляры до сих старост с требованием препятствовать казацким нападения на татарские улусы, а для лучшего контроля за казаками необходимо было составить реестр местных казаков. Однако это было невозможно задача - переписать практически неоседлых населения, - так такое распоряжение не имело никаких последствий. Кроме того, например, барский староста Бернат Претвич фактически руководил казацким нападением на Очаков 1545, хотя официально в этом не признавался. То есть пограничные чиновники дальше использовали казаков для борьбы против татар, только этого не манифестировали.

Зато сохранения спокойствия, которого стремилось Великое княжество Литовское с его новой внешней политикой

о татарах, трудно было достичь еще и потому, что татары часто сами прибегали к зацепок. Правительство, наконец, использовал эти факты для официального оправдания - формально татарам объясняли, что виноваты сами их татарские купцы (чьи караваны пострадали), а по казаков, то удобным было "спихивание" всей вины на "московских" казаков (то есть подданных московского князя) .

Итак, казачество возникает в условиях, когда насущной становится необходимость обороны приграничных территорий литовско-польского государства от нападений кочевников, но при этом государство не имеет ни соответствующих средств, ни правительственных военных формирований, способных постоянно защищать южные границы, а потому вынуждена мириться с активизацией неоседлых элементов среди собственных подданных (по образу жизни во многом похожих на своих врагов), которые были способны эффективно противостоять угрозе с юга. Произвольное населения приграничья и упомянутой "буферной зоны", которое промышляло "уходницьким" жизнью и разбойными нападениями, совершенствовали свое боевое мастерство в столкновениях с татарами, охотно соглашались на призыв пограничных чиновников и становилось причастным к внешнеполитическим акций если не целой литовско-польского государства, то по крайней мере местных старост и воевод, которые часто действовали без оглядки на волю монарха. Кроме того, "дряблые" попытки правительства оформить казаков в организационном плане и взять их под свой контроль, хотя и не увенчались успехом, но опосредованно заложили определенные принципы, впоследствии повлияли на представления о том, как нужно организовывать казачество (например, вопросы реестра). К сожалению, с изменением во внешней политике Великого княжества Литовского о татарах в середине XVI в. изменилось и отношение правительства к казакам.

Первые шаги казаков на международной арене были не самостоятельно, а вплетенными в планы пограничных чиновников или же ограничивались незначительных столкновений с кочевниками. Ситуация изменилась после того, как казачество возглавил богатый магнат из Южной Волыни Дмитрий Вишневецкий. В 1550-х годах XV в. он взялся за реализацию амбициозного плана, с которым раньше выступал еще Е. Дашкевич - строительство укреплений на нижнем Днепре (на этот раз это был каменный замок на о. Хортица).

Вишневецкий активно включился в борьбу против татар, однако поддержку для своих мероприятий он решил искать не в Великого княжества литовского, а в Турции (и это против ее вассала - крымского хана). Так, летом 1553 Д. Вишневецкий отправился с целым подчиненным себе казацким войском в Турцию. Это подняло тревогу в правительственных кругах литовско-польского государства, поскольку там опасались, что Вишневецкий приведет турок на Украину. Какой была настоящая цель его поездки, неизвестно (формально считают, что он ездил освобождать своего дяди Ф. Вишневецкого из турецкой неволи). По словам Сигизмунда Августа, Д. Вишневецкий щеголял, что в Турции его приняли очень благосклонно и получил там подарки. Весной 1554 Вишневецкий уже вернулся в Украину и отправился к королю, чтобы объяснить свои действия. Аргументация Вишневецкого была принята и король даже присвоил ему титул "стражника на Хортице". М. Грушевский предполагал, что у Д. Вишневецкого была идея союза на два фронта - опираться в борьбе против Крыма с одной стороны на литовско-польское государство, а с другой - на Турцию.

Несмотря на благосклонное отношение Сигизмунда Августа к Д. Вишневецкого, великий князь не спешил портить отношений с Крымом учитывая то, что татары были союзниками Литвы против Московии. Перед ханом великий князь литовский всячески пытался дистанцироваться от Д. Вишневецкого и постоянно подчеркивал, что казацкий предводитель действует самовольно. Правда, при этом хану объясняли, что строительства замка на Хортице не надо бояться, от него будет только польза - это крепость, кроме всего прочего, имела стеречь татар от нападений "московских казаков" (которыми литовское правительство, уже по привычке, пугал татар) .

И тогда, когда правительство опасалось потерять союзника в борьбе с Москвой, Вишневецкий собственно и переориентировался на Москву (1556) в надежде на поддержку в антитатарских борьбе. То есть возникла ситуация, когда внешнеполитические планы казацкого предводителя стали совершенно противоположным планам правительства. По согласованию с московитами, Д. Вишневецкий осуществил удачные походы на Очаков (турецкая крепость на берегу Днепровского лимана) и Исламкермен (Аслан-городок - крепость на левом берегу Днепра неподалеку от Тавани).

Хан пытался переманить к себе Вишневецкого, которому направил подарки и письмо с призывом приступить к нему на службу. Однако Д. Вишневецкий не согласился, и тогда в январе 1657 хан выбрался походом на Хортицу, которую продержал 24 дня в осаде, а не сумев ее получить и понеся большие потери, должен возвращаться. Однако это не охладило боевого задора хана, и летом 1557 он снова двинулся на Сич (вместе с турецкими и молдавскими отрядами). На этот раз блокада Сечи оказалась тяжелее, казацкое войско начало уменьшаться и Вишневецкий должен отступить с Хортицы.

Не найдя поддержки у великого князя литовского, Д. Вишневецкий отправился к тогдашнему врага татар - Москвы - и на службу к Ивану IV Грозного, за что получил "в вотчину" город Белев с многочисленными подмосковными селами, а также значительные подарки (в том числе деньгами). Это еще раз свидетельствует о большом авторитете Д. Вишневецкого.

Планы Вишневецкого - объединить усилия Литвы и Московии в борьбе против татар - нашли полную поддержку в Москве, которая стремилась рассорить литовцев и хана. Поэтому в начале 1558 Москва решила организовывать большую кампанию против Крыма. На помощь Д. Вишневецкому должен был прибыть кабардинский мурза Канклич и объединиться с ним во Исламкерменом. Параллельно царь выслал в Литву посольство, которое должно убедить великого князя в необходимости защитить христианские народы от "басурман" и заверить в отсутствии каких-либо претензий на литовские земли. В Москве хотели использовать временную неприязнь Великого княжества Литовского в Крым предыдущего уничтожения татарами Брацлав- ны. В литовских кругах были лица, которые охотно поддержали московскую инициативу - кн. Острожский, Радзивилл, С. Збаражский. Но, с другой стороны, были небезосновательны опасения, что пользу от уничтожения Орды будет только Москва, чья позиция относительно Литвы укрепится еще больше. Кроме того, литовско-польское правительство понимал, что за татар может вступиться Турция и тяжесть борьбы с ней ляжет на Польшу, а вот Москва в такой ситуации неизвестно как поведет себя.

Несмотря на значительные колебания, Литва согласилась отправить в ответ свое посольство в Москву, которое прибыло туда в конце 1558 Московская сторона требовала заключить "вечную соглашение", которая должна закрепить существующее положение владений. Но это уже не устраивало Литву, потому означало бы отречение претензий на Сиверщину и Смоленск. Так перспектива литовско-московского союза сошла на нет и Великое княжество Литовское вернулось в союз с татарами против Москвы.

Во время кампании 1558 Д. Вишневецкий дошел до Перекопа, не встречая татарских отрядов по дороге, - хан стянул их в Крым, чтобы подготовиться к обороне. После получения от Московии подмоги во главе с дьяком Ржевским, Д. Вишневецкий планировал уйти вглубь Крыма вплоть под Козлов (Гезлев, современная Евпатория), но ему поступил приказ возвращаться в Москву, оставив своих казаков под московским командованием. Почему-то, когда на следующий 1559, Москва вдруг организовала поход на Крым, то руководство снова принадлежало московитам - на этот раз воеводе Адашеву. Зато Д. Вишневецкий получил второстепенную роль - идти на Дон и оттуда организовать нападение на Крым. Акция 1559 имела целью только демонстрацию силы перед татарами, чтобы те на время оставили в покое московскую территорию, и эта цель была достигнута. Далее царское правительство отказался от походов на Крым (переориентировавшись на Ливонскую войну), и Д. Вишневецкого 1560 вообще было отправлено на Кавказ к черкесам.

В 1561 началась война литовско-польского государства и Московии за Ливонию, и Д. Вишневецкий фактически оказывался в роли предателя, а потому уже летом 1561 он снова появился на Запорожье. Литовское правительство должен смириться с его предыдущей деятельностью и, приняв его "под свою ласку", призвал казаков принять участие в Ливонской войне. Однако вскоре Д. Вишневецкий вмешался в молдавскую междоусобицу, что закончилось для него трагически - смертной казнью в Стамбуле 1563 Д. Вишневецкий в украинской истории выступает как первый реальный (а не легендарный) организатор казачества, который вывел ее на международную арену и вел достаточно независимую внешнюю политику, в отличие от своих предшественников, когда казачество действовало преимущественно в пределах помощи пограничным старостам и господам. Не последнюю роль в утверждении самостоятельной политики казачества на международной арене сыграли заверения литовского правительства перед обладателями других государств (прежде всего Крыма и Турции) о том, что казаки им не подвластны.

В 70-80-х годах XVI в. казачество становится важным фактором на международной арене, укрепляется и его позиция внутри Речи Посполитой. В 1578 г.., В связи с подготовкой к войне против Московии, король С. Баторий расширил реестр казацкого войска до 600 чел. (попытки сформировать реестровое казацкое войско на государственной службе известны и ранее - неудачная попытка 1524 и частично реализована - 1572 г.) и одарил казаков рядом привилегий. Появилось понятие "казацких вольности", которое навсегда вошло в казацкой сознания, правда в несколько более широком виде, чем это себе представлял король. Этнический состав казачества становится еще более разнообразным - как видно из реестра 1581, среди казаков было немало выходцев из белорусских земель, случались также немцы, сербы, татары, выходцы из Кафы и "Пятигорца" (вероятно, представители кавказских народов, - в целом этот этноним был достаточно распространен в украинских степях).

Потребность польского правительства в дешевой и реальной военной силе заставляла его к уступкам казакам, к расширению их прав. Если в начале XVI в. казаками называли обычно гуляк или степных захватчиков, и афишировать свою причастность к казачеству было нежелательным, то во второй половине этого же века ситуация существенно изменилась - быть казаком стало престижно (по крайней мере для выходцев из крестьян и мещан). В то же время, раздавая привилегии для казачества, польское правительство не был готов тщательно выполнять свои обязательства - прежде всего это касалось своевременной выдачи платы (как известно, даже коронное войско постоянные проблемы со своевременной выплатой "жол- да", из-за чего в нем ходили бунты и ухудшалась боеспособность). Таким образом, предоставление новых прав казакам и параллельная неготовность их уважать и выполнять свои обязанности со стороны правительства, создавали условия для более широкого и своевольного трактовки собственных привилегий со стороны казачества.

Впоследствии казачество начало себя трактовать как независимую военную формацию полудержавного типа. Так, 1594 в грамоте Богдана Микошинского казачество определяется как "свободное войско запорожское". Внедряется практика "продавання" своей службы соседним властелина, не отрекаясь от формального подданства польскому королю. Но и в отношениях с последним казаки проводили достаточно независимую политику, и когда 1620 польское правительство требовало, чтобы они не нарушали своими походами мира Речи Посполитой с Турцией, то получил довольно резкий ответ: "Знаем, что король помирился с императором турецким, но мы - нет! ". Эти слова можно считать квинтэссенцией самостоятельности казачества на международной арене начала XVII в.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее